Севастопольский вальс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Севастопольский вальс » Причины распада СССР » Причины распада СССР


Причины распада СССР

Сообщений 181 страница 210 из 378

181

Михаил Полторанин: Ельцину было все равно, какое государство возглавлять
08.12.2011 16:33 / Комментарии (14)

Первый министр печати России, прародитель независимых СМИ Михаил Полторанин в 20-ю годовщину Беловежского соглашения поведал «Фонтанке», как Горбачёв с Ельциным договорились о развале СССР, рассказал о том, как был председателем специальной комиссии по архивам, где узнал о «золоте партии», об агентах КГБ в западной прессе, о том, кого в нашей стране прослушивали, а также вспомнил о встречах с Дудаевым и о том, как побывал в подземном ядерном центре.

- 20 лет назад было подписано Беловежское соглашение. Какую роль в тех событиях сыграл ваш бывший патрон - Борис Николаевич Ельцин? Ведь, как ни крути, Вискули - его рук дело.

- Он сыграл решающую роль. Ему было ничего не жалко. Ему было всё равно: возглавлять ли демократическое государство, фашистское, какое угодно - лишь бы быть во власти. Лишь бы быть никому не подконтрольным. Он сошёлся с Горбачёвым, которому тоже было в общем-то на всё наплевать, и они только "рисовали" борьбу между собой. Но на самом-то деле никакой борьбы не было! Они в буквальном смысле договаривались ночами.

Ельцин почти 4 часа проторчал у Горбачёва перед поездкой в Белоруссию. Причём его ждали Гайдар, Шахрай, Бурбулис. Команда собралась, а Ельцин ещё получает последние наставления от Горбачёва перед Беловежской пущей. Потом выскакивает: "Мне надо ехать, встретиться с Кравчуком! Михаил Сергеевич сказал: "Ты там с ним поговори". Ну что это такое? Ехать поговорить с Кравчуком в Белоруссию, когда тот возглавляет Украину. Не в Кремле, не в Москве, да ещё с такой командой, специально подобранной для этих целей. Так что, конечно, это всё было подготовлено.

А вскоре Ельцину прислали Джеффри Сакса - под "крышей" Международного валютного фонда - который с 1991 по 1994 год был руководителем группы его экономических советников. Это и была команда Бориса Николаевича.

- Ну, кое-что в заслугу ельцинскому правительству всё-таки поставить можно. Вы ведь там были первым российским министром печати. При вас, Михаил Никифорович, случился настоящий расцвет отечественной журналистики...

- Да, работал в ранге вице-премьера, но Ельцин меня членом своей команды не считал, хотя я был одним из тех, кто был ближе всего к Ельцину с самого начала его "демократической" карьеры. Ельцин со временем перестал меня ставить в известность о многих вопросах, перестал с собой куда-то брать...

Но это не мешало мне в работе. Я тогда занимался демократизацией средств массовой информации. Мы приняли Закон о печати. Потом моё министерство подготовило Закон о СМИ. Через Ельцина я пробил господдержку независимых районных и городских газет. Правительство выделяло под это деньги из бюджета. Я создал Дом российской прессы в здании, которое у нас потом отобрал Совет Федерации. "Выбирайте любое здание в Москве", - сказал мне тогда Ельцин, которому очень понравилась моя идея. (Вообще моя идея была создать такие Дома прессы в каждом областном центре.) Мне понравилось здание КГБ на Лубянке (смеётся).

Доложил Ельцину полушутя. Он всерьёз: "Езжайте, смотрите!" Баранников (в то время - министр безопасности России. - Прим.ред.), конечно, обалдел. Но я действительно приехал. Полазил. А там кабинеты - клетки, клетки, клетки... Говорю: "Нет, не подойдёт! Нам же надо холлы, чтобы проводить пресс-конференции". Ну а в том здании это всё было...

-...И Ельцин вам его отдал? Погодите, так в этом же здании располагался Госстрой, где Борис Николаевич работал во время опалы, после изгнания из Политбюро?

- Да! Я у него там много раз бывал. Это как заходишь, на третьем этаже, слева. Ельцин очень обрадовался моей идее...

- ...потому что неприятно было вспоминать госстроевские времена?

- Не-е-ет... Ему было приятно потому, что я всем говорил, что идея создать Дом российской прессы - идея Ельцина. "О, Михаил Никифорович! Спасибо! Журналисты теперь будут меня очень любить!" Так было. А я играл на этом деле.

Так вот в этом здании мы собирались внедрить традицию - устраивать прощание с умершими журналистами. И даже провели первые похороны. Это был известный журналист-международник, работавший в Японии... (Задумывается.)

- Цветов?

- Да, Цветов. Он был единственным, с кем мы попрощались в этом здании.

Но главным предназначением Дома российской прессы было, конечно, то, что мы предоставляли различным независимым изданиям площади в этом здании и платили за них аренду.

- Вы сказали, что Ельцин хотел выглядеть в глазах журналистов демократом. Как Борис Николаевич относился к нашему брату на самом деле?

- Нужны ему были журналисты, он мне каждый день звонил с утра: "Ну есть кто? Ну как там?" Это было, когда я работал и в "Московской правде", и позже - когда он ушёл в Госстрой, а я ушёл в АПН. Он просто заколебал меня и моего соседа по кабинету - Альберта Сироткина. Я куда-то уматываю, а Ельцин продолжает звонить. Ему надо, надо, надо...

- А чего он домогался-то?

- Чтобы я его связывал с корреспондентами. Пробивал интервью. Он же в то время "закрытый" был. Так что выход Ельцина "в свет" в те времена был моих рук делом. Более того, я сам за него иногда давал интервью, если его не было...

- Присылали тексты от его имени?

- Нет, прямо за него наговаривал (смеётся).

- Но самая-то интересная в этом смысле история - это "настоящее" выступление Ельцина на октябрьском пленуме ЦК КПСС 1987 года, которое ходило в самиздате. Говорят, что Ельцин ничего подобного не говорил, а за него задним числом текст сочинили вы?

- Да, сочинил. Мой текст был совершенно другая песня, как говорят в Одессе. Я объясню, почему я так поступил. Они (члены ЦК КПСС. - Прим. ред.) ведь хамы. Ельцин действительно выступил плохо, но потом игра пошла не по правилам. Когда он пришёл с этого пленума, я ему говорю: "Что ж вы сделали?!" Ельцин мне показывает манжеты рукавов рубашки, где у него написаны слова. Шпаргалка. Но я-то вижу по тексту выступления, что он скачет как козёл: "Мы опаздываем с перестройкой... Вместо того чтобы проблемы поднимать, мы опять начинаем славословить... Михаилу Сергеевичу много поддакиваем..." И - всё! Ничего особенного нет. Вот если бы это выступление, как было положено, опубликовали тогда, люди бы почитали. Увидели, что там ничего особенного нет. И спросили бы: "А за что вы на человека-то окрысились?"

-...То есть вы сказали за Ельцина то, что должен был сказать он?

- Да! Врезал им по первое число!

- Как запустили в массы?

- В Академии общественных наук при ЦК КПСС было совещание редакторов областных, городских и республиканских газет Советского Союза. Меня пригласили туда выступить. А я уже уходил из "Московской правды", но ещё там сидел. Ребята все знакомые. Часто общаемся. Тем более что я от "Правды" мотался по всей стране. Пришёл, начинаю выступать. Меня перебивают: "О чём говорил Ельцин? Почему такой шум?" Его же тогда обливали помоями со страшной силой. Отвечаю: "Сам не знаю. Выступление не яркое..." - "Не может этого быть! Достань это выступление".

Я пришёл домой и его нафигачил. Пришёл в "Московскую правду". Мы на ротапринте кучу экземпляров отпечатали. По-моему, штук сто. И я все раздал. А редакторы развезли по Союзу. И некоторые молодёжные газеты дали его у себя! И Прибалтика дала, и Киргизия дала. Дальний Восток дал. И пошло-поехало по стране. И мало того, что дали в газеты, их же ещё распечатывали.

- Борис Николаевич знал?

- Нет! Он лежал в больнице. Я к нему потом ездил. И потом-то сказал.

- Не рассердился?

- Расцеловал меня, когда я ему принёс, показал (смеётся). Так он (Ельцин. - Прим. ред.) ко мне и прицепился. А я уже, честно говоря, начинал видеть, что Борис Николаевич популист. Но раз человека бьют... А мы же сибиряки. Я - сибиряк из староверов-кержаков. Так вот когда при мне мужика бьют неправильным путём - кучей, я всегда буду защищать. Я его и защищал.

- Как на Ельцина выходили западные журналисты?

- Западники стали выходить на меня после моего знаменитого интервью в «Коррьере делла Сера». В 1988 году весной на две полосы. Называлось "Как они казнили Бориса Ельцина". Западная пресса, в принципе, не любит перепечатки, им же подавай эксклюзив. А здесь, по-моему, 14 газет и журналов перепечатали это интервью. Английских, французских, американских... И попёрли ко мне, чтобы я вытащил Ельцина на интервью. Ко мне обратился Егор Яковлев. Он тогда работал главным редактором "Московских новостей". Говорит: "Давай у нас сделаем беседу с Ельциным". Я сам ему ничего не предлагал. Значит, ему Яковлев Александр Николаевич (в то время - член Политбюро. - Прим. ред.) сказал. Я поехал к Ельцину. Ему какую-то дачку дали после больницы. Деревянная, маленькая. Где мы с ним полдня и просидели. Я сделал большую беседу. Но её мурыжили-мурыжили, а потом всё вычеркнули на фиг. Я в своей книге "Власть в тротиловом эквиваленте" даже об этом говорю. Оставили только кусочек. Да и то дали его не на русском языке, а в немецкоязычном издании.

- Ельцин вам действительно доверял проводить конфиденциальные переговоры с другими политиками от его имени?

- Правда. Когда я отказался от премьерства, потом отказался Юра (Рыжов. - Прим. ред.) - это был посол во Франции. Очень сильно хотел идти туда (на должность премьер-министра России. - Прим. ред.) Бурбулис. Просто рвался. Он вообще рвался к власти: в вице-президенты хотел, потом создал себе службу госсекретаря, потом хотел в премьеры. Но Ельцин его уже терпеть не мог. Помню, когда он уже Бурбулиса снял, Бурбулис у меня сидел вечером. Долго сидел. Чего-то канючил-канючил. Жена напекла беляшей. Мы выпили, полопали беляшей. На следующий день захожу к Ельцину, а он мне: "А чего это вы Бурбулиса привечаете у себя?" Я: "Пусть ваши п...здоболы, - прямо так и говорю, - которые за нами следят, пусть лучше следят за врагами, которые пакостят, а не за своими". - "Да ладно, ладно! Я просто так". - "Я же не из тех, которые сразу отворачиваются от человека, которого только что выгнали. Борис Николаевич, кто к вам приходил, когда вас выгнали с должности первого секретаря горкома?" Он: "Ладно, ладно, я сдаюсь..." Я с ним не церемонился.

...Значит, один отказался от премьерства, другой... Ельцин мне тогда говорит: "Бурбулис рвётся. Попов Гавриил рвётся. Даже Хасбулатов!" Я говорю: "Может, Явлинского?" - "Ну поговорите с ним". А эта программа "500 дней" - фигня, конечно, а не программа. Мы брали её для того, чтобы перо вставить той команде экономистов, которая была при Горбачёве и похерила Явлинского. Это мы с Ельциным между собой так решили, хотя Верховный Совет и взял её за основу

Звоню Григорию. А у меня была литровая бутылка виски. Явлинский приехал ко мне. И приволокся Олег Попцов (в то время - председатель Всероссийской государственной телерадиокомпании. - Прим. ред.). Сидели втроём. У меня от Олега никогда не было никаких секретов. Уговаривали Григория. Он отнекивался, отнекивался... Он же такой парень. Но к 12 часам сказал: "Я согласен!"

-...Когда виски кончилось?

-...У нас ещё какая-то бутылочка была маленькая. Мы её тоже выпили (смеётся). Говорю: "Тогда утром я звоню Борису Николаевичу. Будь на связи, никуда не исчезай". Утром Ельцин говорит: "Пусть Явлинский приезжает ко мне". Григорий приехал. Они совсем недолго посидели. Звоню Борису Николаевичу. Он: "Явлинский отказался". - "Как отказался?!" - "Он, - говорит, - слишком много требовать стал от меня. Сказал: "Я согласен только в том случае, если вы не будете вообще лезть в дела правительства". Президенту! Мол, вы будете как английская королева". Ельцина это, конечно, возмутило: "Нет, я на это не пойду!"

- Кто спровоцировал войну в Чечне? Не сам же Борис Николаевич, проснувшись однажды, решил вдруг ввести войска.

-...Сначала же он вводил войска в Чечню в 1991 году. Я сам встречался с Джохаром Дудаевым. Он видел, когда и как там начиналась катавасия. Запал-то шёл с Запада. Оттуда приехали эмиссары. И начали раскручивать ситуацию. А помогал им раскручивать не кто иной, как Завгаев. Который сначала был 1-м секретарём Чечено-Ингушского обкома. Потом председателем Верховного Совета республики. Потом эта же группа националистов, которая пришла из Саудовской Аравии, его и вытолкала. Они стали звать Дудаева, который тогда служил командиром дивизии стратегических бомбардировщиков. Их-то самих никто не знает, а он - генерал. А чеченцы любят военных.

Так они Дудаева и притащили. Чтобы он отколол Северный Кавказ от России. И там действительно всё закипело. Между дудаевцами и завгаевцами. Но самое интересное, что Дудаева провоцировал Хасбулатов, потому что у него были очень плохие отношения с Завгаевым. Завгаев был из одного тейпа, а Хасбулатов из другого. Хасбулатов хотел укрепиться за счёт Дудаева, столкнув всю эту завгаевскую компанию. Там же если чеченец из какого-то тейпа приходит к власти, то остальные места во власти получают люди из этого тейпа. Так что их потом надо выковыривать по одному. Вот Хасбулатов и хотел выковырять завгаевцев с помощью Дудаева.

Дудаев понял, что его по-чёрному используют и те и те. И когда мы с ним встретились, он мне всё это объяснил. Сказал, что его хотят сделать непризнанным вождём по типу Шамиля. И попросил: "Поговори с Ельциным. Пусть он меня назначит главой администрации Чечено-Ингушетии. И даст ещё одну звезду - генерал-лейтенанта". Потому что генерал-майором тогда был руководитель Ингушетии Руслан Аушев. Дудаев считал, что в такой ситуации он должен иметь две звезды. "Когда я буду утверждён Ельциным, - говорил он мне, - я буду чиновником, и если я что-то буду делать не так, то президент меня всегда сможет снять. Я же, как чиновник с полномочиями от президента России, буду выдавливать всю эту шпану, всех этих экстремистов за рубеж". Мы договорились.

Я приехал. Доложил всё Ельцину. Уж не знаю, кто - Хасбулатов или кто-то другой - убедил его, что Полторанин вне национальной политики, не знает Кавказ. И Ельцин отказался приглашать Дудаева. Хотя до этого обрадовался моему предложению и даже меня расцеловал. А Дудаев всё ждал и ждал. А в это время Ельцина уговорили подписать указ о введении военного положения в Чечне. И 7 ноября 1991 года через Ингушетию пошли танки и бэтээры из Моздока. Вайнахи в Назрани вытащили женщин, положили их на дорогу, перегородили ими путь. И ни один танк и бэтээр не прошёл.

А Джохар Дудаев тогда сказал: "Вы меня хотели обмануть?! Нет, ребята! С вами я дел иметь не буду..." И пошло-поехало. И его действительно потом поддерживал Хасбулатов. Но самое интересное, поддерживал и Гайдар. Гайдар тогда "работал" на Хасбулатова за то, что тот не поднимал вопрос о его отставке. Идёт, скажем, заседание правительства. Я поднимаю вопрос: "В чём дело? Мы гоним нефть в Грозный. Дудаев её продаёт. - А он её продал на миллиард долларов! - На эти деньги они на Западе покупают оружие, снабжают боевиков. Почему мы так делаем?" - "Видите ли, там нефтеперерабатывающий завод, на котором производят авиационные масла". А мы ни грамма этого масла так и не получили. Оно тоже уходило на Запад.

- В начале 1990-х вы были председателем специальной комиссии по архивам при президенте России. "Золото партии" - блеф?

- Блеф! Нет, ну золото было. Оно уходило. Но это было золото народа, а не партии. Оно уходило через Московский народный банк. Через его филиалы в Бейруте, Берлине, Женеве. Вывозилось самолётами "Аэрофлота". Деревянные ящики засовывали под сиденья. А золото, между прочим, четыре девятки. Якобы для того, чтобы закупать зерно и так далее. На самом же деле на эти две тысячи тонн золота купили всего две партии туалетного мыла, которое пришло в Советский Союз. Всё остальное ушло по разным счетам. Его же там сразу продавали и западным ювелирам. Они охотно покупали такое золото. Особенно активно это происходило в горбачёвское время. Он же затеял продавать его на западных биржах. А под этот шумок его и вывезли.

- Кручина обо всём этом знал?

- Знал, конечно. У меня с ним были очень хорошие отношения. Классный мужик. Это Горбачёв его толкал создавать совместные предприятия. Управделами ЦК КПСС и какая-нибудь фирма, например, в Австрии. В Финляндии и в Австрии они в основном любили. А когда Горбачёв занялся разоружением, через эти фирмы продавали технику: танки, ракеты и так далее. И эти деньги не шли в Советский Союз. Их вкладывали там же на Западе в качестве взноса в создание какой-нибудь фирмы. Так всё и было. Поэтому, говоря "блеф", я имею в виду лишь то, что это не золото партии, а золото народа.

- Кручина был повязан?

- Да.

- Его убили?

- Конечно, убили. Чтобы Кручина сам прыгнул?! Он ничего лично не украл. У него ничего не было. Бессребреник. А операции эти он проводил для страны. Но столько, сколько знал он, не знал, конечно, никто. Я там рассекречивал документы, поэтому знаю, что многое там до сих пор не рассекречено. Потому что там остались такие занозы в правительствах многих стран!.. Они были созданы Кручиной на эти деньги.

- Почему же вы не рассекретили эту информацию, Михаил Никифорович?

- Тогда бы пришлось выдавать агентов. Людей, которые работали на Советский Союз, на Россию. И продолжают работать. Их нельзя выдавать. И эти секреты мы спрятали дальше. В книге я напечатал только один маленький документ. Что на нас работала Индира Ганди. И получала деньги от КГБ. И то я там убрал фамилию посредника, через которого мы ей деньги давали. Мы смотрели ведь не только архивы ЦК. Но и архивы КГБ, военные архивы. Я сам лично лазил во все эти подвалы. Смотрел "особые папки", которые до сих пор нельзя публиковать.

- Что было критерием?

- Интересы государства.

- Например?

- Ну, например, был единственный документ, который выскочил помимо моей воли и который нельзя было никому давать. Я его вытащил. Бурбулис взял у меня его посмотреть. Утащил куда-то. И не принёс. А его нельзя было давать. Это был список корреспондентов зарубежных изданий: "The New York Times", "New York Herald Tribune", английских газет, которые получали зарплату в КГБ. Ну, нельзя же было такой документ печатать! Спрашивал у Бурбулиса, куда он его дел. "Я потерял!" А я боялся, что он куда-нибудь его "спустит". Но пока про это не слышал.

- А много у России секретов в принципе?

- У нас сегодня фактически не осталось секретов. Мы даже сами научили американцев, как взрывать московское метро. Наше Министерство обороны предоставило им такую информацию. У нас же под метро - самое-самое. Я туда спускался. Там закрытый центр ядерных сил. Если начинается война, все туда спускаются. И там есть кабинеты, спальни... Всё это на толстых пружинах...

- Комнаты на пружинах? Чтобы амортизировать взрывную волну?

- Да. Ведь этот центр может вынести два прямых ядерных удара. Там все сиденья... Знаете, как коров подвешивали? Так вот там также все сиденья висят. Там есть свои электростанции. Бассейны. Бани. Запас еды на два месяца.

И вот наши отдали американцам все данные по этому центру. Что в таком-то месте крышка люка сделана из стали и урановой керамики. Значит, туда нужна определённая сила заряда. Значит, это можно сделать только с помощью высокоточного оружия с самолёта. И так далее. Всё сдали! Всё открыли! Мы голые сейчас.

- Из нашей истории что-нибудь сенсационное накопали?

- А вы знаете, например, что знаменитое "дело Госплана" - не выдумка, а правда? Когда в 1949 году выяснилось, что в США откуда-то становится известно о наших внутренних экономических делах, под подозрение попал Госплан. Дело в том, что если раньше почти все решения по отечественной экономике исходили из Политбюро, то со временем эти функции на себя перетянуло это ведомство. Связано это было с тем, что экономика СССР насчитывала уже более 300 отраслей, управлять которыми чисто физически из Кремля было невозможно. Госплан стал фигурой. В Госплан послали комиссию во главе с членом ЦК ВКП(б) Андреевым, которая по результатам работы 22 августа 1949 года подготовила записку "О пропаже секретных документов в Госплане СССР".

Я назову вам лишь несколько из этих документов... Например, "О расчётах нефтеперевозок". Здесь приводятся данные о пропускной способности нефтепроводов и объёмов перевозок нефти по железнодорожному, морскому и речному транспорту. Следующий документ, № 4103 на шести листах, - "Об организации производства локационных станций". Его значение понятно. Далее. Документ № 2663 - "О развитии добычи марганцевой руды". Вы, конечно, знаете, какое значение имеет марганец для военной промышленности. Или вот. Документы Министерства цветной металлургии - "Отчётные данные о производстве свинца, кобальта, рафинированной меди и численности работников в этой отрасли". Документы по авиабензину и авиамаслам. Сколько и где у нас их производится. И так далее.

После этого и появилось "дело Госплана". Но позже Хрущёв подал это расследование только как пример сталинской беспочвенной тирании. А ведь на самом деле Вознесенский действительно продавал все эти документы с группой подручных ему людей. Кстати, Госплан всегда привлекал внимание Запада. Не зря же, когда к власти пришёл Андропов, он первым делом создал в этом ведомстве отдел безопасности. Возглавлять который поручил генералу КГБ Устинову. Ему дали ещё 10 человек, и они стали наводить в Госплане порядок.

- Ну а вы лично-то замечали что-то неладное в этом смысле в советское время?

- Конечно! И не только замечал, но и пытался осознать некоторые странные вещи. Например, в 1986 году я, работая в "Правде", встретился в Баку с бывшим председателем Госплана Байбаковым, которого только что отстранил от должности Горбачёв. Байбакова избирали в ЦК от Азербайджана, где проходил съезд местной компартии, который я освещал. Нас поселили в резиденцию, в которой в своё время ещё останавливался Брежнев, где мы с Николаем Константиновичем три дня жили, обо всём болтали по ночам.

И я его спрашивал о том, почему в нашей экономике такой хаос. Почему, когда "Уралмаш" стал производить потрясающие блюминги-1300 и на них стали поступать заказы со всего света, Госплан тут же выдал предписание, что эти блюминги должны весить на полторы тысячи тонн больше. Или почему, когда был достроен нефтепровод Омск - Павлодар, оборудование для нефтеперерабатывающих заводов стали завозить в Навои - в Узбекистан, за 3 тысячи километров от Павлодара. Или - переброска северных рек. Рассказал ему о хаосе на Карагандинском металлургическом комбинате. (Кстати, именно тогда я познакомил мир с его парторгом - Назарбаевым.)

"Всё это глупость или предательство?" - напрямую спросил я в тот раз Байбакова. "Конечно, предательство, - не задумываясь, ответил он. - Госплан стал государством в государстве, и мы отчасти потеряли над ним контроль, потому что там собралась жуткая публика..." Я потом увидел, что это за публика. Эти люди появились в команде Горбачёва, а когда правительство создавал Ельцин, к нам туда тоже понабежала шпана из структур советского Госплана. У меня есть справочники советского Госплана и его структур, не поленитесь, посмотрите, увидите, сколько будет знакомых фамилий. К примеру, зять Косыгина - Гвишиани, который создавал Международный институт прикладного системного анализа в Лаксенбурге в Австрии, где потом натаскивали Авена, Гайдара, Чубайса, Шохина и так далее.

- Тем не менее согласитесь, что жизнь в позднем Советском Союзе была, мягко говоря, не сахар. Да и индустриальная мощь уже была далеко не та, что раньше. Разве не так?

- Я вам сейчас приведу несколько цифр: что производит сегодня Россия в сравнении с тем, что она производила в 1990 году в составе СССР. Например, металлорежущие станки мы сегодня производим только 2% от того, что производила РСФСР. Автоматические линии для металлообработки - 0,5%. Ткацкие станки вообще прекратили выпускать. Зерна - 83%. Крупный рогатый скот - осталось 36% от того, что было. Производство мяса - 66%. Потребление продуктов питания на душу населения: мяса - 88%, молоко - 63%, рыба - 73%, яйца - 88%. И так далее.

Никакого голода в последние годы существования советской власти не было. Просто-напросто продолжалась операция по уничтожению страны. Начал этим заниматься Горбачёв. Например, принимая Закон о кооперации. Ведь из-за этого закона любая фабрика по производству кастрюль, которая получала из Госснаба фонды - алюминий, теперь создавала при себе кооператив с родственниками директора в учредителях и через него гнала алюминий на Запад. Так в течение года всё и вымели! Так что объективных предпосылок для распада Советского Союза не было.

- Горбачёв отдавал приказы по Вильнюсу или по Тбилиси?

- Такие приказы никогда письменно не отдаются. Это только Ельцин отдал в 1993 году (о расстреле здания Верхового Совета. - Прим. ред.). Да и то только после того, как Паша (Грачёв - в то время министр обороны. - Прим. ред.) сказал: "Я без приказа ничего делать не буду".

- Кого прослушивали в СССР, вы не интересовались?

- Вообще, имели право прослушивать всех, кроме депутатов. А членов правительства могли. Хотя смотря какой член правительства. Если министр культуры, то на фига его прослушивать? А если министр вооружения, то его, конечно, на контроль ставить надо, чтобы видеть, не идут ли какие-нибудь не нужные звонки.

- Бориса Николаевича тоже прослушивали?

- Коржаков прослушивал. Не всех, а Бориса Николаевича надо было прослушивать. Понимаете, Борис Николаевич ведь не сам командовал. С одной стороны у него был Джеффри Сакс, о котором я вам говорил. А он, как вы понимаете, был не один. А с другой - на жену Ельцина воздействовали. Воздействовали на кадровую политику в правительстве. Один раз даже полезли ко мне. Наина Иосифовна начала командовать: "Назначьте того, снимите этого!" Я пришёл к Ельцину: "Борис Николаевич, чего она команды раздаёт? Остановите свою жену". - "Ладно, не обращайте внимания!" А потом, когда злой, она ему надует в уши, сорвётся: "Ну-ка, поставьте того-то и того-то!"

-...Я так понимаю, идёт речь о возникновении феномена Семьи. Но до этого они были скромными людьми?

- Они никогда не были скромными. Они всегда были неискренними. Они всё время играли. Ельцин играл, что он ходит пешком и ездит на троллейбусе. А за этим троллейбусом всегда шла его машина. Он проедет две остановки. Все увидят: о, Ельцин на общественном транспорте! А он потом выходит, наодеколоненным платочком вытирает руки от тех, с кем поздоровался, садится в машину и едет дальше.

Или. Помните, было: ах, Наина Иосифовна по магазинам сама ходит, стоит за хлебом в очереди. Так вот на самом деле, даже когда Ельцина сняли, всё оставалось по-прежнему. Помню, он лежал на Мичуринском в больнице, мы собрались к нему ехать. Я подхожу к их дому. И вижу: подаётся "Чайка". Выходит Наина. Мы сели. Поехали. Она говорит водителю: "Заедем в магазин заказов за «кремлёвкой». Продукты и всё прочее. То есть они всем продолжали пользоваться, а вокруг верещали, что ходят в районную поликлинику и так далее. Никуда они не ходили!

- Вы знали Юмашева?

- Никогда не видел, удивительное дело. Хотя он мне всегда присылал поздравления с праздниками, даже когда уже был руководителем администрации президента.

Вообще, у меня было особое положение. Все министры и даже вице-премьеры, если хотели увидеться с Ельциным, сначала выходили на Илюшина Виктора Васильевича - первого помощника президента. Он узнавал график. Когда можно к президенту заходить. Я через Илюшина не зашёл ни разу. У меня к Ельцину был прямой доступ. Как правило, когда я подолгу засиживался у Ельцина, Илюшин подходил ко мне: "О чём вы там говорили?" Ему страшно не нравилось, что я обхожу его.

- 20 лет назад Ельцин не поздравил "дорогих россиян" с Новым годом. Говорили, что от усиленной "работы с документами".

- Нет, тогда просто сумятица была. Не было такого, чтобы он напился. Зато я помню, как делили "Останкино"! В 1992 году в Бишкеке собралась компашка - саммит СНГ. Назарбаев, Ельцин, Кравчук, Шушкевич и так далее, чтобы делить первый канал среди республик. Тогда же всё делили. Я выступил. Сказал, что мы не можем раздирать "Останкино", потому что это единый комплекс. "У каждой республики есть своя телекомпания, а у России никогда не было. Так что "Останкино" теперь принадлежит России". Я говорил долго. Но выглядело это убедительно. Со мной согласились.

Потом я поругался с Кравчуком. Ушёл. Они сели выпивать. Вдруг прибегает Саша Коржаков: "Тебя зовут". Прихожу. Борис Николаевич начинает меня мирить с Кравчуком. Выпили, помирились. И надо было ехать открывать Русский университет в Бишкеке. А Ельцин стоять не может. С одной стороны его подпирает Бурбулис, я придерживаю. Но он всё равно валится, не может говорить. И все телекомпании это снимают. Когда всё закончилось, я обратился к журналистам. Говорю: "Во-первых, Ельцин устал. Во-вторых, это Восток - такое гостеприимство не каждый выдержит. Я вас прошу по-товарищески: не показывайте эту сцену". И надо отдать должное, ни одна компания ни одного кадра не дала по этому поводу. Вот какое уважение было к нам - к министерству, ко мне лично. И Ельцин это знал, долго помнил, но потом забыл...

- Когда последний раз виделись с Ельциным?

- Я встречался с ним последний раз в 1996 году. Когда были выборы президента, они звали меня, чтобы я пошёл в его команду. Но я сказал, что сам буду голосовать против Ельцина и буду всех к этому призывать. И с тех пор - всё.

На самом деле, я гораздо раньше увидел, куда он попёр страну. И начал выступать против этого. Ему это не нравилось. Он считал, что мы друзья. Кореша до гробовой доски. Поэтому я должен быть таким же негодяем, как и он. И когда Ельцин окончательно увидел, что я не пойду за ним дальше, стал помаленьку отдаляться, отдаляться... А потом я его и вовсе обвинил, что он начинает строить полицейское государство. Причём сказал это с трибуны парламента. Ельцин очень сильно на меня осерчал: "Зачем вы так громко говорите?!" Я ответил: "Я буду это на каждом углу говорить!"

- Не боитесь, что на вас посыплется град упрёков в лицемерии? Мол, столько проработал с Ельциным, а потом...

- Не боюсь! Потому что я работал рядом с Ельциным не ради должности, а ради идеи. А моя идея, как я уже говорил, заключалась лишь в том, чтобы сделать средства массовой информации подлинно независимыми. Я считаю, что без свободных СМИ не может нормально существовать ни одно государство. Потому что в противном случае оно потонет в коррупции. А если у СМИ будут условия для независимой работы, государство будет крепкое.

И я эти условия создавал. И мы в общем-то во многом тогда преуспели. Вы это должны помнить. После чего я сказал, что буду закрывать Министерство печати. Даже если останусь безработным. Потому что если мы будем это министерство оставлять, уже создав демократию, то у нас начнётся обратный процесс закручивания гаек. Чем-то ведь этому министерству заниматься надо будет.

- Вы дали путёвку в жизнь многим не только именитым журналистам, но и даже журналистским коллективам...

- Действительно, я создавал не только газеты, но и давал частоты для радио и телекомпаний. Без денег! Это сейчас всё делается только за взятку. …И куда я сегодня ни приеду, мне везде показывают мои приказы о создании этих компаний. Среди них очень много региональных. Но вы должны понимать, что сегодняшние региональные телекомпании - на Дальнем Востоке, в Сибири - сильнее НТВ, ВГТРК, Первого канала. Потому что эти каналы просто скурвились. Они утонули в деньгах. В так называемой помойке. А началось это после того, как я ушёл и олигархи скупили СМИ.

Что делает тот же Первый канал сегодня? Хиханьки-хаханьки, и больше ничего! А телевидение ведь - это инструмент общества. С его помощью можно проповедовать либо зло, либо добро. Если вы хотите, чтобы страна жила, надо проповедовать добро. А сегодня проповедуется только зло. А ведь этого не должно быть. И власть должна что-то предпринимать, чтобы этого не было!

Беседовал Лев Сирин, Москва, «Фонтанка.ру»

+1

182

0

183

Сегодня день рождения Иосифа Виссарионовича Сталина
(1879-1953).

"Большевики говорили, что рост техники в капиталистических странах, рост производительных сил и капиталистической рационализации, при ограниченных пределах жизненного уровня миллионных масс рабочих и крестьян, должны неминуемо привести к жестокому экономическому кризису. Буржуазная пресса посмеивалась над "оригинальным пророчеством" большевиков. Правые уклонисты отмежёвывались от большевистского прогноза, подменяя марксистский анализ либеральной болтовнёй об "организованном капитализме". А что вышло на деле? Вышло так, как говорили большевики."

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ОТЧЁТ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА XVI СЪЕЗДУ ВКП(б)
27 июня 1930 г.

http://www.hrono.info/libris/stalin/12-16.php

0

184

У меня самая простая версия -
СССР в свое последнее десятилетие
перед распадом перестал быть красивым.

Красивым в туполевском смысле, когда великий авиаконструктор так сформулировал свой
главный принцип - "Чтобы хорошо летать, самолет должен быть красивым".

0

185

Травленные анекдотом
Какие анекдоты об СССР травили на Западе

Ариадна Рокоссовская
"Российская газета" - Столичный выпуск №5652 (276)
08.12.2011, 00:16

К анекдотам о Советском Союзе на Западе относились более чем серьезно.

Известно, что их с удовольствием рассказывал в семидесятых годах прошлого века канцлер ФРГ Вилли Брандт. Но самым большим любителем этого жанра был американский президент Рональд Рейган. Он даже поручил госдепартаменту США собирать для него советские анекдоты и каждую неделю присылать их в Белый дом.

По воспоминаниям режиссера-документалиста Бена Льюиса, благодаря этому глава балканского отделения госдепа Пол Гобл в то время собрал коллекцию из пятнадцати тысяч анекдотов о СССР. А Рейган довольно часто цитировал их в своих выступлениях и во время переговоров, в том числе когда в Вашингтон приезжал Михаил Горбачев. На пресс-конференции после переговоров президент США сообщил, что генсек ЦК КПСС смеялся над рассказанным ему Рейганом анекдотом: "Два человека идут по улице в Москве. Один спрашивает: "Это и есть настоящий коммунизм? Мы уже полностью прошли через социализм и достигли коммунизма?" Второй отвечает: "Нет, для этого все должно стать еще хуже". В своем выступлении в 1988 году Рейган рассказывал: "Я много лет коллекционировал смешные истории, которые советские люди рассказывают друг другу. Эти шутки выдают не только их прекрасное чувство юмора, но и циничное отношение к системе. Вот одна из них, я не рассказывал ее даже Горбачеву... Один человек приходит покупать машину. Он дает деньги, и тот, кто этим занимается, говорит: "Приходите через десять лет и забирайте свой автомобиль". Покупатель спрашивает: "Утром или вечером?" Парень, за которым машина, отвечает: "Какая разница, это же будет через десять лет!" Тот говорит: "Водопроводчик придет утром". Еще один анекдот из собрания Рейгана: "Вы знаете, что у товарища Брежнева такое чувство юмора, что он коллекционирует все анекдоты, которые про него придумывают?" - "Да, это правда. Но он также коллекционирует людей, которые их рассказывают".

Легендарный журналист Всеволод Овчинников вспомнил, что кто-то из иностранных коллег рассказал ему анекдот о свободе слова в СССР: "У нас свобода слова, - говорит американец, - я могу выйти к ограде Белого дома и сказать: "Долой Рейгана, он никуда не годится!" Советский человек отвечает: "Да и у нас тоже! Я могу прийти на Красную площадь и сказать: "Долой Рейгана, он никуда не годится!" Но лучше всегда запоминаются анекдоты, основанные на реальных событиях. Такой анекдотической историей, рассказанной ему писателем Габриэлем Гарсией Маркесом, поделился с "РГ" журналист Геннадий Бочаров: "Маркеса попросили сделать очерк или интервью с Леонидом Брежневым, когда тот был генеральным секретарем. Писатель с семьей прилетел в Москву, поселился в гостинице "Россия", ждет назначенного времени встречи. Ждет день, ждет два - срок проходит. Наконец к нему пришли два "отутюженных" человека, дают лист бумаги: "Вот четыре вопроса, которые вы имеете право задать товарищу Брежневу". Писатель удивился, но промолчал. На следующий день пришли другие два человека. С другими вопросами. Через день приходят предыдущие двое, требуют: "Покажите вопросы!" Маркес показывает. Они говорят: "Вот этот можно и этот можно, а вместо вот этого - этот и этот". На четвертый день Маркес улетел, оставив все эти бумажки горничным, служившим в КГБ". Журналист Генрих Боровик рассказал "РГ" анекдотическую историю, в которой участвовал сам: "Я летел в самолете из Нью-Йорка в Москву. Рядом со мной сидели мужчина и женщина - американцы. Нам подали еду, женщина сказала: "Ой, ну все-таки сразу понятно, что это русская еда - все вкусно, и курица прекрасно приготовлена, и горчица - все просто замечательно!" А мужчина отвечает: "Как вам не стыдно? Что вы говорите? Яичница недожарена, рис недосолен, чай без сахара - все просто ужасно. Вот это ваш Советский Союз!" Я подзываю стюардессу: "Скажите, где готовили эту еду?" Стюардесса отвечает: "Как где? В Америке!"
http://rg.ru/2011/12/08/anekdoty.html

0

186

+1

187

0

188

Хронология событий 25 декабря 1991 года. Последние часы сверхдержавы
25 декабря 1991 года в первой половине дня состоялось заседание Верховного Совета РСФСР, утвердившего Закон РСФСР № 2094‑I "Об изменении названия государства Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика" на новое название ‑ Российская Федерация.

В тот же день этот закон подписал президент Российской Федерации Борис Ельцин.

ВС РСФСР также ратифицировал Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Российской Федерацией (РСФСР) и Украиной о совместных мерах в отношении ядерного оружия, подписанное 21 декабря 1991 года в г. Алма‑Ате.

Около 17:00 состоялись два телефонных разговора президента Советского Союза Михаила Горбачева: с президентом США Джорджем Бушем и министром иностранных дел Германии Гансом‑Дитрихом Геншером.

В разговоре с Джорджем Бушем Михаил Горбачев сообщил, что через два часа сделает заявление об уходе с поста президента СССР. Горбачев выразил надежду, что страны Европы и США окажут поддержку недавно созданному СНГ как межгосударственному образованию, а также общими усилиями поддержат Россию.

Также Михаил Горбачев проинформировал президента США, что передает право на использование ядерного оружия президенту Российской Федерации Борису Ельцину. "Так что вы можете спокойно праздновать Рождество, спокойно спать этой ночью. Что касается меня, то я не собираюсь прятаться в тайгу. Я буду оставаться в политике, в общественной жизни", – заключил Горбачев.

В ответ Джордж Буш заверил, что Америка сохранит заинтересованность в российских делах. "Ты будешь желанным гостем, мы рады будем тебя принять после того, как все уляжется", – обещал Буш Горбачеву.
Ганс‑Дитрих Геншер поблагодарил Михаила Горбачева за его вклад в объединение Германии: "Сердца и благодарность немцев навсегда останутся с Вами". Михаил Горбачев заверил министра, что будет и дальше содействовать сближению Востока и Запада.

Около 19:00 Горбачев подписал указ "О сложении президентом СССР полномочий Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами СССР и упразднении Совета обороны при президенте СССР".

В 19:00 президент СССР Михаил Горбачев выступил в прямом эфире центрального телевидения с заявлением об отставке.

"В силу сложившейся ситуации с образованием Содружества Независимых Государств я прекращаю свою деятельность на посту президента СССР. Принимаю это решение по принципиальным соображениям. Я твердо выступал за самостоятельность, независимость народов, за суверенитет республик. Но одновременно и за сохранение союзного государства, целостности страны. События пошли по другому пути. Возобладала линия на расчленение страны и разъединение государства, с чем я не могу согласиться", – говорилось в заявлении.

Далее Михаил Горбачев дал свою оценку пройденного пути в качестве сначала генерального секретаря ЦК Коммунистической партии, а затем президента СССР с 1985 года и поблагодарил всех граждан, которые поддержали его политику обновления и демократических реформ.

В 19:38 с флагштока Кремля был спущен государственный флаг СССР и поднят государственный флаг Российской Федерации.

После телевизионного выступления Михаил Горбачев дал короткое интервью и вернулся в свой кабинет в Кремле, чтобы передать президенту Российской Федерации Борису Ельцину ядерные шифры. Прощальная встреча между ними не состоялась. Горбачева встречал министр обороны СССР Евгений Шапошников. Ельцин, недовольный содержанием последней речи Горбачева, отказался принимать ядерные шифры в кабинете бывшего президента и предложил провести эту процедуру в другом помещении Кремля, на "нейтральной территории". Но Михаил Горбачев не согласился с этим предложением и без всяких телекамер передал в подчинение Шапошникову двух полковников, которые везде и постоянно сопровождали главу государства, отвечая за "ядерный чемоданчик".

Никаких других процедур проводов президента СССР не было.

Последний прощальный ужин прошел в Ореховой гостиной в окружении пяти человек из близкого круга Михаила Горбачева.

В это же день президент США Джордж Буш объявил об официальном признании Соединенными Штатами независимости России, Украины, Беларуси, Армении, Казахстана и Кыргызстана.
(Дополнительный источник: Российская газета, 26.12.1991, Отныне мы живем в России).

Материал подготовлен на основе информации открытых источников
http://ria.ru/spravka/20111225/521725375.html

0

189

День смерти Родины
У карты бывшего Союза,
С обвальным грохотом в груди
Стою. Не плачу, не молюсь я,
А просто нету сил уйти.

Я глажу горы, глажу реки,
Касаюсь пальцами морей.
Как будто закрываю веки
Несчастной Родины моей…

20 лет назад перестала существовать моя Родина - Советский Союз. Конечно, смертельные раны были нанесены ей раньше, и последние дни перед смертью, страна лишь дергалась в затухающих конвульсиях агонии, разбрызгивая по расползающимся территориям кровоточащие брызги межнациональных конфликтов и экономического хаоса.

Для меня эта ситуация носит двойственный характер - и СССР, как страну, где я родился и в которой хотел бы жить, и Россию, как тысячелетнюю цивилизацию русского народа - я считаю своей Родиной. Было время когда я полагал, что это взаимоисключающие вещи, и надо выбирать, что для тебя Родина, а что нет. Но позднее, я пришел к понимаю того, что СССР был частью Россию и в 1991 году была убита именно часть России. Не самая худшая ее часть, та страна, в который я родился.
Я знаю, что для некоторых этот конфликт смыслов стал невыносимым, некоторые, винят не просто правящий класс, и даже не Российскую Федерацию, а саму Россию, как источник гибели их Родины. Я никогда не был согласен с такой точкой зрения, но у меня не повернется язык с ними спорить, ибо кто кроме тебя самого знает, как жить с мыслью о том, что твоей Родины больше нет. Поколениям рожденным после 1991 года этого возможно не понять, ибо никому не пожелаю на собственной шкуре пережить утрату Родины и тем более приложить к ее убийству руку, а потом жить с осознанием этого факта.

Для меня сегодняшняя дата, очень болезненна. Вот казалось бы, мне было в 1991 году всего 10 лет и я естественно никакой ответственности за происходящее со страной нести не мог. Я тогда даже в полной мере не понимал, какой кошмар наяву происходил тогда. Перелистывая много лет спустя старые подшивки советских газет и журналов 1991 года, по настоящему страшно становится от понимания того, что тогда происходило.
И принадлежу я к тем поколениям, по которым развал Советского Союза и утрата Родины прошел не так сурово, как по тем, кто мог, но не предотвратил. Поколения конца 70х-начала 80х, в целом прошли мимо гниющего дурмана Перестройки, они не голосовали на референдумах за сохранение СССР или же независимость отпадавших республик, они не выступали в поддержку ГКЧП и не стояли с триколором у Белого Дома. За все это несут ответственность те, кто постарше, кто во всем этом так или иначе принимал участие - действием или бездействием. Это те поколения, которым нашим великие предки построившие сверхдержаву и победившие в самой страшной войне, доверили плоды адского титанического труда политого кровью и потом десятков миллионов наших соотечественников.
Я никого не обвиняю персонально, я знаю, что даже в те мрачные времена распада, были люди, которые поднимали свой голос против обезумевших сограждан, убивавших свою Родину. Их было мало, но они были. И когда массы прозрели и в ужасе поняли, что сотворили, эти одинокие голоса стали тем алиби для народа, который впал в страшный грех убийства собственной Родины.

Но почему то даже это не греет и даже по прошествии 20 лет, это неприятное чувство никуда не делось. Когда то это чувство очень хорошо описал Максим Калашников - "Пепел империи стучит в мое сердце".

Я вижу, что я не один такой - тех кто считают себя советскими людьми и своей Родиной - СССР. 
Вступающие в свои права поколения не замаранные соучастием в уничтожении собственной Родины, все громче поднимают вопрос о том, что произошедшее в 1991 было не просто ошибкой или закономерностью, как кому то хотелось бы думать, а преступлением. Это голос тех, кого не спрашивали, когда убивали их Родину. Это голос тех, кто войдя во взрослую жизнь, осознали, чего их лишили, решив за них, что Советский Союз им не нужен. Это голос тех, чья Родина - СССР.
Сейчас мы говорим, нам нужен новый Союз. Мы понимаем, что вернуться в прошлое нельзя. Нельзя вернуться в тот Советский Союз, который был убит в 1991.
Но молодым поколениям, которые выдвигают идеи Союза и не нужно возврата в прошлое, им нужно будущее, которое будет хотя бы походить на то, чего их лишили. Называйте как угодно - Союз, Империя, СССР 2.0. Им нужно то лучшее, что было в Советском Союзе. И эти требования, с каждым годом звучат все громче.
Сбудется ли это? Я не знаю. Оптимист во мне говорит, что обязательно сбудется, пессимист говорит, что выехать на эту магистраль развития будет крайне трудно. Но я все же предпочитаю оставаться оптимистом. Этот вопрос для меня один из немногих, который определяется не обычной холодной аналитикой, а исключительно верой в лучшее. Верой в то, что память о СССР, воплотиться в новом Союзе, на новых принципах с учетом уже накопленного опыта. В память о погибшей Родине и ради будущего России.

Кадры ниже, для меня имеют абсолютное значение.
Если подъем Красного флага над Рейхстагом, был моментом наивысшего торжества отечественной истории, то момент спуска Красного флага 26 декабря 1991 года, это момент величайшего унижения. 

Такое просто невозможно забыть, сколько раз не смотрел, всегда ком в горле встает.

Поэтому в этот скорбный день, если вы считаете себя советским человеком, если ваша Родина - СССР, помяните ее как умеете. Словом, делом, молитвой...
В этот день наша Родина умерла.
http://colonelcassad.livejournal.com/594159.html

+1

190

Ду уж...
Прям ножом по сердцу.
А нужна ли вообще такая рубрика?
Те, кто помнит и понимает...Всё очень грустно.
А другим (тапа чунько), это в радость.
Кстат.
Личные наблюдения.
Я как раз в то время дома был и слушал радио.
Так украинское (государственное радио), после гимна СССР и УССР (в 24 часа ночи) поставили похоронный марш. Редкие мрази уже тогда были. Я был от этого глумления в шоке.
Кто их воспитывал, где они учились? Как, уже тогда, могли быть среди нас такие твари-перевёртыши? Шакальё. Именно из-за налияия подобных ублюдков и развалился Союз. 5-я колонна мля.

0

191

Неопределенное будущее военно-промышленного комплекса ("The Atlantic Monthly", США)
Эта статья входит в серию из 12 частей, посвященную вопросу о том, как российско-американские отношения определяли облик мира с декабря 1991 года, когда закончил свое существование Советский Союз.
1990-е годы не были десятилетием мира, но для крупных американских компаний из оборонной промышленности они стали периодом затишья. Военно-промышленный комплекс десятилетиями работал на Министерство обороны, которое стремилось нанести поражение Советскому Союзу, и теперь ему приходилось перестраиваться. В 1980-е годы Пентагон тратил миллиарды долларов на разработку и совершенствование дорогостоящей военной техники, такой как танки, подводные лодки и боевые самолеты, но в постсоветские 90-е его аппетиты резко сократились.

В 1995 году расходы Министерства обороны США на закупки впервые с 1982 года упали ниже 50 миллиардов долларов.

Все изменилось после терактов 11 сентября 2001 года, которые положили начало историческому периоду процветания американской оборонной промышленности. Сейчас, как и после распада Советского Союза, отрасль вступает в десятилетие, а то и больше, невзгод и страданий, когда политическая поддержка расходам на вооружения будет ослабевать. Оборонная промышленность  снова оказалась на перепутье, и ставки для нее сегодня столь же высоки.

Сокращения ассигнований на оборону в начале 1990-х годов имели глубокие последствия не только для оборонной промышленности, но и для самой Америки. Когда оборонные фирмы начали закрывать целые направления производственной деятельности, десятки тысяч людей лишились хорошо оплачиваемой работы. Южная Калифорния, ставшая родиной и духовным центром американской авиакосмической промышленности, столкнулась с изнурительным экономическим спадом, что привело к резкому падению цен на недвижимость и разбросало работников авиакосмической отрасли по всей стране. Согласно данным одной оценки, в период с 1988 по 1994 год в районе большого Лос-Анджелеса закрылось более 100 000 рабочих мест.

Некоторые компании решили, что военный бизнес им больше не нужен, и просто ушли с рынка, распродав свои оборонные предприятия. Texas Instruments продала в 1997 году свой оборонный бизнес компании Raytheon за 2,95 миллиарда долларов. В то время руководители Raytheon говорили, что сделка с Texas Instruments увеличит их годовой объем продаж до 15 миллиардов долларов. К 2010 году компания сообщала, что ее годовой доход превышает 25 миллиардов долларов.

Крупнейшие подрядчики сегодня затмили собой Raytheon. Так называемые «супермажоры» - Lockheed Martin, Northrop Grumman и Boeing господствуют на мировом рынке военной продукции. Их масштабы – это прямой результат объединений и консолидаций 1990-х годов. Генеральный директор компании Martin Marietta Норман Огустин (Norman Augustine) как-то заметил, что Пентагон в 1993 году провел «тайную вечерю», собрав более десятка руководителей из оборонной отрасли, дабы проинформировать их о том, что ситуация в промышленности меняется неожиданно и непредсказуемо, чего еще несколько  лет назад никто не ожидал. Потом при Огустине произошло слияние Martin Marietta и Lockheed Corp.

Lockheed Martin, являющаяся в настоящее время  крупнейшим подрядчиком Министерства обороны по объемам продаж, увеличила свои доходы с 23 миллиардов долларов в 1995 году до 46 миллиардов в 2010-м. Lockheed Martin попыталась даже купить компанию Northrop Grumman, однако регулирующие органы поставили на этом пути столько преград, что она в 1998 году отказалась от своей заявки, продемонстрировав, что пределы роста и влияния есть и у крупных оборонных корпораций. И тем не менее, достаточно взглянуть на широко раскинувшиеся цеха Lockheed в техасском городе Форт-Уорте, где компания создает унифицированный ударный истребитель Joint Strike Fighter, как становится ясно, насколько огромными и мощными могут стать такие фирмы. Lockheed купила эту производственную площадку у General Dynamics в 1993 году, за два года до слияния с Martin Marietta. Унифицированный ударный истребитель, ставший самым доходным контрактом с Пентагоном за всю историю, практически обеспечил Lockheed Martin монополию на американском рынке истребителей на все обозримое будущее.

Были в 1990-х годах и другие перемены, повлиявшие на оборонные компании. Фирмы, работавшие над экзотическими программами создания ядерного оружия или секретных спутниковых систем связи, уже не привлекали самых талантливых инженеров страны. Их влекли к себе высокие технологии и интернет-компании. Инновации были порождены  не угрозами со стороны почившего к тому времени в бозе врага, которого надо было всеми силами победить, а правом покупки акций по льготной цене и сдвигами в системе понятий и воззрений в корпоративных и персональных технологиях. Источником передовых технологий стала не оборонка, а калифорнийские инвесторы и бородатые парни, возившиеся в своих гаражах.

За десятилетие после 11 сентября 2001 года военные расходы резко пошли в гору, и фортуна снова повернулась к оборонным фирмам лицом. Теперь у них были рекордные прибыли, доходы и котировки акций. В 2010 году расходы на военные закупки увеличились до 147 с лишним  миллиардов долларов, то есть почти в три раза по сравнению с  1995 годом.

А теперь цикл снова начинает повторяться. США уходят из Ирака и Афганистана, а их внутренняя политика теперь все больше концентрируется на внешнем долге страны, и в этих условиях военный бюджет может ожидать глубокое сокращение.

Пока неясно, насколько будут урезаны оборонные расходы. Но неопределенность  уже сама по себе оказывает огромную нагрузку на компании военно-промышленного комплекса США. Самые крупные из них просто слишком велики, чтобы объединиться с одноуровневыми фирмами, как они делали в 1990-е годы. Попытка сделать это наверняка приведет к ссоре с регуляторами и инвесторами.

Военно-промышленный комплекс снова на перепутье, и ставки сегодня высоки как никогда. Крупные оборонные подрядчики вросли не просто во все ткани аппарата национальной безопасности, они также сплелись и с гражданским правительством. Эти компании занимаются буквально всем – от бомб с лазерной системой наведения до допросов военнопленных и переписи населения в США. В момент экономических неурядиц на краю пропасти снова оказались десятки тысяч рабочих мест. Каково бы ни было сокращение военных расходов, на экономические, стратегические и политические действия оборонной промышленности в 21-м веке еще долго будет влиять тот период спада, который наступил с развалом Советского Союза.

Оригинал публикации: The Uncertain Future of the Military-Industrial Complex

Опубликовано: 14/12/2011 18:24
http://aftershock-2.livejournal.com/106422.html#cutid1

0

192

Я "сделан" в СССР!
Как и все здесь присутствующие.
Я гордился нашей Родиой, я служил в ЗГВ.
Я лично "топтал" немецкую землю.
Вы даже не представляете какое это счастье!
Но однажды я понял простую истину...
Они (немцы) очень не счастливы.
Они (немцы) нас почему-то боятся до сих пор....
Хм....
:(
Мы с ними разные, факт!
Но только тёплые "чувства" остались от немцев времён моей служб...

0

193

Wishtе
Как красиво!
Гимн.
Какой гимн....
я падаю ниц.
Как можно такую СТРАНУ!!!!!!
развалить...
Не понимаю.

0

194

КАК ЭТО БЫЛО…
Для того, чтобы понять, что будет, полезно вспомнить и проанализировать, что было. Сейчас много говорят и спорят о перспективах развития страны, если президентом опять станет В.Путин. Есть те, кто сомневается в правильности пути, выбранном после 2000 года. Мало того, энергия отталкивания от путинской эпохи приводит к идеализации всего того, что было ранее, начиная с эпохи позднего деграданса и заканчивая рубежом тысячелетий. Подрастает поколение, которое, в принципе, не помнит того, что было. Поэтому стоит пробежаться по основным вехам просто как по волнам памяти, и напомнить кое-что. Эдакое эссе-воспоминание, которое каждый может расширить до собственных пределов. Хотя бы для того, чтобы родилась энергия отталкивания уже от прошедших эпох, энергия, которая поможет пробиться в будущее сквозь болотно-сахарную трясину.

С чего начнем? Да хотя бы с того, что жизнь в начале восьмидесятых была хоть и застойная, но веселая от отчаяния и безнадеги. На страшных, пузатых «Кометах» уже в пятом классе слушали тяжелый рок, делали бомбы из магния, изготавливали духашки и самострелы, много читали и хохотали над черными густыми бровями и белыми вставными зубами. Десятый класс приветствовал с утра друг друга троекратными объятиями и поцелуями, подсмотренными в телевизоре, нацеплял на себя в ряд по пять октябрятских звездочек, в середине которых вместо Ленина в кудряшках был представлен Ильич в зачаточном состоянии, в виде эмбриона, вырезанного из учебника анатомии. Учителя ядовито усмехались и делали вид, что ничего не замечают. Самые простые тексты доморощенных рок-групп производили революционное впечатление, слова «Кто виноват, что ты устал, что не нашел, чего так ждал» ложились прямо на душу, на сердце, отзывались внутренней тоской и прорастали смутными ожиданиями. В прелом, вязком, застывшем воздухе сгущались апатия, неверие, цинизм. По классам стремительно расползались садистские стишки, которые с удовольствием пересказывали даже смиренные отличницы в белых фартуках и отглаженных галстуках, а ежедневные программы «Время», казалось, пробивались в жизнь из параллельной реальности.

Даже на благополучном Западе ощущения были сходными, что было хорошо видно по рок-музыке. Queen, AC/DC, Scorpions и многие другие на рубеже 70-80-х годов пели только про адские колокола, про сгорающую впустую жизнь, про безысходность и отчаяние, что подчеркивалось оформлением обложек «пластов». В это же время начались творческие кризисы и просто распад старых команд – люди не понимали, зачем петь и играть дальше. Pink Floud упорно таранили стену, стоящую между людьми и между цивилизациями, мололи детей в адских мясорубках, душили цветы колючей проволокой, искали любой выход, и им верили, торопили, подталкивали. И оглядывались в страхе на две суперстраны, которые стремительно неслись навстречу друг другу под заклинания Генриха Боровика и Александра Бовина. Но ни телевизионные подозреватели, ни их заклинания все равно не могли ничего изменить…

… Когда умер Черненко, правивший из больницы, не приходя в сознание, страна проводила его, вопреки традиции, анекдотами и траурным хохотом. «Из некролога по радио: «Дорогие товарищи. Вы будете смеяться, но … но Черненко тоже умер». Стало ясно, что еще один дед и Союз не выживет. И из безнадеги, сарказма, чемоданных настроений и смутных ожиданий соткался разрешитель уз Горбачев.

Говорил он складно, часто ударял не в те слоги и имел неистребимый южный акцент. Но понравился всем чрезвычайно. Некоторые наиболее умные сразу же заметили, что говорил он всегда и везде об одном и том же и это одно и то же было ни о чем, но эти капли скепсиса моментально растворялись без следа в лучистом океане восторгов и безбрежной симпатии к ставропольскому Златоусту. Народ восторженно обнимал Генсека-освободителя, хотя он никаких освободительных манифестов не подписывал и благодарно целовал его сокрушающую десницу, которая ничего не сокрушала. Опять же только очень зоркие глаза и острые умы замечали, что он ничего не делал, а просто не мешал системе саморазрушаться и заглушал звоном своих речей зловещий треск проседающей и кренящейся конструкции. Из волн западной горбимании, наконец, вынырнула Нобелевская премия мира, что общество восприняло как заслуженную награду, а сам лауреат как многообещающий и обнадеживающий аванс.

Началось ускорение. Ветхие станки работали в три смены, изношенные машины напрягали последние силы. Страна помчалась вперед, удивляясь тому, как все просто, но взрыв Чернобыльской станции, не выдержавшей ускорения, помешал довести дело до конца. Опасаясь новых взрывов, решили не ускоряться, а перестраиваться. Стала оперяться наша кооперация. Оперялась она, преимущественно, в вокзальных туалетах, которые враз стали кооперативными и платными. Здоровенные, похожие на разрезанные арбузы морды кооператоров дремали в кассовых окошках, а пухлые пальцы лениво придвигали к себе гривенники испытывавших большую и малую нужду граждан.
Через некоторое время стены туалетов распались, и из них на свободу выплеснулась могучая волна возмужавших капиталистов, дружно ударившихся в пошив штанов и выпечку тортов. Невзирая на цены, похожие на татарскую дань, штаны нельзя было носить, а торты есть, но выглядели и те и другие очень ярко, броско, необычно и это уже было хорошо. Румяные комсомольские вожди, сбросив сонливость и апатию, торопливо шныряли по высокогорьям начальственных кабинетов и ловко открывали в горкомах и райкомах уютные кооперативные лавки, где активно предпринимательствовали, коря других за корыстолюбие и стремление к наживе. Проклюнулась гласность, анекдоты про Брежнева теперь можно было рассказывать на улицах, а в газетах начали критиковать реформы Екатерины Второй и Александра Освободителя. От свежего воздуха свободы, как у горожанина, пришедшего в лес на пикник, кружилась и зловеще тяжелела голова.
В декабре 1990 года плоды гласности и перестройки, наконец, созрели и страна рухнула. Рухнула не под ударами ядерных ракет в смертельной схватке с жестоким врагом, а пала, заеденная гнусом - жвачкой, джинсами, майками с нерусскими буквами, магнитофонами, бесконечными мечтами и мифами о красивой западной жизни, потертыми страницами глянцевых журналов, охами «Эх, а там, у них…». Бодрые энтузиасты, никогда ничем не управлявшие, но прекрасно знавшие, как не надо управлять и «как там у них», встали у руля, решив создать действующую потестарную модель государства без государства. Гайдар зашагал впереди, Ельцин сбоку, Чубайс чуть поодаль вприпрыжку. В магазинах быстро закончились продукты, а в сберкассах сбережения и все поняли, что, наконец-то, пали тяжкие оковы и началась рыночная экономика. Гайдар, причмокивая, хлопотливо объяснял, что это плата за будущее и плата даже недостаточная, поскольку все, кто не поспевает в это будущее, должны перестать бременить нашу обнадеживающую землю. Эта непривычная прямота была настолько подкупающей, что полностью обезоруживала всех, кто считал, что реформы могут быть более человечными.
Тем временем рыночная экономика державным шагом вышла на улицы, в переулки и на площади. В больших и малых городах открылась масса стихийных рынищ, рынков, рыночков, толчков и базаров, куда граждане выносили все, что было нажито непосильным трудом, стремясь укрепить новые экономические отношения и заработать на хлеб с маргарином. Были выпущены ваучеры, в которые обернули огромные материальные богатства страны. Народу было объявлено, что все делится по справедливости и поровну. Ваучеры раздали нищим проторговавшимся гражданам. Меньшая часть осчастливленных удивленно пялила глаза на кусочек Родины, лежавший под стеклом на письменном столе, а большая ринулась их продавать в фонды, заботливо созданные для скупки ваучеров теми же, кто выпустил ваучеры. Страна из общей быстро становилась личной.

Телевидение тем временем боролось за свободу и за ее улучшение и усиление. Заключалось улучшение и усиление свободы, главным образом, в экспоненциальном увеличении на экране количества трупов и катастроф. А также соревновании «кто быстрее и сильнее опозорит СССР». Над безответной страной и бывшей правящей партией издевались и глумились самозабвенно и неутомимо, называя глумление «стремлением к правде». Одна за другой стали из небытия выскакивать организации, главным занятием которых было дорожить свободой. Дорожили они ей круглосуточно, напористо и бескомпромиссно. Граждане с сильным акцентом, приятной сединой, в тонких очках, с чисто вымытыми руками и лицами сновали через океан, доставляя инструкции по дорожению, а также саквояжи с наличными.

Из-за рубежа хлынули исстрадавщиеся на чужбине возвращенцы со списками претензий в стране в целом и ее народу в частности. Прямо в аэропортах они устраивали великодушные пресс-конференции, на которых корили туземцев за конформизм, любовь к своей непутевой стране, поучали, снисходительно давали советы и продавали свои книги. Благодарные слушатели толпами перли навстречу, кивали, брали книги, бросали их в урны, расхватывали билеты на любые заграничные рейсы и чучелами, тушками мчались подальше от неприхотливых родных осин поближе к уютным Макдональдсам и бензозаправкам, срочно объявившим набор дешевой и счастливой рабочей силы.
Становилось все хуже. Зарплату в колхозах выдавали навозом и подойниками, в некоторых местах с наждачной бумаги смывали абразивную крошку и из оставшейся ткани шили модную одежду. Зрелые, наливные облака проклятий и цветистых пожеланий вставали над городами и весями страны и бежали в сторону Кремля. Наконец Гайдар обиделся на бестолковый народ, не оценивший его освободительных замыслов, и гордо хлопнул дверью, уступив место мастеру афоризма, баянисту Черномырдину.

Ельцин объявил призыв в олигархи. Бывшие комсомольцы, поднявшиеся на кооперативных матрешках, штанах и тортах, посмеиваясь, призывались охотно, дрались за места и бодро делили ископаемые богатства, сокрушенно покачивая головами. Их можно было понять. В отсутствие кредитных карточек и банковских депозитариев сторублевки приходилось вязать мохнатой бечевкой в пачки и носить с собой в мешке, что было и неудобно и опасно. В итоге было решено открыть хотя бы несколько банков, иначе жить становилось просто невозможно.

Через два года свободы, наконец, вспомнили, что нет Конституции. Стало неудобно перед людьми, о которых как-то за хлопотами, дележом и дорожением стали забывать. В Администрации сели думать над Конституцией и быстро поняли, что дело дрянь. Идеал правды и свободы, установившийся в России, тесные рамки юридических начал Конституции вместить не могли. Бремя раздумий было счастливо разрешено важными господами из США, которые объяснили, что думать тут нечего, все давно придумано и лучше американской конституции не найти. Им поверили без честного слова и дело пошло. Когда работа была уже почти закончена, выяснилось, что Верховный совет работает над своей Конституцией. Чтобы не ссориться, похоже, подумывали ввести две, но в этот момент Хасбулатов неудачно укорил Ельцина пьянством.
Разразился скандал. Эти упреки Ельцин с трудом принимал даже от родных и близких и, став Президентом, справедливо надеялся, что новая должность, наконец то, избавит его от попреков. Однако Хасбулатов стоял на его мозоли неприступно и кощунственно опирался на некоего Платона. Который ему якобы друг, но истина все равно дороже. Хасбулатову указали на дверь. Вместо того, чтобы выйти, он запер ее изнутри на ключ и объявил начало осадного белодомовского сидения. Власть всполошилась. Отдельных нестойких сидельцев, как Зюганова, выманили из Белого дома сладкими посулами и должностишками, остальным отключили электричество и канализацию и стали морить. Чтобы миазмы не расползлись по городу, Белый дом окружили танками. Из страшного, темного, зловонного Белого дома раздавалось лихое пение, в окнах виднелось мерцание церковных свечей, а на клочках туалетной бумаги и салфетках во все стороны разлетались анафемы действующей власти. Пели и анафематствовали две недели. На третьей неделе пение достало и по Белому дому начали стрелять.

Стрельба в центре города так понравилась населению, что народ валом повалил поглазеть и развлечься. Властям пришлось ввести ограничения. Была даже закрыта станция метро «Краснопресненская», чтобы граждане не ходили на войну. Однако в начале Кутузовского проспекта, перед мостом, все равно собирались большие толпы. Неподалеку, за милицейскими заграждениями, стоял танк и, подпрыгивая от натуги, лупил по окнам Белого дома под возбужденные комментарии граждан с кульками и бидонами. Родители приводили детей, слышались оживленные диалоги:
- А это цто?
- А это, доча, танчик.
- А засем танцик?
- А он стреляет по тому домику. Видишь, попал в окошечко. Снарядик взорвался и теперь дымок оттуда идет. И огоньки видишь какие красивенькие побежали?
- А домик цто?
- А домик тоже стреляет в танчик. Какой нехороший домик.
- Нехолосый?
- Да, очень нехороший. А вон, видишь, черные точечки? Это дяди-депутаты из окошек прыгают.
- Засем плыгают?
- Ну, как тебе сказать… Гм… Просто они веселые такие дяди. Прыгают, бегают, резвятся. У них праздник сегодня. Ну ладно, пойдем, а то на обед опоздаем, и мама нас будет ругать.

Те, кто не смог лично присутствовать на этом зрелище, наслаждались им по телевизору. Пронырливые западные журналисты установили на гостинице «Украина» камеры и, попивая кофе и пожевывая круассаны, показывали происходящее в прямом эфире. Пронеслись тревожные слухи, что на помощь Белому дому вышла из Рязани колонна бронетехники. Однако через несколько часов опасность миновала. Под Бронницами, удивленный необычным транспортом, колонну остановил гаишник и учинил проверку документов. Пока ругались, разбирались, орали, уговаривали стойкого стража дороги, Белый дом пал.

Часть депутатов скрылась в канализации и, бурля, помчалась по ней в подмосковную Некрасовку, где выплеснулась на поверхность земли через главный отстойник и подалась в леса и на хутора. Остальные сдались на милость победителя и были медленно и громко посажены в тюрьму, но потом тихо и быстро выпущены. Америка, обычно очень внимательная к таким инцидентам, странным образом молчала и даже поддерживала, что наводило на нехорошие мысли о предопределенности произошедшего. Быстренько приняли адаптированную под российские реалии американскую конституцию, провели выборы в Думу и жизнь пошла дальше.

На следующий год случилась Чечня. Открыв на НТВ мощный пропагандистский центр в лице Киселева, чеченские бандиты начали в прямом эфире убивать российских солдат. Дорожившие свободой организации и американские гражданки из «Новой газеты» немедленно встроились в общий информационный поток и стали разъяснять, что поражение России есть важный этап освобождения от стереотипов и детоталитаризации сознания. По заказу Березовского чеченские бандиты крали журналистов, затем он их выкупал, затем их опять крали, чем исправно и регулярно подпитывали бандитское подполье. В конце-концов это стало такой обыденной вещью, что уже пора было открывать в Чечне специальный корпункт, куда присылать по разнарядке журналистов, предназначенных для покражи, но не сообразили.

Положение в стране продолжало ухудшаться. Кризисы и потрясения случались так часто, что их начали считать обычным порядком вещей. Когда по телевизору случайно проскакивало хоть что-то положительное о России, граждане вздрагивали, давились обморочного цвета сосисками и изумленно пучили глаза. Воспитанный сайентологами киндерсюрприз Кириенко на мгновение выскочил из небытия, как Пьеро, принял все плевки и затрещины после дефолта и вновь провалился во тьму.
Стремительно гибла культура. Мат полился со сцен и экранов. Качество спектаклей и фильмов было таково, что если бы кто-то решился разрыть могилы создателей кинематографа и театра, то, без сомнения, нашел бы их лежащими в гробу спиной вверх. Озабоченные, тронувшиеся, извращенцы, наркоманы, фашисты, маньяки, просто бездельники и бездарности – Сорокин, Пелевин, Ерофеев, Прилепин, Кулик, Осмоловский, Бренер и другие подались в писатели и художники. Писали они, все, правда, об одном и том же и рисовали то же самое. Многие замечали и недоумевали. Но на страже творчества бдительно стояли газеты и журналы, быстро объяснявшие, что любое классическое великое искусство всегда сначала считалось банальной порнухой, графоманией и извращениями, а потом, через столетия, становилось объектом поклонения и учителем жизни, а сейчас просто некогда ждать. Те же, кто не находил в себе силы даже для порнографии, прорывались в «кураторы» и организаторы порнографов, как Гельман.

Главным двигателем либерального прогресса был объявлен «зов низа». Старая максима Декарта «мыслю – следовательно существую», была переработана в более актуальную «совокупляюсь – следовательно существую» и 24 часа вколачивалась в сознание всех без различия пола и возраста. Все хлипкие препятствия – моральные, духовные, нравственные, юридические - могучим ураганом возбуждения и страсти были сметены в сторону. Ценой неимоверных усилий многочисленных врачей, профессоров и просто доброхотных энтузиастов было установлено, что порнография, подобно «Эспрессо», безусловно полезна и спасительна. Все больше и больше людей обнаруживали в самих себе кладезь неисчерпаемых удовольствий и предавались им с библейским самоотречением, не забывая предохраняться от продолжения своего рода. Угасание яровитости или неспособность оценить всю важность процесса взаимопроникновения немедленно объявлялись дикостью и атавизмом, а на человека, который осмеливался спорить, смотрели так, словно у него вырос хвост, а на ногах и руках копыта.

Отдельные представители «элиты» быстро брежневели, однако, руководствуясь чувством самосохранения, иногда ударялись в новации, решая традиционные вопросы нетрадиционным способом. Так, мэр Москвы, внешняя заурядность которого удачно оттенялась красавицей женой, сохранял памятники древнего города нетрадиционным, но надежным способом. Он сносил старый, ветхий, неприглядный домик, в котором жил Чехов, и на его месте строил внушительный, яркий, впечатляющий домище, в котором он жил и который соответствовал масштабу личности и таланта великого «певца сумерек».

К концу 1990-х мы подошли с полным ощущением, что захват либерализмом одной отдельно взятой страны состоялся. Именно тогда мы начали стремительно взрослеть и сознавать надвигающуюся опасность. Опасность, которую всегда представляет общая идея, поселившаяся в ограниченных и пустых умах. Либерализм особого разлива, «не для продажи на территории США», окончательно превратился в инструмент для уничтожения всего привычного образа жизни, обесценивания и осмеяния всех больших и малых ценностей – от семейных и личных до государственных, лишения миллионов людей почвы под ногами в самом буквальном смысле этого слова. Интереснее всего было то, что ощущения падения в пропасть, скорой гибели, краха не возникало, а было сознание медленного погружения в трясину, ауканья в тумане, убаюкивающего скольжения вниз, притупляющего чувство самосохранения. Деформировались границы норм, традиций, веры, истины и в итоге понять, где начинается одно и заканчивается другое, стало невозможно. Порок объявлялся добродетелью, из свободы выпаривалась ответственность, в результате чего все превращались в жертв обстоятельств, режима, наследственности и могли делать что угодно – статус жертвы надежно защищал от любых обвинений и укоров.

Наблюдая это торжество либерализма, приходилось все чаще задаваться непростым вопросом. А именно - стоило ли проходить страшный, трагический, миллионолетний путь от каменного века к информационному для того, чтобы совершить полный круг. От условных фигурок людей и животных, высеченных на скалах к набору смайликов, изображающих всю гамму чувств. И в итоге утопить классическую живопись в первобытных рисунках причинных мест, Бетховена и Моцарта в криках джунглей, икании, блеянии и бое тамтамов, литературу в примитивном наборе слов, а выстраданную человечеством гармонию в животном хаосе. И стоило ли разрушать великую страну с великой культурой и историей, чтобы в награду щедро получить человеческий мусор («политиков», «журналистов», «писателей»), мчащийся вперед под лозунгом «новое это хорошо изгаженное старое». Хлам, числящийся в числе людей передовых лишь потому, что у других, не передовых, есть совесть, стыд и чувство собственного достоинства.

Так что вспомнить полезно. И полезно задуматься. Прежде всего над тем – а это нам нужно? А они, передовые, нужны? Ответ очевиден. По крайней мере для тех, кто не утратил способности к анализу и сохранил трезвый взгляд на действительность.
http://boris-yakemenko.livejournal.com/199131.html

0

195

Как уходила Украина
В четверг исполняется 20 лет беловежским соглашениям, оформившим крах СССР. В канун этого юбилея в распоряжении газеты ВЗГЛЯД оказались фрагменты воспоминаний бывшего советника президента России по политическим вопросам Сергея Станкевича, посвященные событиям, которые предшествовали распаду Союза. Речь идет о попытках руководства РСФСР удержать единство с Украиной.
Полностью:
http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/65577/

0

196

CCCP в 80-е годы XX века
http://www.hrono.ru/198_ru.php

0

197

СССР развалился сам
Нам все чаще приходится слышать эту версию из уст «несогласных». Причем здесь старые геополитические соперники — США и Великобритания? Да, ни при чем. В малом бизнесе конкуренция есть, в большом бизнесе конкуренция есть, а в геополитике — её нет. Правда? Конечно, нет.

Словам кого вы больше поверите — какого-нибудь Антона Носика или Маргарет Тэтчер?  Не вижу повода оказывать доверия им обоим, но официальная речь «железной леди» вызывает меньшие сомнения, чем желчь пасквили кетаминового наркомана.

Чтобы окончательно поставить точку в вопросе причастности главных геополитических конкурентов СССР к его распаду, предоставим им самим слово.

В ноябре 1991 года Маргарет Тэтчер выступила в Хьюстоне, США. С трибуны она публично произнесла следующее:

«Советский Союз – это страна, представляющая серьезную угрозу для западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Ее , в сущности, не было. Наши страны достаточно хорошо вооружены, в том числе ядерным оружием.

Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой экономике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достичь высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта примерно в 2 раза выше, чем в наших странах. Если учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков. Поэтому мы всегда предпринимали действия, направленные на ослабление советской экономики и создание у него внутренних трудностей. Причем основным было навязывание ему гонки вооружений. Важное место в нашей политике занимал учет несовершенства Конституции СССР, которая формально допускала немедленный выход из СССР любой пожелавшей этого советской республики. Причем решение принималось простым большинством голосов ее Верховного Совета. Правда, реализация этого права была практически невозможной из-за цементирующей роли партии и силовых структур.

И все-таки в этой конституционной особенности есть большие возможности для нашей политики. К сожалению, несмотря на наши усилия, СССР оставался долгое время весьма свободным. Сложилась весьма трудная для нас ситуация, однако вскоре поступила информация о ближайшей смерти советского лидера и возможности прихода к власти с нашей помощью человека, благодаря которому мы сможем реализовывать ваши намерения. Это была оценка моих экспертов, а я всегда формировала очень квалифицированную группу экспертов по Советскому Союзу и по мере возможности способствовала эмиграции из СССР нужных групп экспертов.

Этим человеком был Горбачев, который характеризовался экспертом как человек неосторожный, внушаемый и весьма честолюбивый. Он имел хорошие взаимоотношения с большинством российской политической элиты.

…Большие споры среди экспертов вызвал вопрос о выдвижении Ельцина в качестве лидера народного фронта с перспективой последующего избрания его в Верховный Совет Российской Федерации в противовес лидеру СССР Горбачеву. Большинство экспертов были против кандидатуры Ельцина, учитывая особенности его личности. Однако состоялись соответствующие контакты и договоренности, и решение о необходимости проталкивать Ельцина было принято. С большим трудом Ельцин был избран председателем Верховного Совета России. И сразу же была принята декларация о суверенитете России. Вопрос от кого, если Советский Союз был в свое время сформирован вокруг России. Это было начало распада СССР. Ельцину была оказана существенная помощь во время событий августа 1991 года, когда руководящая верхушка СССР, блокировав Горбачева, попыталась восстановить систему, обеспечивающую целостность СССР. Сторонники Ельцина удержались. Причем помогла неполная, но реальная власть над силовыми структурами. Все союзные республики, воспользовавшись сложившейся ситуацией, объявили о своем суверенитете, правда, многие сделали это в своеобразной форме, не исключавшей их членство в Союзе. Таким образом, сейчас де-факто произошел распад Советского Союза, однако де-юре Советский Союз существует. Я уверяю вас, что в течение ближайшего месяца вы услышите о юридическом оформлении распада Советского Союза».

24 октября 1995 года на совещании Объединенного комитета начальника штабов Президент США Билл Клинтон сделал следующее заявление:

«Последние десять лет наша политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать Президент Трумэн с Советами посредством атомной бомбы. Правда с одним существенным отличием – мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство.

Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, и уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью. За четыре года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на пятнадцать миллиардов, сотни тонн золота, серебра, драгоценных камней и т.п. Под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше двадцати тысяч тонн алюминия, две тысячи тонн цезия, бериллия, стронция и т.д. Многие наши военные и бизнесмены не верили в успех предстоящих операций. И напрасно. Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке. Наша цель и задача в дальнейшем оказывать помощь всем, кто хочет видеть в нас образец западной свободы и демократии.

Когда в начале 1991 года сотрудники ЦРУ передали на Восток для осуществления наших планов пятьдесят миллионов долларов, а затем и еще такие же суммы, многие из политиков, а также военные не верили в успех дела. Теперь же, по прошествии четырех лет, видно, что наши планы начали реализовываться. Однако это не значит, что нам не над чем думать. В России, в стране, где еще недостаточно сильно влияние США, необходимо решать одновременно несколько задач:

    всячески стараться не допустить к власти коммунистов…;
    особенное внимание уделять президентским выборам.

Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях, и поэтому нельзя скупиться на расходы. Они дадут свои положительные результаты.

Организовав Ельцину пост президента на второй срок, мы тем самым создадим полигон, с которого никогда уже не уйдем.

Для решения двух важных политических моментов необходимо сделать так, чтобы из президентского окружения Ельцина ушли те, кто скомпрометировал себя.

Если нами будут решены эти две задачи, то в ближайшее десятилетие предстоит решение следующих проблем:

    расчленение России на мелкие государства путем межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии;
    окончательный развал военно-промышленного комплекса России и армии;
    устранение режимов в оторвавшихся от России республиках, нужных нам.

Да, мы позволим России быть державой, но империей будет только одна страна – США.»


Считаю, что комментарии здесь излишни. Если кто-то когда-то будет вам доказывать, что СССР канул в лету только вследствие внутренних причин — просто напомните собеседнику про вышеуказанные речи.
http://cuamckuykot.livejournal.com/121786.html

+1

198

мне нравилось жить в Союзе, очень жаль , что его не стало...

+1

199

Путин назвал причину развала СССР
СССР развалился из-за того, что негибкая система планового государства стала давать сбои в связи с технологической революцией, считает глава правительства России Владимир Путин.
Один из иностранных участников инвестиционного форума «Россия-2012» отметил, что запуск советского спутника побудил США к соревнованию, что и вывело эту страну на новые рубежи, передает РИА «Новости».
«Соединенные Штаты всегда чувствовали и занимались конкурентной борьбой. Так, назовем это мягко, даже в период до Великой депрессии, после Второй мировой войны на каком-то этапе они потом обогнали всех, а потом просто увидели, и стало очевидно, что просто отстали. Они стали проигрывать в этой конкурентной борьбе. Это стало толчком для инноваций, развития», – прокомментировал Путин услышанное.

Он отметил, что Советский Союз стал отставать, когда была внедрена неэффективная экономическая и политическая система. «На каком-то этапе, в период мирового кризиса, когда регулирующая роль государства возросла, это было очевидно, Штаты переживали тяжелое время – Великую депрессию», – добавил Путин.

Глава правительства отметил, что в это время некоторые приезжали из Штатов в Советский Союз.

«У меня есть знакомые, друзья, семьи которых переехали жить в Советский Союз, так и остались, просто хорошие инженеры, специалисты. Но в связи с технологической революцией негибкая система планового государства начала просто давать сбои и в конце концов, по сути, загнулась. Мне кажется, в этом основное дело, а не в том, что США пробудились к соревнованию. Они всегда соревновались», – сказал премьер.
http://vz.ru/news/2012/2/2/558477.html

0

200

Все правильно + трусливая падлюка Горбачёв...

+1

201

Доклад 1983 г. о дефиците
[info]ihistorian выложил ценный материал - скан доклада советских экономистов о причинах дефицита, датируемый 1983 г.
Оригинал взят у [info]ihistorian в Доклад 1983 г. о дефиците.
Воздержусь от комментариев - материал и так чрезвычайно интересный и дискуссионный.

Источник: Комплексная программа научно-технического прогресса СССР на 1986-2005 годы (по пятилектам). - М. АН СССР. Государоственный комитет СССР по науке и технике. Для служебного пользования. 1983.

Авторы: Проблемная комиссия Научного совета по проблемам научно-технического и социально-экономического прогнозирования при Президиуме АН СССР и ГКRТ ( председатели — Кириченко В.Н., Яремченко Ю.В., Баранов Э.Ф.). Головная организация — НИЭИ при Госплане СССР, ЦЭМИ АН СССР.
Полностью

0

202

Назад в СССР, или что имеем - не храним
23 мая 2012    Виталий Колтовский

Вот уж не думал, что придется «бороться» с одним из авторов статей на сайте «Однако». Я вообще по природе своей  не борцун, но статья Александра Дремлюгина «Нулевое поколение или поколение нулей» вынудила «взяться за перо»:
http://www.odnako.org/blogs/show_18465/

Автор тужит за СССР. Мне это понять и принять сложно. Ну хорошо. Давайте сравним 20 лет независимой Украины и 20 лет до этой самой независимости на примере моего родного галицкого села. Скажете, что примитивно? Нам подавайте срезы столетий? Ну уж не обессудьте.

20-летие развитого социализма были примером правления диктатуры тупости и маразма. Вам не смешно, когда население Южной Кореи дружно оплакивает своего усопшего лидера и так же дружно боготворит нынешнего? Примерно то же происходило в СССР. Лично у меня было несколько конспектов «бессмертных творений» Леонида Брежнева. Школьный, два институтских, предшествующих изучению «Истории КПСС» и философии. На очереди были четвертое и пятое конспектирование одних и тех же трудов, так как по мнению идеологов партии приступать к изучению политэкономии и научного коммунизма без очередного прочтения-конспектирования «Малой земли», «Возрождения» и «Целины» бессмысленно.

Зримые мной действия советской власти на селе были следующими:

- взрыв польского костела и строительство на его месте сокоэкстрактного завода

- разрушение синагоги и строительство универмага

- превращение униатской (православной) церкви в музей атеизма

Примечательным экспонатом музея был стенд, посвященный католической церкви. Материалы не очень убедительно "доказывали", что Папа Римский спит и видит, как развязать ядерную войну, и убеждает паству в том, что это единственно правильный путь католика, чтобы попасть в рай. Был, конечно, в музее и маятник Фуко, доказывавший галицкому крестьянину, что Земля таки круглая и вращается вокруг своей оси, но с этим никто особо в СССР и не спорил. Богоборчество абсолютно безосновательно начало набирать формы дикой фантасмагории. Для получения зачета по научному атеизму (еще та дисциплинка) студенты должны были организованно, автобусами выехать на захват группы то ли баптистов, то ли адвентистов.  Акция, слава Богу, уж не знаю какому, не состоялась, так как плановая экономика сбоила  с обеспечением автобусами. 

Вы пишете о том, что СССР был космической державой. Да, верно. Но из доступных в продовольственном магазине продуктов был один – консервированная морская капуста. За всем остальным очереди. Особенно запомнились очереди за хлебом. Норма 2 буханки на человека не позволяла прокормить этим хлебом домашнюю скотину. Вы, вероятно воскликните: "О ужас! Дикие галичане скармливали хлеб скотине!" Было. Но хлеб стоил 16 копеек/кг, а комбикорм 18 коп/кг. А попробуйте тот комбикорм в колхозе выписать и получить. Придется пройти унизительную процедуру бегания по инстанциям, где вас непременно будут журить за мещанство и частно-собственнические настроения. В результате приезд хлебной машины ждало все село, собираясь семьями. Очередь занимали по 5-6 раз, а матери держали на руках грудных детей и доказывали продавщице, что ребенку, как человечищу, тоже положено 2 буханки.

Приехавшая с экскурсии по социалистической Венгрии (все равно Европа) жена три дня не могла ходить в магазин и пила успокаивающее, увидев малую толику капиталистического продовольственного рая. Я ее кормил баснями о том, что если бы не наша война во Вьетнаме, все было бы как у них.

Разговаривал не так давно с группой воспитателей детского сада. За традиционным плачем "как трудно стало жить" перешли к предвыборным дебатам.  На мою реплику «вот и голосуйте за коммунистов на следующих выборах»  все дружно занекали, а одна четко выразила коллективную мысль: "Теперь сколько всего много..."

Они примитивны в своих пристрастиях, имеем то, что имеем, но и восхваляя СССР, можно дойти до утверждения, что без ленинского плана ГОЭЛРО мы бы до сегодняшнего дня блуждали в потемках.

Независимость дала украинским (как и российским людям) Землю и Волю. Как ни пафосно это звучит – но это так.

Спиться или учиться - выбор лично каждого. Мыть полы в Италии или писать програмы для Майкрософт - снова же выбор лично индивидуума и он есть.

Советская власть дала жителям Галичины всеобщее образование и долгожданное равенство, но как только появилась возможность убежать из СССР, галичане первыми ею воспользовались. Не подошел новый пан и это не удивительно. Если первый секретарь компартии Украины на встрече с колхозниками начинал говорить по-русски ибо «интернационализм не есть русификация», это вызывало отторжение. Чтение лекций только на русском языке стало для преподавателей ВУЗов обязательным в начале 80-х, и это в Ивано-Франковске! Шаги советского высшего руководства были все более непоследовательны и не логичны. Кому какое дело, диверсия это американских спецслужб или наши внутренние проблемы. Люди хотели уйти от вечного хомута тоталитарного контроля над обществом, читать не только газету «Правда», не ходить на выборы без выбора. Участие в праздничных демонстрациях стало практически обязательным. От такого государственного пресса мечтали избавиться как представители интеллигенции, так и простые люди.

В село начали приходить один за другим цинковые гробы с нашими парнями, убитыми в Афганистане, а по телевизору показывали как солдаты сажают деревья вместе с афганскими крестьянами. Разрыв между действительностью и пропагандой становился невыносимым.

Горько вспоминать все это. Преимущества социализма за этими «мелкими недостатками» сами собой измельчали. Бесплатное жилье, образование, всеобщая занятость воспринимались как откуп власти за нежелание реформировать систему под требования времени, за возведение стены железного занавеса, как плата за свое князевание в тишине охотничих хозяйств, где в изобилии были те самые, запрещенные простым смертным, плоды рыночной экономики.

Упавший СССР в первую очередь воспринимался веками набожным людом Галичины как побежденный богоборец. Люди вдохнули новый воздух свободы. Ветер с Запада оказался сильно отравленным теми самыми смертными грехами, но его не обязательно было вдыхать полной грудью. Появился выбор.

Меня тоже пугает рост числа самоубийств среди благополучной молодежи нашего края, мне не нравится, что нынешние интеллектуальные столпы общества по интеллекту лишь на толику малую обходят столпы линий электропередач. Да, капитализм – тупиковый путь развития, но прекрастные идеи социализма, упавшие на благодатную почву всенародного невежества, дали всходы удручающего ханжества и лицемерия.

Позволю себе дать напутствие молодым коллегам. В поисках светлого завтра помните слова Григория Саввича Сковороды: "Безумцу присуще жалеть за утраченным и не радоваться тем, что имеет". Перевод мой, возможно не совсем корректен, но я, рожденный в СССР, иного прочтения философа, не нахожу.
http://www.odnako.org/blogs/show_18486/

0

203

Выставка о Родине
25 мая 2012    Елена Филиппова

В четверг в культурной жизни Москвы произошло событие, практически незаметное для большинства ее жителей (впрочем, как и многие другие события музейной жизни города). С другой стороны, это же не инсталляция из клизм, чтобы кричать об этом во весь голос.

В музейно-выставочном центре «Рабочий и колхозница» тихо и без помпы открылась выставка «20 лет Советской власти».

Немного предыстории: 75 лет назад, 25 мая 1937 года, в Париже была открыта Всемирная выставка под названием «Искусство и техника в современной жизни». Экспозиция СССР посвящалась достижениям Советской власти и доказательству преимуществ социализма. Именно для павильона СССР и была создана знаменитая скульптура «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной. Павильон пользовался большой популярностью у посетителей выставки, среди которых было немало эмигрантов из России.

Сегодня в Москве можно увидеть практически то же самое, что и 75 лет назад в Париже. Организаторами выставочного центра проведена нешуточная работа по выявлению состава той экспозиции и поиску сохранившихся экспонатов. Представлены и подлинные экспонаты, выставлявшиеся в Париже, и эскизы огромных панно, украшавших павильон.

Экспозиция расположена в залах на трех этажах и на стенах межэтажных пролетов. Осмотр лучше начинать с третьего этажа, постепенно спускаясь вниз. Незабываемые впечатления гарантированы.

В экспозиции много картин. Того самого соцреализма, над которым нынче принято снисходительно посмеиваться, что и делали некоторые из посетителей. Переходя от одной картины к другой, я откровенно любовалась ими, даже самыми наивными. Очень много неба, в небе самолеты и облака, под ними реки и созревшая рожь, тяжелые механизмы и сверкающий металл. И среди всего этого яркого великолепия люди – радостные, серьезные, счастливые. От всех них веет потрясающим оптимизмом. Настоящим, не придуманным.

Сдается мне, что соцреализму надо просто было вылежаться, созреть в запасниках, дождаться, пока придет его время. И открыть нам окошко в нашу же историю.

На торжественном открытии посетителям был сделан маленький сюрприз, тоже в память парижской выставки. Тогда СССР представлял еще и краснознаменный ансамбль песни и пляски под управлением Александрова, произведший настоящий фурор и пользовавшийся огромной популярностью. И в четверг солисты ансамбля им. Александрова дали небольшой концерт. Потрясающе звучал отличный мужской голос, вживую, без фонограммы, заполнив собой весь зал: «Родина, тебе я песню пою. Родина, я верю в мудрость твою!». Аж до мурашек.

Много фотографий: сталевары и стахановцы, полярники и летчики. И, представьте себе, конфеты Бабаевской фабрики!

Под стеклом лежит книга отзывов, та самая, из Парижа. Открыта на середине, листы густо исписаны строчками на чужих языках  и от этого так сильно бросается в глаза размашистая надпись, сделанная по-русски: «Да здравствует Великая Россия!»

Почти в самом низу лестницы висит фотография еще одного интересного экспоната – карты СССР. Оригинал карты привезти не удалось, слишком тяжела… Панно размером 6х4.5 метров, весом в 3500 кг, было составлено из … самоцветов. К ужасу моему, в памяти тут же всплыла другая карта России из недавних скандалов. Ну что ж… в конце концов, у каждого своя Родина.

К этому периоду нашей истории можно относиться по-разному и я его нисколько не идеализирую. Но это наша история. Часть жизни наших дедов. Сложной жизни, тяжелой и очень настоящей.

Потом после просмотра весь вечер щелкала пультом телевизора, ища культурные новости столицы. Ничего… Очень надеюсь, что я все же пропустила репортаж, ведь на открытии были журналисты – сама видела. Но все же не утерпела и решилась поделиться своим настроением.

Друзья, выставка будет работать до 29 июля. Сходите, не пожалеете.
http://www.odnako.org/blogs/show_18521/

0

204

Из выступлений бывшего директора ЦРУ А. Даллеса (1893-1969)
«Посеяв в Советском Союзе хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как?
Мы найдем своих единомышленников… своих союзников и помощников в самой России.
Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.
…Литература, театры, кино – все будет изображать самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых «творцов», которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности.
В управлении государством мы создадим неразбериху… Мы незаметно будем способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности.
Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель… Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх перед друг другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов и прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.
И лишь немногие, очень немногие, будут догадываться или даже понимать что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ оболгать, объявить отбросами общества…»

0

205

СТАЛИНИЗМ – "НАЗАД В ПРОШЛОЕ"? НЕТ, НАЗАД В БУДУЩЕЕ!
Говоря об эпохе Сталина, превознося успехи СССР, мы обычно имеем в виду индустриализацию. Действительно, таких темпов экономического развития не было никогда и нигде в мире.
Никогда и нигде в мире промышленное производство не прирастало более чем на 16% ежегодно на протяжении более чем десятилетия.

Никогда и нигде в мире за десять лет производство стали не вырастало более чем в 4 раза, электроэнергии - более чем в 8 раз, станков – в 25 раз, тракторов – более чем в 40 раз, комбайнов – более чем в 120 раз, автомобилей в 250 раз и т.д. и т.п. Не создавались в рекордные сроки целые новые отрасли промышленности – химической, рыбной, приборо- и станко-cтроения, подшипниковой, авиационной, холодильной и т.д. и т.п.

Продолжать можно очень долго, но все это хорошо известно, потому и смысла нет повторять.

Однако за всей этой действительно впечатляющей картиной мы как-то совсем забываем о тех изменениях, которые произошли в повседневной жизни людей, психологии, организации социальной жизни. А между тем эти изменения были ничуть не менее фантастическими.
Полностью:
http://aftershock-2.livejournal.com/158883.html

0

206

История создания Государственного гимна СССР
В. Галанина-Эль-Регистан, заслуженная артистка

http://www.noev-kovcheg.ru/pic_img/2010-06/43.jpg
Более шести десятилетий прошло со дня создания Государственного гимна СССР, а страсти не утихают и по сей день. И какие только небылицы не пишут по этому поводу.

Я являюсь живым свидетелем создания гимна Советского Союза, и даже, в некотором роде, участником этого процесса. Поэтому считаю своим долгом опубликовать правду о создании гимна СССР и о биографии одного из его авторов Эль-Регистана.

Начну с биографии Эль-Регистана. Эль-Регистан (Уреклян) Габриэль Аркадьевич, по национальности армянин, родился в Средней Азии, в городе Самарканде.
.............
Свою журналистскую деятельность Регистан начинал в Узбекистане, в газете «Правда Востока», и вскоре стал знаменитым на всю Среднюю Азию репортером.

Он исколесил весь Туркестан вдоль и поперек. Им были написаны сотни очерков, статей, фельетонов на различные темы жизни.

В начале тридцатых годов он переезжает в Москву и становится корреспондентом газеты «Известия».
...............
Широко образованный, блестяще владевший многими восточными языками, общительный, остроумный и веселый, широкий по натуре, он был любимцем коллег-журналистов. Дружил с Сергеем Михалковым, Алексеем Толстым, драматургом Погодиным, со многими знаменитыми учеными, артистами, военачальниками, государственными деятелями, политиками, дипломатами, одним словом, цветом тогдашнего советского общества. Многие из них были друзьями нашего дома. Регистан отличался редкой независимостью, был беспартийным и не имел никаких правительственных наград. Но это не мешало ему быть истинным патриотом Родины, приверженцем советской власти.

С первых дней Великой Отечественной войны Регистан вместе с Сергеем Михалковым стал корреспондентам газеты «Сталинский сокол» и нередко вылетал в самые горячие точки военных действий. Десятки репортажей о боевых подвигах наших летчиков были написаны им совместно с Михалковым.

В 1943 году, в самый разгар войны, на одном из закрытых заседаний Политбюро было принято решение о создании гимна Советского Союза. Сталин тогда кратко сказал: «СССР до сих пор не имеет государственного гимна. Нам необходимо создать гимн Советского Союза. А «Интернационал» должен остаться международным гимном коммунистов». По указанию ЦК партии была создана правительственная комиссия по утверждению гимна СССР, которую возглавил Климент Ефремович Ворошилов.

В ЦК было вызвано руководство Союза писателей, после чего был объявлен конкурс на сочинение текста гимна и композиторам заказана музыка. Самые знаменитые поэты и композиторы включились в эту работу. Всеми овладел порыв, всем захотелось сочинить гимн нашей Родины, в том числе и моему мужу Эль-Регистану.

В то время мы с мужем жили в гостинице «Москва», так как незадолго до этого, рядом с домом, где мы проживали, на Калужской, 16, в Нескучный сад угодила фугаска, и все стекла в окнах нашего дома были выбиты. В квартире невозможно было жить. Это было в начале сентября 1943 года, и вот ночью мой муж вдруг вскакивает (я решила, что объявлена воздушная тревога), бросается к столу, на котором лежал планшет, но, увы, в нем не оказалось ни листочка чистой бумаги. Тогда он хватает гостиничный счет и на оборотной стороне записывает первые четыре строки будущего гимна, которые приснились ему во сне. Он прочитал их мне. Звучали они так:

Союз благородный
республик свободных,
Сплотила навеки
великая Русь,
Да здравствует
созданный
волей народов
Единый, могучий
Советский Союз!

Но я заметила Регистану, что слово «благородный» не совсем подходит, оно может ассоциироваться с «вашим благородием». «Посмотрим», – сказал он и, едва дождавшись утра, побежал к Михалкову и предложил ему сочинять гимн вместе. В этот же день они сочинили первый вариант припева. Вот его слова:

Живи в веках,
страна социализма!
Пусть наше знамя
миру мир несет.
Живи и крепни,
славная Отчизна!
Тебя хранит
великий наш народ.

Но этот вариант не удовлетворил их, и они вскоре заменили на другой, созвучный первым четырем строкам гимна:

Славься, Отечество
наше свободное,
Дружбы народов
надежный оплот.
Знамя советское,
знамя народное
Нас от победы
к победе ведет.

После того, как был сочинен окончательный вариант припева, они принялись за сочинение второго куплета гимна. Вот он:

Сквозь грозы сияло нам
солнце свободы,
И Ленин великий
нам путь озарил,
Нас вырастил Сталин
на верность народу,
На труд и на подвиги
нас вдохновил.

В этом варианте Михалков и Эль-Регистан представили текст гимна в правительственную комиссию. К тому времени в комиссию поступили уже десятки текстов других авторов. Всего их было около пятисот.

В ознакомлении с текстами гимна принимали участие все члены Политбюро и лично Сталин. Обсуждались буквально каждое слово, каждый знак препинания. В итоге выбор пал на текст Михалкова и Эль-Регистана.

Их пригласили в Кремль. Сталин предложил им поработать в спокойной обстановке. Сталин не только принимал непосредственное участие в обсуждении текста гимна, но и в его редактировании. В гимне есть слова, которые принадлежат лично ему.

Так, при обсуждении первых четырех строк гимна Сталина смущало слово «благородный». «А не может ли у простого народа слово «благородный» ассоциироваться с «вашим благородием»? – спросил он. – Не лучше ли его заменить»? Авторы были смущены, потому что им не приходило в голову слово, которым можно было бы заменить эпитет «благородный». Сталин, прохаживаясь по кабинету со своей неизменной трубкой, вдруг повернулся к ним и произнес: «Нэрушимый!» Это было как раз то слово, которое не пришло в голову ни Михалкову, ни Регистану. Так слово «благородный» было заменено сталинским – «нерушимый».

Вечером, когда муж вернулся из Кремля, он, смеясь, сказал: «Ну, умница, ты была права, Сталин заменил слово «благородный» на слово «нерушимый». Я саркастически улыбнулась и сказала: «Ничто не вечно под луной». И на этот раз оказалась права.

Так создавался гимн Советского Союза. После принятия окончательного варианта текста Сталин устроил прием в честь авторов в узком кругу. На него были приглашены даже не все члены Политбюро. Я на этом приеме не была. На другой день мне об этом рассказала присутствовавшая там жена помощника Ворошилова генерала Щербакова Наталия Васильевна Щербакова, с которой я была в большой дружбе. Оказывается, Сталин поинтересовался, почему Регистан без жены. А Климент Ефремович шутя сказал: «Говорят, она у него редкая красавица и он ее никому не показывает». Тогда Сталин, обратившись к Регистану, спросил: «Регистан, это правда?» «Правда, Иосиф Виссарионович», – ответил мой муж. «Но вам я ее не покажу, она натура романтическая, чего доброго влюбится в вас!» Сталин весело рассмеялся и произнес: «Ох, Регистан хитрый! Ох, Регистан хитрый! Но... – наш!»

В этом весь Сталин. Он делил всех на наших и не наших. К первым относились все, кто признавал советскую власть. Вторых же он считал врагами государства и его лично.

Михалков был страшно напуган и шокирован поведением Регистана. Испугавшись, что Сталин может разгневаться и отвергнуть гимн, Михалков на всякий случай предложил свой вариант, но Сталину было известно, что первые четыре строки гимна, из-за которых, собственно, и был принят вариант Михалкова – Эль-Регистана, приснились Регистану во сне. Тогда Сталин очень деликатно сказал Михалкову, что вместе у них получается лучше. И Михалков успокоился.

За создание текста гимна авторы были удостоены государственной денежной премии в размере сто тысяч рублей. Кроме того, Сталин спросил, что бы они еще хотели. Регистан попросил карандаш, которым Сталин делал поправки в тексте гимна. Михалков – квартиру.

Позже Михалкову Моссовет выделил большую квартиру в только что построенном доме №8 по ул. Горького, а мы переехали с Калужской в бывшую трехкомнатную квартиру Михалкова.
Полностью:
http://www.noev-kovcheg.ru/mag/2010-06/2102.html

0

207

http://img233.imageshack.us/img233/7421/91199313.jpg

http://img35.imageshack.us/img35/6719/071fe97695e669xl.jpg
...

+1

208

Раньше в СССР РАЙ был везде!! РАЙсовет, РАЙкомитет ...А сейчас что? Сплошная АДминистрация.http://www.kolobok.us/smiles/standart/aggressive.gif

+3

209

Зардушт АЛИ-ЗАДЕ
Азербайджанская элита и массы
в период распада СССР
(Статья-мемуары о бурном времени)

Это - статья-мемуары. Автор - активный участник политического процесса в Азербайджане как в описываемый период 1988-90 годов, так и позже. Как все мемуары, эти мемуары, естественно, субъективны. Я писал о том, что видел и слышал сам, о том, что понял, и о том, чего не понял. Другие видели и слышали другое и понимают события иначе. Пусть они пишут свои мемуары.
http://www.sakharov-center.ru/publications/azrus/az_0055.htm

0

210

http://zhurnal.lib.ru/r/razlackij_a_b/

Материализм всегда был чужд интеллигенции. Вращаясь в своем мирке, где основная сущность - человеческие отношения, где материальные предметы не создаются, а приобретаются, появляются, дарятся, вымениваются и достаются, интеллигенция и свое представление обо всем строит по подобию того, что наблюдает. Отдаю деньги - получаю масло. Это понятно. Вот масло съедено, его снова надо покупать - и оно появляется. А как заплаченные деньги порождают новое масло, как порождают труд человеческий - это уже мистика, это за пределами мирка, а значит за пределами Вселенной.

А в стране происходит кризис - всеобщий экономический кризис. Начало его заключительной стадии, предопределяющей его развитие до полной экономической катастрофы, определилось в 1977 году, определилось полным срывом планов промышленного развития. Последующие годы, срыв планов десятой пятилетки, продолжающееся падение выпуска товаров не оставляют никаких надежд на благополучный выход из этого кризиса. Катастрофа неизбежна, потому что это не частный кризис - такие кризисы, например, 1963 года, страна преодолевала - а кризис всеобщий. Такое в истории СССР возникло впервые. Впервые - на седьмом десятке лет истории.

И как бы ни била ее жизнь, ни крутила, ни хлестала своим обмоченным хвостом, наша интеллигенция не желает задуматься над происходящим. Она не желает видеть причин происходящего. Она не желает исследовать эти причины. Она не желает добраться до истоков. Может быть потому, что это разрушит столь милый ее сердцу миф о бардаке? А может потому, что тогда будет вынуждена проклясть себя за собственное бездействие? Черт его знает, о чем думает страус перед тем, как охотник влепит заряд в его торчащий зад. Чучело об этом уже не спросишь.

  Наша верующая интеллигенция верит только в случай, в неисповедимость бардака. Она вычеркнула из своей памяти все законы общественного развития, открытые ее предшественниками, она предпочла возвратиться к суевериям пещерных жителей. Диалектика - это для нее не то, чтобы слишком сложно, а вообще недопустимо. Она всему дает объяснения на уровне каменного века и не понять реальные причины старается, а доказать, что все должно быть по ее каменному разумению. А если уж не так, то и никак, и значит этого быть не должно, а если все равно есть, то это бардак, а с бардаком спорить бесполезно, потому что его воля сильнее всяких законов и, тем более, всякого знания.

  Как-то раньше считалось, что интеллигенция - это та часть общества, которая прежде других стремиться к свету, к познанию мира. Наша интеллигенция никакого света не желает. Она готова гранитные скалы раздробить в мелкий песок - лишь бы было чем засыпать собственные глаза. И дробит. Откалывает песчинки цитат от монолитных учений гигантов прошлого - неважно, будь то Маркс или Сенека, Спиноза или Гегель, Ленин или архангел Гавриил - лишь бы было во что голову сунуть, чтобы не видеть, не думать, не знать. И как же откалывает интеллигенция от наших народных проблем свои бытовые проблемки, чтобы зарыться в них по уши. Чего это мне думать о том, чтобы масло было у всей страны - я лучше пойду выпью с Сергеем Петровичем, а у него жена - продавщица, и у меня масло будет.

Разлацкий Алексей Борисович, 1980 год.  Цит. по: http://zhurnal.lib.ru/r/razlackij_a_b/intel.shtml

0


Вы здесь » Севастопольский вальс » Причины распада СССР » Причины распада СССР