С 13 по 17 сентября в Гааге планируется заседание Международного суда  при ООН, на котором будет рассмотрен иск Грузии к Российской Федерации, внесённый 12 августа 2008 года. В данном иске Грузия обвиняет Россию в нарушении конвенции от 1965 года "О ликвидации всех форм расовой дискриминации". По сообщению Центра новостей ООН, в своем заявлении Грузия указала, что с начала 1990-х годов Россия прибегает к "систематической этнической дискриминации, направленной против этнического грузинского населения и других групп в этих регионах".

Тбилиси призвал суд до рассмотрения спора по существу в качестве временных мер обязать Россию обеспечить права граждан Грузии на территории Южной Осетии и Абхазии. Грузия, в частности, призвала "защищать ее граждан от насильственных актов дискриминации российских вооруженных сил, действующих в сотрудничестве с сепаратистскими боевиками и иностранными наемниками на ее территории".

Другими словами, агрессор, напавший 8 августа 2008 года на Южную Осетию, расстреливавший из "Градов", тяжёлых орудий и танков сёла и города осетин, а заодно и российских миротворцев, как только получил достойный отпор - поджал хвост и побежал жаловаться. По-грузински это называется "этнической дискриминацией", которая началась в 90-х годах.

Но такое уже было. Ещё в октябре 1992 года, когда шла война в Абхазии, американский еженедельник "Нью-Йорк Таймс" сообщил следующее: "Руководитель Грузии Э.Шеварднадзе направил недавно срочное послание с просьбой о помощи в адрес НАТО и Совета безопасности ООН. Посредничество третьей стороны могло бы помочь не только г-ну Шеварднадзе, но и президенту России Б.Ельцину. Оба они стараются избежать войны".

Причиной этого панического послания было освобождение абхазскими формированиями города-курорта Гагра от грузинских захватчиков. Видимо, грузинский лидер в тот момент почувствовал, что начинается "дискриминация" грузин. Но всего лишь 11 августа 1992 года в "Обращении к нации", транслировавшемся по телевидению, Шеварднадзе говорил: - "Грузия сейчас сильна, как никогда, более сильна, чем 10-15 дней назад. Сейчас у неё довольно многочисленная армия, у неё достаточно и оружия. Существуют все возможности обуздать зло, раз и навсегда установить порядок на грузинской земле…Мы приняли решение этой ночью разработать план военных операций. Выполнение этой серьёзной работы поручено Кетовани, министру обороны нашей страны…Это касается не только одного региона, речь идёт о всей Грузии…Для этого будут использованы и армия, и полиция, и военная техника. Я предупреждаю всех, кто ещё не отказался от злых помыслов, пусть они примирятся с нами, пока не поздно. В противном случае это им дорого обойдётся". Где тут стремление избежать войны?

О "миролюбии" грузинского руководства во время войны говорит и такой факт. В апреле 1993 года Г.Хаиндрава, в то время чрезвычайный представитель грузинского Госсовета в Сухуме, в интервью французской газете "Ле Монд дипломатик" заявил: – "Абхазов всего 80 тысяч, что означает, что мы можем легко и полностью уничтожить генетический фонд их нации путём убийства 15 тысяч молодёжи. И мы вполне способны на это".

Руководство тогда ещё Абхазской АССР 12 августа предложило Грузии заключить союзный договор, исключающий диктат и доминирование грузинской нации над абхазами. Абхазы не отказывались от сотрудничества с Грузией, а требовали равноправия на своей собственной земле, права учить детей на абхазском языке, издавать свою литературу, иметь абхазский театр и т.п. В ответ 14 августа 1992 года грузинская армия при поддержке танков и авиации вторглась в Абхазию. Естественно, абхазы взялись за оружие и при поддержке добровольцев, направленных Конгрессом горских народов Кавказа, казаков, а также помощи абхазской общины Турции, остановили грузин, а позднее, к 30 сентября 1993 года, и выбили их за реку Ингур, то есть за историческую границу Абхазского княжества, существовавшую в течение веков.

С тех пор грузинское руководство, поддерживаемое определёнными кругами западных стран, распространяет клеветнические слухи о правительствах и народах Абхазии и Южной Осетии, жалуется всему миру о "нарушении её границ", об ущемлении права грузин вернуться в свои дома на территориях этих республик. Почему-то никто на Западе не хочет вдаваться в историю вопроса, не желают там знать, как грузины довели два народа до того, что тем пришлось взяться за оружие и воевать свою свободу и независимость от Грузии. При этом и абхазы, и осетины, несмотря на большие жертвы, не сдались. Пережили и войну, и экономическую блокаду, и политический бойкот. Ведь только в Сухуме было разрушено более 800 домов и квартир, разграблены и сожжены здания Верховного Совета и Совета министров республики, Абхазского университета, телецентра, Сухумского физико-технического института, Абхазского государственного музея и многие другие учреждения, а также многие промышленные предприятия. Намеренно уничтожались памятники абхазской культуры. Грузинские солдаты умышленно сожгли Абхазский государственный архив и Абхазский институт языка, литературы и истории.

На оккупированной территории планомерно уничтожались абхазские и осетинские сёла, был разворован весь государственный транспорт, а это тысячи легковых и грузовых машин, автобусов. На захваченных машинах в Грузию вывозилось награбленное, а часть автопарка Абхазии на баржах переправлялась в грузинские порты. По некоторым данным, ущерб, нанесённый республике в ходе войны 1992-1993 гг., оценивается в 13 млрд долларов. Погибли тысячи абхазов, русских, армян, греков и представителей других национальностей, проживавших в тот период в Абхазии. По данным абхазской стороны, погибли и 50 российских военнослужащих, среди которых два экипажа вертолётов, вывозивших голодавших женщин и детей из осаждённого Ткварчала, которые специально были сбиты грузинами.

С необычайной жестокостью уничтожались мирные жители и в Южной Осетии. Если взять свидетельства очевидцев и заменить в них названия населённых пунктов на украинские или белорусские, то любой человек скажет, что подобное могли творить только фашисты.

Несмотря на политику геноцида, проводившуюся грузинами в отношении всех лиц негрузинской национальности, Грузия требует от Абхазии принять обратно всех так называемых грузинских "беженцев" и выплатить им компенсации. Между прочим, миссия ООН по правам человека, побывавшая в Абхазии в октябре 1993 года, констатировала, что "большинство грузин, живших между реками Гумиста и Ингур, бежали до прихода абхазских войск". Абхазия совсем не против возвращения беженцев, но заявления рассматриваются в индивидуальном порядке, когда каждого проверяют на причастность к преступлениям против гражданского населения. В Абхазии убеждены, что такие преступления не имеют срока давности. Несколько лет назад в Пеновском районе Тверской области автор встретил грузина из Сухума, который на вопрос, что он тут до сих пор делает, скромно ответил: - "Не на той стороне воевал".

После фиаско 1992-1993 гг. Грузия систематически нарушала все мирные договорённости. Уже 6 ноября 1993 года грузинские войска вышли к границе на реке Ингур. Шеварднадзе заявил, что "войдёт в Абхазию с оружием в руках". Не получилось.

6 февраля 1994 года грузинская артиллерия обстреливала территорию приграничного Галского района и сорвала запланированное возвращение беженцев в этот район.

В мае 1998 года на территории Галского района прошла так называемая "шестидневная война". Грузины получили достойный отпор.

В октябре 2001 года интернациональная банда Гелаева со стороны Грузии вторглась в верховья реки Кодор, где и закрепилась. Бандиты были окружены и уничтожены войсками и резервистами.

Летом 2006 года регулярные войска Грузии вошли и разместились в Кодорском ущелье, где и находились до августа 2008 года. С поправками на местные условия то же самое творилось и на грузино-осетинской границе.

С началом боевых действий в Южной Осетии, бросая тяжёлое вооружение и технику, обученные заокеанскими инструкторами грузины в панике бежали не только из Южной Осетии, но и из Кодорского ущелья, и от грузино-абхазской границы по реке Ингур. Вот такая "этническая дискриминация" грузин с начала 90-х гг.

Следует отметить, что сразу после принуждения Грузии к миру Парламентская Ассамблея Совета Европы осудила Россию за "неадекватные действия" и, конечно, не желает признавать права Абхазии и Южной Осетии на суверенитет. Потом ПАСЕ согласилась, что войну развязала Грузия, но Россия всё равно виновата в том, что признала независимость двух республик. Вот косовских албанцев Запад принял с распростёртыми объятиями. Сербов сразу обвинили в геноциде, Косово было незамедлительно признано суверенным государством, но, по уверениям западной прессы и западных политиков, это был "особый" случай. Правда, бывшая председатель Международного трибунала Карла дель Понте, выйдя на пенсию, написала, что доказательства геноцида албанцев, оказались подтасованными, в могилах массовых захоронений были не албанцы, а сербы. Но это было потом, когда Косово уже признали.

На международной арене у России никогда не было лёгкой жизни, и ждать её не приходится. Западная демократия уже давно доказала, что "права человека следует уважать", но не каждого человека и даже не каждого народа; "нерушимость границ" существует, но не всех границ. Для этого и существует политическая конъюнктура. Поэтому предсказать, что решит Международный суд очень трудно.
источник