Счётная палата Украины только сейчас подвела итог выполнения государственного бюджета в первом полугодии. Как указано в ее отчете, государственный и гарантированный государством долг за это время вырос на 11%, достигнув 459,9 миллиардов гривен. Это не считая корпоративного долга, который ещё больше. Расходы на обслуживание и погашение госдолга во втором полугодии составят 53,6 миллиардов гривен. При этом наибольшая часть выплат по госдолгу запланирована на декабрь 2011 года. То есть, очень скоро.

Многие украинские СМИ на днях сообщали, что на какое-то время прекратились выплаты по государственным облигациям внутреннего займа, следовательно, стране угрожает технический дефолт. Не будем анализировать данный прогноз, поскольку все эти предположения похожи на гадание на кофейной гуще. Реально мы можем оценивать только то, что происходит сегодня. А то, что происходит сегодня, можно обозначить двумя словами из произведения классика. Кадавр жрал.

Профессор Выбегалло кушал. На столе перед перед ним дымилась большая фотографическая кювета, доверху наполненная пареными отрубями. Не обращая ни на кого специального внимания, он зачерпывал отруби ладонью, уминал их пальцами, как плов, и образовавшийся комок отправлял в ротовое отверстие, обильно посыпая крошками бороду. При этом он хрустел, чмокал, хрюкал, всхрапывал, склонял голову набок и жмурился, словно от огромного наслаждения. Время от времени, не переставая глотать и давиться, он приходил в волнение, хватал за края чан с отрубями и ведра с обратом, стоявшие рядом с ним на полу, и каждый раз придвигал их к себе все ближе и ближе. На другом конце стола молоденькая ведьма-практикантка Стелла с чистыми розовыми ушками, бледная и заплаканная, с дрожащими губками, нарезала хлебные буханки огромными скибками и, отворачиваясь, подносила их Выбегалле на вытянутых руках…
Выбегалло вдруг произнес неразборчиво:
– Эй, девка... эта... молока давай! Лей, значить, прямо сюда, в отрубя... Силь ву пле, значить...
Стелла торопливо подхватила ведро и плеснула в кювету обрат.
– Эх! – воскликнул профессор Выбегалло. – Посуда мала, значить! Ты, девка, как тебя, эта, прямо в чан лей. Будем, значить, прямо из чана кушать...
Стелла стала опрокидывать ведра в чан с отрубями, а профессор, ухвативши кювету, как ложку, принялся черпать отруби и отправлять в пасть.
Я наконец понял, в чем дело. Это не был профессор Выбегалло. Это был новорожденный кадавр, модель человека, неудовлетворенного желудочно. Кадавр жрал. В лаборатории, полной народа, стояла потрясенная тишина, и было слышно только, как он сопит и хрустит, словно лошадь, и скребет кюветой по стенкам чана. Мы смотрели. Он слез со стула и погрузил голову в чан. Женщины отвернулись. Лилечке Новосмеховой стало плохо, и ее вывели в коридор. Потом ясный голос Эдика Амперяна произнес:
– Хорошо. Будем логичны. Сейчас он прикончит отруби, потом доест хлеб. А потом?

Действительно, что потом? На самом деле для украинской финансовой системы пока ещё возможны разные варианты. Лучше объявить дефолт до того, как пирамида внешних заимствований обвалится сама. Можно девальвировать гривну до того, как истощаться все резервы и не будет уже другого выхода. Можно и нужно вообще отказаться от внешних заимствований, потому что иначе завтра придется работать только на оплату процентов. А если в примитивной логике кадавра – то просто меньше есть.
http://www.odnako.org/blogs/show_13225/