Севастопольский вальс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Севастопольский вальс » Running news » Комбат погиб в Приамурье, закрыв солдата от взрыва гранаты на учениях


Комбат погиб в Приамурье, закрыв солдата от взрыва гранаты на учениях

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

МОСКВА, 28 мар - РИА Новости. Командир батальона связи погиб в Приамурье в среду во время практических занятий по огневой подготовке, сообщил журналистам начальник пресс-службы Восточного военного округа (ВВО) Александр Гордеев.

"Во время выполнения упражнения по метанию гранат произошла нештатная ситуация. Граната после броска военнослужащего по призыву попала в бруствер окопа. Командир батальона мгновенно сориентировался в обстановке и закрыл собой солдата, чем спас ему жизнь", - сказал Гордеев.

По его словам, раненого офицера оперативно доставили в военный госпиталь в город Белогорск. Более 1,5 часов военные медики боролись за жизнь майора, но раны оказались слишком серьезными. Спасти его не удалось.
РИА

0

2

Мужик. Вечная память.

0

3

http://portamur.ru/upload/iblock/ff7/combat.jpg
командир батальона связи майор Сергей Александрович Солнечников
http://port-amur.livejournal.com/641855.html

0

4

Офицер!!! Светлая память!

0

5

Вспомнилось...
КП: Четыре секунды длиною в жизнь
И. Морозов, В. Панов.
Комсомольская правда, 26 февраля 1985 года.

День был ясный, сухой и холодный.

Учитель начальной военной подготовки второй средней школы Юрий Лелюков посмотрел в окно и взял со стола одну из учебных гранат.

- Внимание, - сказал он двадцати шести ребятам, сидящим в классе.- Вы давно просили показать принцип обращения с гранатой. Надеюсь, вам эта штука в жизни не пригодится, но тем не менее: слушайте, смотрите и запоминайте!..

Значит, так: чтобы привести гранату в боевое положение, нужно прижать спусковой рычаг и выдернуть кольцо - я это делаю. Теперь, если отпустить рычаг, у нас, в учебной гранате, просто щелкнет, а в боевой раздастся хлопок, и пойдет дымок. До взрыва останется четыре секунды. Тогда бросайте гранату, не мешкая. Итак, я отпускаю рычаг...

- А если задымит? - весело спросил кто-то.

Лелюков улыбнулся. И отпустил рычаг.

Раздался хлопок, и пошел дымок.

Он писал это письмо несколько лет. Наверное, он начал его писать еще в тот самый день, когда в последний раз шел от заставы к автобусной остановке. В последний, потому что только что уволился из армии. Старший лейтенант запаса. По собственному желанию. Шел, клянясь, что не оглянется. И тем не менее оглядывался. И чуть ли не волоча за собой полупустой чемодан с бесполезной теперь уже офицерской формой. Груза, тяжелее этого, казалось, ему нести еще не приходилось. Он стыдился признаться себе, но уже в ту минуту готов был усесться прямо на обочине, разложить на колене планшет, взять ручку, бумагу и написать: "Товарищ генерал! Простите дурака за глупость, но я без армии не могу..."

Впрочем, это будет потом. По крайней мере много позже того дня, когда он отправил в родные Иваничи телеграмму: пусть на третий раз, но поступил в военное училище. А значит, он победил. А значит, был прав, улыбаясь, когда трезвомыслящие знакомые убеждали его не быть упрямцем и - с его-то аттестатом! - не медля идти в любой вуз. "Только в училище, ребята, только в училище".

Тогда он поступил в Московское высшее пограничное командное училище КГБ СССР. Тогда начались для него годы учебы - порой тяжелые, порой утомительные и тем не менее счастливые, если знать, на что ты шел. И знать, что тебя ждет. А он знал. Готовил себя к службе на границе. И потому легче и веселее стягивалось с плеч мокрое от пота хэбэ - после очередного марш-броска, бесконечных, казалось, занятий на плацу, учебных стрельб - всего того, из чего складывается будничная курсантская жизнь. "Мы сумели, ребята, а значит, не такие уж мы и слабаки, верно?.."

После училища Лелюков вполне мог остаться служить в Москве. Мог бы. А он уехал, по мнению некоторых, в тмутаракань. То была южная граница: летом - по-бутафорски огромное солнце, липкий от жары асфальт на плацу, привозная вода. Зимой - снегопады в горах и ветер, сшибающий с ног. А он был чертовски доволен своей судьбой: "Мы сумели, ребята, а значит, не такие уж мы и слабаки..."

Потом Лелюков стал старшим лейтенантом. Потом у них с Ларисой родился первый ребенок.

Да, все складывалось отлично в жизни этого человека. Все складывалось отлично до того дня, когда на заставе случилось происшествие. Будем откровенны до конца. Была в том вина и заместителя начальника заставы старшего лейтенанта Лелюкова: он не смог удержать от неверного поступка своего товарища по службе. А должен был удержать. Отчасти понимал это и сам старший лейтенант. Но только отчасти. Выть может, именно потому в запальчивости и написал он тот рапорт. "Прошу уволить из рядов пограничных войск..." Просто и буднично. До мурашек. Он, в общем-то, понял это сразу же - когда вышел из кабинета начальства, оставив рапорт на столе. Когда вдруг уселся на крылечко и кивнул псу, вилявшему ему хвостом: ну вот и все, приятель. Я, кажется, сам себя сбил с ног...

Вот так это было - до того дня, когда старший лейтенант (уже запаса) Юрий Лелюков, чуть ля не волоча, потащил к автобусной остановке полупустой чемодан, едва сдерживаясь, чтобы не усесться на обочине в глубокую пыль и разложить на коленях планшет: "Товарищ генерал!.."

Раздался хлопок, и пошел дымок.

Вряд ли двадцать шесть девчонок и мальчишек поняли в то первое мгновение, что случилось.

Вряд ли понял, что случилось, в то, самое первое, мгновение и сам Лелюков. Боевая граната - в классе?! Глупость, нелепость, абсурд!

Но он все же был военным человеком. Старшим лейтенантом запаса... Дым пошел. Значит, четыре секунды - и все. Значит, надо спасать детей. Что делать?! Отбросить гранату? Подальше от себя? Куда? В классе двадцать шесть пар ничего еще не понимающих глаз. Граната. Глаза. Снова граната. И снова глаза. И вдруг-окно! Ну, конечно же,- окно! До него было всего лишь полшага. "Ничего, ребята, ничего. Вы только не пугайтесь..."

Внизу, в школьном дворе, гуськом, точно утята, вышагивали на обед шестилетки.

..."Товарищ генерал!.." Он даже не заметил, как произнес эти слова вслух.

"Что ты сказал?"-спросила Лелюкова Лариса. "Так, ничего", - ответил Лелюков. Они возвращались в Иваничи. То было начало весны. После жары Туркмении Иваничи показались Крайним Севером: дожди, слякоть. "Холодно-то как, Юра",-сказала Лариса. "Ничего, - сказал он.- Это только поначалу, привыкнешь. Ты ведь у меня не кто-нибудь..." Он помолчал. Добавил: "Не кто-нибудь - жена офицера".

В родном Иваничевском районе Лелюков стал освобожденным парторгом крупнейшего колхоза имени Мичурина. Целыми днями колесил Юрий по бригадам, экстерном вникая в суть проблемы механизации доения и заготовки силоса. Днем мотался по бригадам, а вечерами находил время гонять с колхозными пацанами футбольный мяч. "То несолидно, Юрий Мыколаевич".- "Что- не солидно?" - "Как что? Парторг - и с пацанами, задрав штанины по колено!" - "Ерунда. Сегодня пацаны, а завтра - колхозники. Будем считать, что я провожу с ними профориентацию!.."

Домой приходил выжатый и плюхался на диван. Лариса принималась готовить ужин, зная, что вот сейчас муж выкурит свою дежурную сигарету и, чуть помолчав, скажет ей: "Ну что? Может быть, сегодня с письмом попробуем?"

Да, она знала больше других. О шинели в шкафу, которую он чистил чаше, чем пальто. И о выглаженном мундире, точно завтра парад. И о том письме, которое он начинал писать, - после дежурной сигареты. Начинал и бросал. Снова начинал и снова бросал... "Ну что? Может быть, сегодня попробуем?"

"Товарищ генерал!.."

Едва не метнулся он к двери. И, должно быть, тут же понял, что потерял еще одно мгновение: ну, конечно же, там, в коридоре за дверью кабинета, сидели дети. Школа была тесновата, и время от времени парты выставлялись прямо в коридор. Да и глупо было рваться к двери - не успеть...

С первого сентября прошлого года Юрий Лелюков ушел из колхоза. Ушел во 2-ю иваничевскую среднюю школу. Преподавателем по военной подготовке в старших классах.

Уйти с работы, где тебя уважают и ценят,- то был, наверное, не простой шаг для старшего лейтенанта запаса. И тем не менее сегодня мы сознаем отчетливо: шага этого он не сделать не мог. По той простой причине, что, где бы он ни работал после того злополучного рапорта, всегда оставался военным человеком. И больше всего на свете любил опять же армию. И рассказать о ней мог многое. Так, как мог рассказать только он. И научить многому. Научить ребят, которым в скором будущем предстояло по совести и по долгу направиться на службу в армию, куда мечтал он вернуться все эти годы. А вдруг - чего в жизни не бывает! - кому-то из этих белобрысых, веснушчатых мальчишек придется служить и на той самой заставе - с плацем, липким от жары?..

И еще. По крайней мере он получал право на ношение формы одежды. Формы, которая ждала его несколько лет. Пусть поначалу хотя бы это. А потом, кто его знает: быть может, завтра,- а почему бы и не завтра?-он все-таки напишет то письмо. Непременно напишет. И начнет его деловито и сдержанно, как и подобает военному человеку: "Товарищ генерал!.."

Напишет. И скажет себе, как всегда: "Мы сумели, ребята, а значит, не такие уж мы и слабаки, верно?"

...Он повернулся к классу спиной, шагнул в угол, неловко нагнулся и крепко, намертво прижал гранату к животу. Пытаясь что-то сказать, только с силой выдохнул из легких воздух...

Говорят, он был хорошим учителем. Говорят, у него не было проблем с дисциплиной в классах. Говорят, классы эти слушали его, разинув рты. И выходил он из этих классов всегда окруженный ребятами. Собирался построить в школе тир. Собирался организовать гандбольную команду. Он много чего собирался сделать к той минуте, когда, взглянув в окно, взял с преподавательского стола одну из учебных гранат и сказал: "Слушайте, смотрите и запоминайте!.."

...Взрыв оглушил класс. В оглушительной тишине, точно снег, сыпалась с потолка побелка. В оглушительной тишине падали стенды. И в оглушительной этой тишине ошеломленные десятиклассники бросились к двери.

Все. Двадцать шесть человек.

Живые.

Стой, ребята! Как же Юрий Николаевич?!

Трое из них вернулись и в дыму вынесли Лелюкова из класса. Сейчас, Юрий Николаевич, говорили они, сейчас, еще минутку.

К ним бежали учителя. Бежали врачи. Мчались "Скорые".

...Мы придем во вторую среднюю иваничевскую школу поздним вечером. С нами будут завуч школы Василий Иванович Чмиль и друг Юрия - Василий Заблоцкий. Поднимемся на третий этаж. В тот самый класс, где прогремел взрыв, потрясший маленькие Иваничи. К этому моменту мы поговорим уже обо всем и придем сюда, в общем-то, просто так.

Помолчать. Подумать.

Молчал Василий, поеживаясь в жарко натопленном классе.

Молчал и Василий Иванович, который, вдруг как-то забыв о том, что он завуч, уселся прямо на парту, поставив ноги на скамью.

Нам казалось, мы все думаем об одном и том же: да, нелепая, трагическая случайность. Граната оказалась боевой. Что ж, говорят, всякое бывает, и в наш век самой надежной, тысячекратно проверенной техники все еще случаются катастрофы, непредсказуемые и невероятные даже для самой теории вероятности. Мы должны это сознавать. И мы это, конечно, сознаем. Только легче ли нам от того? Ведь катастрофа, предсказуемая она или нет, все равно - катастрофа...

Одна боевая граната - среди тысяч и тысяч муляжей, игрушек, имитирующих настоящее оружие. Да, нелепость. Все равно что купить в "Детском мире" пластмассовый наган, нажать на курок и вдруг услышать выстрел...

Уже в Москве мы рассказали о случившемся подполковнику запаса А. И. Садилкину - инспектору начальной военной подготовки Тимирязевского района столицы. Человеку, более 30 лет отдавшему Советской Армии, 12 лет проработавшему в школе военруком. Мнение его однозначно: "Невероятный, исключительный случай. Ничего подобного никогда в школах не было".

Таким было мнение всех, с кем мы говорили об этом.

Но факт остается фактом. Пусть единственный. Пусть невероятный. Но - остается. Почему это случилось?

Органами военной прокуратуры было проведено следствие, в ходе которого выяснилось: боевая граната оказалась в школе по преступной халатности отдельных должностных лиц. Состоялся военный трибунал. Виновные строго наказаны.

Пусть банальна эта истина, но она не становится от этого менее горькой: нередко подвиг в мирное время- вынужденный результат чьей-то халатности...

...Зашел старик сторож и, удивленно оглядев всех нас, не спеша прошаркал к учительскому столу. И, пожевав губами, вдруг сказал веско: нужно было просто бросить ее под стол. Крышка стола толстая. Может, и обошлось бы...

Мы не стали спорить со стариком. Мы не стали говорить ему об экспертах и комиссиях, признавших: то, что сделал в последние свои четыре секунды Юрий Лелюков,- единственное, что могло спасти ребят.

Единственное. Мы не стали ему об этом говорить. В конце концов дело ведь не в выводах и рекомендациях комиссий, какими бы компетентными они ни были. В конце концов, если на твою долю выпали эти четыре секунды, рекомендации тут ни к чему. Тут каждые решает сам...

А теперь - последнее. Последнее и необходимое.

В день похорон Юрия Лелюкова в Иваничах проходила районная отчетно-выборная комсомольская конференция. Она почтила его па мять минутой молчания. Но на похоронах никто из делегатов не был. Нам объяснили так: не вписалось в регламент. И именно тогда пришла в голову горькая мысль: а если взойти сейчас на трибуну конференции, поднять руку и сказать в микрофон: товарищи, мы привели к вам героя! Того самого героя, да-да, что в 43-м бросился грудью на амбразуру дота! Зал, конечно, взорвался бы аплодисментами. Зал вскочил бы с кресел, пораженный. Разумеется, мы не могли привести того героя в зал заседаний. Это, к сожалению, невозможно. Он погиб. В 43-м. Но даже не только потому. А потому еще, что в тот день мы стояли у гроба другого героя. Погибшего сорок один год спустя... Сорок один год спустя, после Матросова.

Слова "суметь разглядеть, сказать, услышать" подразумевают не только великолепное зрение и отличный слух, но, наверное, и нечто большее. И теперь мы думаем: разве обязателен, скажем, звонок сверху для того, чтобы организовать в школе № 2 элементарный уголок памяти Юрия Лелюкова?

Для того, чтобы взять под свою опеку, заботу семью Лелюкова? Лариса. Шестилетняя Олеся. Годовалый Юрасик. Они не просто его жена и дети. Они его продолжение, его часть. Живая часть. И от того, как мы относимся к ним, зависит, как мы вообще относимся к подвигу...

Не может быть телефонный звонок громче взрыва. Не могут пробитые канцелярским дыроколом указания "организовать и провести" быть значительнее пробитого осколками классного журнала.

И дело тут не только в том, что ему, Юрию Лелюкову, все это уже не нужно. В другом дело. В том, что это нужно нам. Живым. И не в следующем квартале. Не в будущем году. А сегодня. Сейчас.

Мы знаем: в тот день конференция выбрала в состав райкома достойных людей. Энергичных. Работящих. Наконец просто славных и добрых ребят. Только не забыть бы, что работать и исполнять - понятия разной категории. Как разной категории понятия: люди добрые и - просто незлые...

Пройдет время, и от нового состава райкома, как и полагается, потребуют отчета - делового и конкретного - о проделанной работе. Должно быть, все будет сделано райкомом в срок и толково. И будут в том отчете фигурировать цифры и факты - о проведенных лекциях, оформленных стендах, о могилах павших, найденных красными следопытами, и о новых списках имен, увековеченных на этих могилах.

Только не забыть бы, не потерять бы и ту могилу, у которой стояли мы в морозный зимний день. Ее не надо искать. Не надо устанавливать имя погибшего. Обелиск видишь сразу - в первом ряду. Третий слева. С красной звездой. И надпись отчетливая: "Юрий Лелюков". Только не забыть бы привести ребят и сюда. И рассказать им все. Как он погиб. И ради чего. "Слушайте, ребята. Слушайте, смотрите и запоминайте!". Чтобы в суете жизни каждый из них не раз вдруг проснулся среди ночи и все это вспомнил.

Вспомнил. И жил потом с этой памятью.

Быть может, именно потому в одном из домов маленьких Иваничей встали однажды непривычно рано и, стараясь не разбудить детей, босыми ногами подошли к столу, взяли ручку, бумагу и вывели по-женски аккуратно: "Товарищ генерал! Пишу Вам по истечении долгих лет размышлений. Надеюсь, что Вы правильно поймете меня и положительно отнесетесь к решению моего вопроса. Дело вот в чем. Я, старший лейтенант запаса Лелюков Юрий Николаевич, коммунист, украинец..."

Лариса писала долго. Задумываясь над каждым словом, стараясь не делать ошибок, хотя отлично понимала, что это, в общем-то, ни к чему. Просто она считала, что должна была сделать за Юру то, что он сделать не успел. Должна. Вот и все. "Мы сумели, ребята, а значит, не такие уж мы и слабаки, верно?".

Она написала. И поставила точку. И вздохнула, как вздыхают, закончив большое и важное дело. Вздохнула и взглянула в окно: был уже день.

Ясный, сухой и холодный.

Иваничи, Волынская область.
Ссылка

+1

6

ОП попросит представить майора Солнечникова к госнаграде посмертно
МОСКВА, 29 мар - РИА Новости. Общественная палата (ОП) РФ будет ходатайствовать, чтобы майора Сергея Солнечникова, погибшего на учениях в Приамурье, представили к государственной награде, сообщил РИА Новости в четверг глава комиссии ОП по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов адвокат Анатолий Кучерена.

Командир батальона связи майор Сергей Солнечников погиб в Приамурье в среду. Во время выполнения упражнения по метанию гранат произошла нештатная ситуация - граната после броска рядового Журавлева попала в бруствер. Солнечников подскочил к рядовому, оттолкнул его в сторону и накрыл гранату своим телом.

В отношении Журавлева возбуждено уголовное дело о нарушении правил обращения с предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшем по неосторожности смерть человека. Теперь солдату грозит до пяти лет лишения свободы.

"Я считаю, что этого командира, конечно, надо представлять к государственной награде. И Общественная палата выйдет с таким ходатайством. Если действительно он лег грудью, проявил мужество, смелость в этой ситуации для того, чтобы защитить других солдат, то, конечно, такой человек заслуживает награду", - сказал Кучерена.

По его словам, пока идет расследование, трудно говорить о возможных причинах ЧП.

"Трудно сказать, что в данном случае могло произойти - головотяпство, незнание правил, неумение обращения с оружием. Тут надо целую совокупность обстоятельств рассмотреть и после этого тогда можно что-то сказать. Но сам факт, который произошел, он, безусловно, должен быть изучен правовым путем, чтобы выяснить виновность или невиновность этого солдата", - отметил член ОП.

Он добавил, что меру наказания по результатам расследования определит суд в зависимости от всех обстоятельств дела.

Ранее председатель Центрального совета сторонников "Единой России" заместитель председателя комитета Госдумы по обороне Франц Клинцевич заявил, что партия будет ходатайствовать о присвоении Солнечникову звания Героя России посмертно.
РИА

0

7

Если всё там было как описанно выше то тут и думать нечего! Награждать нужно!!! Таких людей как этот майор-осталось немного!
Выше были строки:

Wishtе написал(а):

Того самого героя, да-да, что в 43-м бросился грудью на амбразуру дота! Зал, конечно, взорвался бы аплодисментами. Зал вскочил бы с кресел, пораженный. Разумеется, мы не могли привести того героя в зал заседаний. Это, к сожалению, невозможно. Он погиб. В 43-м. Но даже не только потому. А потому еще, что в тот день мы стояли у гроба другого героя.

Нужно награждать!

Отредактировано KPOT (2012-03-29 18:59:40)

0

8

Дело солдата, которого спас майор Солнечников, могут закрыть - эксперт
МОСКВА, 29 мар - РИА Новости. Возбуждение уголовного дела в отношении рядового Журавлева, которого спас майор Сергей Солнечников на учениях в Приамурье, не обязательно должно повлечь за собой осуждение юноши; дела по фактам смерти возбуждаются всегда, но в ходе следствия их могут и закрыть, считает адвокат Александр Зорин.

В среду, 28 марта во время выполнения упражнения по метанию гранат произошла нештатная ситуация. Граната после броска военнослужащего по призыву попала в бруствер окопа. Командир батальона майор Солнечников мгновенно сориентировался в обстановке и закрыл собой солдата, чем спас ему жизнь. В отношении Журавлева возбуждено уголовное дело о нарушении правил обращения с предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшем по неосторожности смерть человека. Теперь солдату грозит до пяти лет лишения свободы.

"По факту любой смерти в вооруженных силах возбуждается уголовное дело, если это самоубийство - то по доведению до самоубийства, если кого-то переехал танк - нарушение правил вождения, эпизоды с автоматами или гранатами - неосторожное обращение. Но это не значит, что его (Журавлева) обязательно посадят в тюрьму", - сказал адвокат.

По его словам, уголовное дело необходимо для того, чтобы были соблюдены все формальности при установлении обстоятельств произошедшего - для допроса очевидцев, предупреждения об ответственности свидетелей, судебно-ситуационной экспертизы, судмедэкспертизы погибшего и следственного эксперимента.

"Все это можно сделать только в рамках дела. А без всего этого будет утеряна возможность привлечь к ответственности человека, если он действительно виновен в произошедшем", - добавил Зорин.

Если в ходе следствия вина Журавлева не будет доказана, дело в отношении него прекратят. Если подтверждение вины обнаружится, то дело передадут в военный суд, который уже установит вину солдата, рассказал защитник.

Если следствие придет к выводу о недостаточной подготовке солдата или о неисправности техники, уже другим людям предъявят обвинение в халатности, отметил адвокат. При этом он напомнил, что без предварительного теоретического обучения оружие срочнику никто бы не дал.

По наблюдениям Зорина, ранее работавшего следователем в военной прокуратуре, "гранаты всегда вызывали больше интереса у солдат". Также он констатировал, что подобных случаев в рядах вооруженных сил немало. "Смертность от боевого оружия у нас, к сожалению, высокая" - сказал адвокат, подчеркнув, что Солнечников, "безусловно, совершил героический поступок".
РИА

0

9

Мамаши часто с детства внушают своим сынкам ужасающий страх перед любым взрывчатым предметом. А граната-это вообще ужас в их глазах. Миф о том что граната гарантировано разрывает человека на дистанции в 200 метров,о том что она ужастно опасна, часто приводит в ступор таких сынков. Они после выдёргивания чеки могут вести себя неадекватно. Это больше психологическое. Так что тут играет огромную роль воспитание и обучение солдата. Возможно он не расчитал бросок из окопа и попал в бруствер-опять же недостаток опыта при обучении на "учебках". Может она запуталась в рукавице и энергичного броска не вышло.Вариантов много. Не думаю что он сам,умышленно хотел кинуть себе под ноги гранату.

+1

10

Wishtе написал(а):

что Солнечников, "безусловно, совершил героический поступок".

настоящий офицер. Низкий поклон герою. А солдат должен руки целовать матери офицера.

+2

11

Вечная память! Настоящий Комбат, Комбат  СОЛНЦЕ! Жалко,когда уходят лучшие...

0

12

Именем погибшего майора Солнечникова могут назвать улицу Благовещенска
http://news.mail.ru/inregions/fareast/2 … frommail=1

МОСКВА, 30 мар — РИА Новости. Губернатор Амурской области Олег Кожемяко обратился в администрацию Благовещенска с предложением назвать одну из улиц города именем погибшего майора Сергея Солнечникова, сообщает официальный сайт региона.

С такой инициативой выступил один из читателей блога губернатора.

«Губернатор поддержал инициативу читателя своего блога и обратился в администрацию города Благовещенск с предложением назвать именем майора Сергея Солнечникова одну из улиц в 800-м квартале Благовещенска, застройка которого сейчас ведется», — говорится в сообщении.

Командир батальона связи Сергей Солнечников погиб в среду в ходе учений под Белогорском Амурской области. Во время выполнения упражнения по метанию гранат произошла нештатная ситуация — граната после броска военнослужащего по призыву попала в бруствер. Солнечников подскочил к рядовому, оттолкнул его в сторону и накрыл гранату своим телом.

0

13

Президент Медведев присвоил майору Солнечникову звание Героя России

"Российская газета" - rg.ru
03.04.2012, 18:35

Майору Сергею Солнечникову, ценою своей жизни спасшему несколько человек, посмертно присвоено звание Героя России. Указ об этом сегодня подписал президент РФ Дмитрий Медведев.

Почетное звание присвоено "за героизм, мужество и самоотверженность, проявленные при исполнении воинского долга", говорится в документе.

Напомним, что майор Солнечников погиб 28 марта в Приамурье. Во время учений, один из солдат-срочников выронил боевую гранату и чтобы спасти от взрыва всех находившихся вблизи людей, майор накрыл гранату своим телом. Похороны во вторник прошли в родном городе Сергея Волжском.

0

14

Слава русским героям! Вечная память тебе Серёга....Ты был настоящим батяней-комбатом....как в песне...

0

15

Как героя превращают в "офицеришку"
30.03.2012
http://www.pravda.ru/politics/military/ … 1-geroy-0/

Профессия защищать Родину не "котируется" давно, но все-таки удивляет насколько. Там, где настоящими героями сейчас выглядят "отважные девчонки из Pussy Riot", не осталось места для других подвигов.

Это раньше про майора Сергея Солнечникова сказали бы: "Погиб, спасая людей".  Сейчас же, по сообщению агентства "Амур.инфо", буквально на следующий день, на утреннем разводе в войсковой части № 53790, где служил комбат, никто из командиров и не вспомнил о его геройском поступке - ни минуты молчания, ни траура. Что вызвало, мягко говоря, оторопь у солдат-срочников - ведь именно они обязаны ему жизнью.

Можно практически точно  сказать, сколько времени было у  Солнечникова на принятие последнего решения - от 3,2 до 4,2 секунды, когда ударник наступательной гранаты РГД-5 накалывает капсюль и происходит взрыв. Осколки выкашивают все живое в радиусе до 30 метров. А рядом был не только тот солдат, от руки которого граната срикошетила о бруствер окопа и отлетела обратно, а целая группа бойцов, дожидавшихся своей очереди, чтобы занять огневой рубеж. Да и вся рота - а это более 100 человек - находилась в зоне досягаемости.

У настоящего российского  офицера выбор был единственный - тот, который и сделал 31-летний майор Солнечников - оттолкнул "промахнувшегося" солдата, лег  на гранату и принял весь удар на себя. Врачи оказались бессильны...
Версия для печати

Шрифт
Послать другу

А вот дальше главной новостью СМИ, традиционно выступающих против "кровавого режима" стало, цитирую: "Солдату, из-за неудачного броска гранаты которого погиб офицер, грозит до пяти лет лишения свободы". Горячую тему тут же подхватили "прогрессивно" настроенные блогеры.

"Заведут дело. Дальше суд, а оправдательных приговоров там 0.5% - и пойдет солдатик на зону, лес валить", - уверен james_dark.

"Чего-то у меня в голове не укладывается - зачем же они проводили учения по метанию с боевыми гранатами?" - вопрошает Iverman.

"Офицеришка погиб - так он добровольно в армию пошел и з/п за это получал, работа у него такая. А солдат тут в принципе ни в чем не виноват", - считает Лев Баранов.

По порядку: действительно, в настоящий момент возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 349 УК РФ "Нарушение правил обращения с предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, повлекшее по неосторожности смерть человека", предусматривающей 5-летний срок.

Однако совсем не факт, что  "солдатик пойдет на зону". Военные  прокуроры заявили - дело находится в начальной стадии расследования, и вполне возможно, что имел место несчастный случай. Увы, но так тоже бывает.

Правда, заголовок "солдату может грозить" звучит гораздо менее  жестко, чем практически неотвратимое "солдату грозит". То есть, имеем очередное "преступление режима", заставляющего солдат - о, ужас! - метать боевые гранаты. Вместо того, чтобы играть, скажем, в пейнтбол.

Да и майор Сергей Солнечников, оказывается просто "офицеришка", которому государство заранее оплатило подвиг в виде "зарплаты". И теперь: "Есть подозрение, что "берлинский гитлерюгенд" запускает ремейки. Я ещё в школе в начале 80-х читал, как военрук накрыл в классе "учебную" гранату, оказавшуюся боевой", - предположил некто sormovsky_vodohlyob.

Речь идет о подвиге  Юрия Лелюкова, старшего лейтенанта запаса, преподавателя начальной военной подготовки, закрывшего 29 ноября 1983 года своим телом гранату во время урока и спасшего тем самым 26 учеников. Таким образом, действия Сергея Солнечникова - всего лишь "ремейк", и это в лучшем случае. В худшем "то ли комбат был пьяный, то ли поскользнулся", пишет alex__7096.

Как говорится - в нашей  жизни всегда есть место подвигу, но зачастую не хватает места для  настоящего героя, особенно если он не в "тренде". Солнечников же не ходил  на Болотную площадь, не "выступал" в  Храме Христа Спасителя и даже видеообращений о коррупции не записывал - подумаешь, "поскользнулся" и закрыл собой солдат...

Последний статус на страничке  Сергея Солнечникова в "Одноклассниках": "Счастье, это когда звезда упала, а загадать-то и нечего!" Счастье для его подчиненных то, что в нужный момент комбат оказался рядом. И не надо гадать - для них он навсегда останется звездой по имени - как его называли - Солнце.

Михаил Синельников

+2

16

стратег написал(а):

, буквально на следующий день, на утреннем разводе в войсковой части № 53790, где служил комбат, никто из командиров и не вспомнил о его геройском поступке - ни минуты молчания, ни траура. Что вызвало, мягко говоря, оторопь у солдат-срочников - ведь именно они обязаны ему жизнью.

ну эт то же похоже на "обличение режима" только в исполнении "Правды".

стратег написал(а):

"Офицеришка погиб - так он добровольно в армию пошел и з/п за это получал, работа у него такая. А солдат тут в принципе ни в чем не виноват", - считает Лев Баранов.

о! 100% ома . остальных, на  том же ФП, пару табунов обнаружить можно

0

17

стратег написал(а):

Последний статус на страничке  Сергея Солнечникова в "Одноклассниках": "Счастье, это когда звезда упала, а загадать-то и нечего!" Счастье для его подчиненных то, что в нужный момент комбат оказался рядом. И не надо гадать - для них он навсегда останется звездой по имени - как его называли - Солнце.

:'(
Вечная память!

0

18

Merc написал(а):

, буквально на следующий день, на утреннем разводе в войсковой части № 53790, где служил комбат, никто из командиров и не вспомнил о его геройском поступке - ни минуты молчания, ни траура. Что вызвало, мягко говоря, оторопь у солдат-срочников - ведь именно они обязаны ему жизнью.

Прослужив более 20 лет вполне такое допускаю...

0

19

стратег написал(а):

Прослужив более 20 лет вполне такое допускаю...

ну тут , в принципе, не спорю, но думаю, что церемония прощания была в любом случае, а что там было/не было на разводе нам ДОПОДЛИННО не известно.

0


Вы здесь » Севастопольский вальс » Running news » Комбат погиб в Приамурье, закрыв солдата от взрыва гранаты на учениях