Резолюция Довиля и Россия
Дмитрий СЕДОВ | 31.05.2011 | 15:11

Присоединение России к резолюции «большой восьмерки» в Довиле не могло не привлечь внимания аналитиков в Москве и за рубежом. Эта резолюция - серьезный документ. Она определяет позиции Запада по ряду международных проблем, а информационное обеспечение этих позиций раскатывает асфальтовым катком все несозвучные им альтернативные мнения. В сегодняшнем мире «правду» куют только в идеологических центрах НАТО и кроме этой «правды» другой быть не может. И многие задают вопрос: не начала ли Россия движение в сторону натовской «правды»? Ведь раньше было не так. У РФ была своя позиция, может быть, не всегда сильная, но своя.

Теперь же мы присоединяемся к документу, который является манифестом «мирового правительства» не столько в отношении конкретных целей, сколько в отношении того, что при достижении этих целей все остальные мнения не учитываются. Налицо демонстрация силы как простейшего способа утверждения собственных интересов. С точки зрения международного права и международного обычая резолюция Довиля войдет в историю как один из гвоздей, забитых в гроб надежды народов мира на справедливость и равноправие.

Что ж, в некотором смысле присоединение Москвы к резолюции Довиля - безусловно прагматичный шаг в стиле Realpolitik. Проигрыш Каддафи предсказуем. Международные организации типа Африканского Союза или ALBA, занимающие по Ливии иную позицию, нежели довильские подписанты, – это в основном объединения бедных стран, опасающихся в будущем разделить судьбу Ливии. Стать на их сторону значило бы в скором времени оказаться среди проигравших.

Примерно то же можно сказать и об одобрении ареста Ратко Младича. Внутренняя ситуация в Сербии не позволяет надеяться на то, что истинная правда о боснийской войне в ближайшие годы станет известной миру. Нынешнее сербское руководство поддерживает версию Запада о событиях этой войны и, казалось бы, нет никакого смысла противоречить официальному Белграду.

Кроме тактических выгод присоединения к резолюции Довиля, существенную роль для Москвы играет и его полезность для нового этапа «перезагрузки» в отношениях с США. В Вашингтоне по достоинству оценили этот шаг, и уже 29 мая официальный представитель администрации подтвердил, что на место посла США в России планируется Майкл Макфол (Michael A. McFaul), ближайший советник президента Б.Обамы. Если его кандидатуру утвердит Сенат, Макфол станет первым недипломатом за три десятилетия, который будет работать главным представителем США в Москве. Как член «ближнего круга» Белого дома и ключевой архитектор нынешней американской политики в отношении России, Макфол будет обладать уникальными возможностями для выражения взглядов Обамы по разным вопросам – от противоракетной обороны до конфликтов в Афганистане и на Ближнем Востоке.

По мнению многих наблюдателей, Макфол - это идеальный выбор, так как «он хорошо знает Россию и знаком с проблемами национальной безопасности». Перед тем как стать сотрудником администрации США, Макфол часто выступал критиком политики Москвы. 47-летний бывший профессор Стэнфордского университета не раз упрекал, например, В. Путина по самым разным вопросам – от российского военного вторжения на Кавказ до преследования правительством несогласных. Однако приглашённый на работу Обамой Макфол стал двигателем политики «перезагрузки», заявляя, что идеологические разногласия не должны мешать практическим взаимоотношениям двух стран. «Мы хотим действительно делать реальные дела с русскими в области тех вопросов, которые касаются нашей национальной безопасности и нашего процветания», - заявлял Макфол в 2009 году во время визита в Москву.

По мнению экспертов, назначение приближенного к Обаме человека на пост американского посла в Москве станет знаком сближения двух первых лиц США и России и более тесной координации их работы. Предполагают, что такое сотрудничество укрепит позиции президента Д.Медведева в преддверии предстоящих выборов. Естественно, такое сближение приветствуется правым крылом политических сил в России, в свою очередь рассчитывающих получить помощь от США на решающем этапе избирательных баталий.

Нельзя обойти вниманием и геополитический аспект присоединения России к резолюции. Наша страна находится в «серой зоне» глобализации, то есть сложно понять, не наступят ли и для нее однажды времена «цветных революций». Прямых указаний на это в высказываниях руководителей НАТО не найти, хотя этот военный блок последовательно ведёт линию на окружение России. Поэтому за присоединением нашей страны к резолюции Довиля можно увидеть и стремление российского руководства обезопасить РФ от применения к ней со стороны НАТО доктрины «Ответственность защитить». Это тоже отвечает принципам Realpolitik. Представить себе Россию частью цивилизации экономического процветания – мечта любого гражданина, желающего блага своей стране. И надежды на то, что мы, христиане, найдем себе место в семье западных народов, также на первый взгляд обоснованы.

Поэтому, казалось бы, следует лишь вздохнуть о несправедливости этого мира, где не всем слабым и бедным суждено счастье, и порадоваться прагматичности российского руководства, умело маневрирующего в международной обстановке. Тактические выгоды от присоединения к резолюции налицо. Однако многие аналитики задают себе вопрос: не является ли признание Москвой натовской «правды» одновременно и признаком более серьезного изменения внешнеполитического курса?

Если представить, что конечная цель начавшихся изменений - включение России в группу «своих» для НАТО, то необходимо считаться и с появлением у нее в таком случае новых обязанностей. Меняется позиционирование, меняются внешнеполитические и военно-политические задачи. Если вчера мы взаимодействовали со странами-объектами глобализации как суверен (или почти как суверен), то теперь от нас будут ожидать взаимодействия с глобализаторами. Например, вопрос об участии российских военных в операции НАТО в Афганистане будет рассматриваться уже по-другому.

Вспоминая стремительный переход советского руководства от конфронтации с Западом к «новому мышлению», заметим, что все это делается достаточно легко.

Однако в таком случае неизбежен вопрос: сможет ли российское руководство - с учетом настроений общественности - доказать своему народу необходимость таких перемен?

Представляется, что подавляющая часть общества и народа не поддержит такой курс в силу многих причин - и в первую очередь потому, что неправда натовской «правды» всем очевидна. Изречение святого благоверного князя Александра Невского «не в силе Бог, а в правде» - реальность русского национального сознания. Лживость и коварство политики Запада в русском народе осознаются вполне адекватно. Весь мировоззренческий строй русского национального сознания препятствует выработке курса на включение России в группу «своих» при НАТО. Ведь практикуемое ныне расширение «зоны ответственности» НАТО на весь мир имеет конечной целью создание новой системы эксплуатации народов Земли небольшой группой представителей «глобального управляющего класса». Это в корне противоречит традициям внешней политики России. К целям российской государственной политики никогда не относилось создание системы эксплуатации других народов, это не закреплено в стереотипе восприятия мира русским человеком (в том числе человеком, стоящим на вершине власти) - в отличие от стереотипа англосаксонских правящих кругов. Да нам чужого добра и не нужно, своим бы распорядиться.

Нельзя упускать из виду и международную реакцию на новое позиционирование России. Присоединением к довильской декларации были неприятно удивлены не отдельные государства, а целые группы государств. В первую очередь, Африканский Союз, предлагавший мирную «дорожную карту» решения ливийской проблемы. Среди руководителей государств-членов этого союза числится не один, примеряющий на себя рубашку Каддафи. Ведь никто не сказал, что дело ограничится северной частью континента. Значит, в решении дальнейшей судьбы африканских лидеров такой влиятельный и ранее надежный член международного сообщества, как Россия, будет находиться на стороне НАТО? Несколько десятков латиноамериканских партий, предложивших решение ливийской проблемы, также не могут положительно воспринять изменение российской позиции. Мало того, и европейское общественное мнение, уставшее от промывания мозгов по-натовски, выступает за прекращение агрессии.

Популярное в мусульманском мире обозначение натовцев как крестоносцев теперь бросит тень и на РФ. Однако русские никогда не были среди западных крестоносцев, грабивших христиан Византии, покорявших чужие земли огнем и мечом. Россия всегда помогала развивающимся странам и строила свои отношения с ними на диаметрально противоположных от Запада основах. В том мире мы были антиподом Западу. Бросается в глаза настороженность, с которой арабы приняли программу «Довильского партнерства». В соответствии с ней Запад намерен влить в экономику Туниса и Египта 40 млрд. долларов. За рукой дающей арабы видят «руку гребущую», потому что в результате такого «партнерства» формы эксплуатации их стран и контроля за их политической жизнью будут усовершенствованы. Какой смысл России ассоциировать себя с этой международной политикой вызывающего неравноправия? Ведь сплочённость народов в их сопротивлении насильственной и тоталитарной глобализации растёт. Неизбежно появление новых - сильных и влиятельных - военно-политических блоков, которые сыграют серьезную роль в мировых событиях.

Российской политике всегда было свойственно взаимодействие с силами, которые именовались «антиимпериалистическими». Можно, конечно, отменить понятие «империализм» как устаревшее, но не отменить факт существования обозначаемых этим понятием сил - они всегда были крупным резервом внешней политики России.

Ну и неизбежен вопрос, принесет ли дрейф России в международной политике выгоды ее экономике? В конце концов, внешнеполитическая деятельность призвана обеспечивать внутреннее благосостояние нации. Уже давно и окончательно ясно, что западные инвесторы никогда не вложатся в реальный сектор российской экономики. Деньги из-за рубежа приходят преимущественно по двум каналам – в сырьевую экономику и в спекулятивный капитал. А собственные российские деньги тем временем выводятся за рубеж. Вокруг этого драматического положения сложилась недостойная фигура умолчания, скрывающая отторжение Западом самой возможности появления конкурентоспособной, экономически сильной России. Россия устраивает Запад такой, какова она сегодня. Мы не Австрия, чья экономика не влияет на экономику мира. У нашей страны гигантский потенциал, заправилы западной политики это прекрасно понимают. И они будут стремиться сохранять сложившееся положение. А включение России в группу «своих» при НАТО его окончательно закрепит.
http://www.fondsk.ru/news/2011/05/31/re … ssija.html