Взоры большинства приезжающих в Севастополь, даже если они посещают наш город не в первый раз, всегда невольно притягивает хаос каменных глыб на склоне одной из Инкерманских высот, на левом берегу реки Черной, недалеко от ее устья.
Происхождение данной характерной достопримечательности севастопольского ландшафта не природное, а дело рук человеческих. В ночь с 28 на 29 июня 1942 взрыв нескольких тысяч тонн артиллерийского пороха и
нескольких сот тонн пироксилина и тола поднял в воздух половину одной из Инкерманских высот, превратив ее затем в рукотворный каменный хаос.

А начало этому было положено более 160 лет назад, когда по инициативе командующего Черноморским флотом вице-адмирала Лазарева в городе развернулось строительство новых доков и началась реконструкция центральной части города.

Массовое строительство длилось около 20 лет и, естественно, требовало огромного количества строительного камня. Его добыча проходила на левом берегу реки Черной, вдоль склонов одной из балок, которая вскоре стала называться Каменоломенным оврагом.

В результате этой добычи камня на обоих склонах Каменоломенного оврага уже к началу Первой обороны Севастополя 1854-1855 гг. образовалось множество штолен. После окончания Крымской войны добыча камня здесь возобновилась и продолжалась до конца 20-х годов XX века.

В начале 30-х годов нынешнего столетия в штольнях на правом склоне Каменоломенного оврага разместился завод шампанских вин, отчего вся эта местность вскоре получила в народе новое название – «Шампаны».
В 1938-1939 годах в связи с расширением состава Черноморского флота и завершением его перевооружения было принято решение о перемещении запасов устаревших снарядов, морских мин, зарядных отделений, торпед и артиллерийского пороха из арсеналов в Сухарной, Троицкой балках в штольни на левом склоне Каменоломенного оврага. Что и было осуществлено в 1939-1941 гг.

После начала второй обороны Севастополя в конце октября 1941 г. в штольнях завода шампанских вин разместили спецкомбинат 2, который занимался пошивом обмундирования и производством предметов повседневного солдатского обихода. Здесь же разместилось несколько госпиталей.

Находившиеся в арсенале запасы взрывчатых веществ использовались для производства ручных гранат, противотанковых, противопехотных и минометных мин, артиллерийских снарядов малых и средних калибров. Их производство организовали на другом севастопольском предприятии – спецкомбинате 1, находившемся в штольнях минно-торпедного арсенала ЧФ в Троицкой балке.

Изготовленные боеприпасы затем вновь поступали для временного
хранения в Инкерманский арсенал, а затем из него направлялись на линию фронта,
проходившую от него всего в 8-12 км.

Во время третьего штурма Севастополя немцами в последних числах июня 1942 г. линия фронта вплотную приблизилась к арсеналу, и уже днем 28 июня в его окрестностях показались группы немецких автоматчиков. В связи с этим во второй половине дня 28 июня поступил приказ о взрыве арсенала.

Выполняя этот приказ, несколько офицеров хранилища около полуночи 28 июня поставили на боевой взвод с 15-минутным замедлением стационарное
взрывное устройство и вместе с остатками гарнизона покинули штольни. Через заданное время около 3500-5000 т артиллерийского пороха, превратившись в гигантский огненный смерч, подняли в воздух сотни тысяч кубических метров скального грунта.

Сила взрыва была такова, что на немецких позициях на противоположном берегу реки Черной вблизи развалин средневековой крепости Каламита переворачивало противотанковые орудия, а личный состав был осыпан дождем каменных обломков и понес ощутимые потери.

Это то, что происходило в нескольких сотнях метров от места взрыва. Проникшая же на территорию арсенала группа немецких автоматчиков и саперов численностью около 200 человек исчезла бесследно. Позднее на одном из уцелевших участков скалы вблизи от места взрыва немцы высекли памятный знак в их честь, сохранившийся в поврежденном виде до настоящего времени.

Проходившие под местом взрыва участки шоссейной и железной дорог были завалены 10-метровым слоем камней, и на их расчистку у немцев ушло несколько месяцев.

Но, несмотря на гигантскую силу взрыва, разветвленность штолен подземного хранилища привела к тому, что взорвалось только около половины наличного запаса хранившихся в арсенале взрывчатых веществ, а оставшиеся продолжали лежать под многометровым слоем скальных обломков. Еще примерно четверть от общего числа штолен вообще уцелела без больших повреждений. После войны они вновь использовались как шкиперские склады и склады боеприпасов Черноморского флота. В настоящее время они переданы Военно-морским
силам Украины.

Начиная с конца 40-х годов, рукотворный скальный хаос стал привлекать внимание
любопытных искателей приключений и любителей острых ощущений, которые по лабиринтам стали проникать вглубь завалов, поднимать наверх предметы уцелевшего военного имущества и боеприпасов. Несмотря на то, что в этих вылазках ежегодно погибало до десятка людей, количество их участников не уменьшалось, а, наоборот, постоянно росло. Не помогли и многочисленные попытки засыпать и замуровать наиболее заметные входы.
источник