Севастопольский вальс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Севастопольский вальс » Военная история » Русские не сдаются!!!!!!!!!!!!!!!!!


Русские не сдаются!!!!!!!!!!!!!!!!!

Сообщений 1 страница 30 из 62

1

Откуда пошло выражение "Русские не сдаются"?

"Официальная" версия такова:

Имя Героя Советского Союза Хусейна Андрухаева в Адыгее знает каждый житель. Двадцатидвухлетний поэт, писатель и журналист погиб в ноябре 1941 года в селе Дьяков на Украине. Хусейн прикрывал отход своих солдат и завлек фашистов на безымянную высоту, вооружившись гранатами. Его окружил взвод неприятелей. Но герой не сдался и погиб, подорвав с собой более 30 фашистов, не дав пройти врагу вперед. Впоследствии последние слова адыга "Русские не сдаются!" стали символом борьбы всех народов СССР с общим врагом.

Само выражение "Русские не сдаются" широко ходило задолго до этого и было самым естественным ответом на предложение "Русский, сдавайся", став со временем неотьемлемой частью "русского национального характера".

Фразу "Русские не сдаются" в разных вариациях приписывают многим деятелям Российской империи (и тому есть если не документальные подтверждения, то хотя бы "свидетельства очевидцев"; сколько народу попроще и как часто употребляли это выражение, установить, естественно, невозможно), особенно, конечно, полководцам, но "засветились" и "гражданские".

Вот такая почти мистическая история произошла в 1829 году во время русско-турецкой войны:

В мае 1829 года три русских корабля: 44-пушечный фрегат "Штандарт" (командир капитан-лейтенант П.Я. Сахновский), 20-пушечный бриг "Орфей" (командир капитан-лейтенант Е.И. Колтовский), и 20-пушечный бриг "Меркурий" (командир капитан-лейтенант А.И. Казарский) крейсеровали у выхода из пролива Босфор. Командовал отрядом кораблей капитан-лейтенант Сахновский.

На рассвете 14 мая 1829 года от Босфора отошел турецкий флот в составе 6 линейных кораблей, 2 фрегатов, 2 корветов, 1 брига, 3 тендеров. Неприятельская эскадра, заметив русские корабли, пустилась за ними в погоню.

На "Штандарте" был поднят сигнал: "Избрать каждому курс, каким судно имеет преимущественный ход", после чего более быстроходные "Штандарт" и "Орфей" быстро вырвались вперед, а тихоходный "Меркурий" стал отставать.

К 14 часам дня корабли неприятеля - 110-пушечный линейный корабль "Селимие" и 74-пушечный линейный корабль "Реал-бей" уже начали настигать "Меркурий".

Видя невозможность уклониться от неравного боя, Казарский собрал совет из офицеров.

Шансы на спасение у "Меркурия" были ничтожны (184 пушки против 20), почти не оставляли надежды на благополучный исход боя, в неизбежности которого уже никто не сомневался.

Как пишет Казарский в своем рапорте командующему Черноморским флотом адмиралу А.С. Грейгу от 14 мая 1829 года №130 (Фонд Музея КЧФ, ГУ-678), первым попросили высказаться поручика корпуса штурманов Прокофьева, который предложил: "Взорвать бриг, когда он будет доведен до крайности". Далее Казанский продолжает: "Вследствие этого мнения, принятого всеми единогласно, было положено защищаться до последней возможности и если будет сбит рангоут, или откроется большая течь, тогда схватиться с ближайшим неприятельским кораблем, и тот офицер, который остается в живых, должен зажечь крюйт-камеру, для чего был положен на шпиль пистолет".

Казарский также обратился к нижним чинам и объяснил им, "чего ожидает от них Государь и чего требует честь императорского флага, нашел в команде те же чувства, как и в офицерах: все единогласно объявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге".

Успокоенный таким общим единодушием, он приказывает: "Прекратить действие веслами, поставить людей к пушкам, сбросить в море ял, висевший за кормой, и открыть огонь из ретирадных портов".

Казарский прекрасно знал слабые и сильные стороны своего корабля, бриг был очень тяжел на ходу, спасти его могли только искусное маневрирование и меткость канониров.

В течение получаса "Меркурий", маневрируя, умело уклонялся от залпов неприятельских кораблей, но потом был поставлен между обоими кораблями, и с линейного корабля капудан-паши "Селимие" закричали по-русски: "Сдавайся! И убирай паруса".

Ответом на это с "Меркурия" были залп всей артиллерией и дружный ружейный огонь. (Наверняка сопровождаемые фразами и отдельными междометиями на русском же языке)

Оба турецких корабля, сдавшись к корме брига, открыли по нем непрерывную канонаду ядрами, книпелями и брандскугелями. На "Меркурии" возник пожар, который, к счастью, удалось потушить.

Метким огнем канониров брига был поврежден гротовый рангоут стопушечного турецкого корабля "Селимие" под флагом капудан-паши, что заставило его лечь в дрейф.

Другой корабль 74-пушечный "Реал-бей" под флагом младшего флагмана продолжал сражение, переменяя галсы под кормой брига, и бил его продольными выстрелами, которых никакими движениями невозможно было избежать.

"Меркурий" отстреливался, и счастливым выстрелом удалось перебить у неприятеля нок-фор-марс-рею, падение которой увлекло за собой лисели.

Эти повреждения лишили "Реал-бей" возможности продолжать сражение и в половине шестого он прекратил бой.

Как писал в своем рапорте Казарский: "Урон в команде брига состоялся из четырех убитых и шести раненых нижних чинов. Пробоин в корпусе оказалось 22, повреждений в рангоуте 16, в парусах 133 и в такелаже 148; сверх того разбиты гребные суда и повреждена карронада".

Сам Казарский во время боя получил контузию головы, но, несмотря на это, оставался на мостике и руководил боем.

В заключение он пишет, что "не находит слов для описания храбрости, самоотверженности и точности в исполнении своих обязанностей, какие были оказаны всеми вообще офицерами и нижними чинами в продолжение этого трехчасового сражения, не представлявшего никакой совершенно надежды на спасение, и что только такому достойному удивления духу экипажа и милости Божией должно приписать спасение судна и флага Его Императорского Величества".

14 мая 1829 года А.И. Казарский и экипаж брига навечно вписали свои имена в историю Российского флота.

Они шли на явную гибель, но не склонили головы перед неприятелем, как это сделал незадолго до этого боя бывший командир брига "Меркурий" (1826—1828 гг.) капитан 2 ранга Семен Михайлович Стройников.

Командуя 36 пушечным фрегатом "Рафаил", он буквально за два дня перед героическим сражением "Меркурия", оказавшись в тумане в гуще турецкой эскадры, спустил флаг корабля и сдался туркам.

Впервые с момента утверждения Морского Устава (в котором фраза "Русские не сдаются" присутствует, правда, не дословно) Петром I русский корабль спустил перед неприятелем флаг. Турки переименовали фрегат в ''Фазли-Аллах'' (данный Богом).

В момент сражения Стройников находился на борту линейного корабля "Реал-бей". Так сошлись судьбы двух командиров брига "Меркурий". Одна – бесславная, а другая - бессмертная.

Разгневанный император Николай I издает указ (сама фраза "Русские не сдаются" дословно в указ не вошла, но по уверениям очевидцев произнесена таки была), в котором говорится: "Уповая на помощь Всевышнего, пребываю в надежде, что неустрашимый Флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата "Рафаил", не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращен во власть нашу, то, почитая фрегат сей впредь недостойным носить Флаг России и служить наряду с прочими судами нашего флота, повелеваю вам предать оный огню".

Воля императора была выполнена.

После разгрома турецкой эскадры в Синопском сражении, когда адмирал П.С. Нахимов сжег османскую эскадру в бухте Синопа, свой доклад императору он начал словами: "Воля Вашего Императорского Величества исполнена - фрегат "Рафаил" не существует".

После Синопского сражения флагманский корабль эскадры Нахимова "Императрица Мария" залпами ста пушек разнес бывший фрегат "Рафаил" в щепки.

В 1903 году в "Боевом трехфлажном своде" Морского министерства Российской империи был "законодательно" утвержден сигнал "Погибаю, но не сдаюсь", полного смыслового аналога у флотов других стран не было (видимо, за ненадобностью), потому вполне логично предположить, что фразу "Русские не сдаются" использовали (и используют) и иностранцы по отношению к "этим загадочным русским".
из разных источников))

+2

2

http://s003.radikal.ru/i202/1103/1f/bfaf2718159a.jpg
Картина Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями.1892. художника Ивана Константиновича Айвазовского

"Потомству в пример". 180 лет подвигу брига "Меркурий"
Автор: капитан 1 ранга в отставке Александр Дмитриевич Санин

Исполнилось 180 лет со дня небывалого сражения, в котором проявилось несгибаемое мужество русских моряков брига "Меркурий", его командира капитан-лейтенанта А.И. Казарского, не склонивших головы и не спустивших Андреевский флаг перед неприятелем.
Александр Иванович Казарский родился 16 июня 1798 года на белорусской земле в местечке Дубровно Витебской губернии в семье отставного губернского секретаря, управляющего имением князя Любомирского. Отец Саши — Иван Кузьмич Казарский, мать - Татьяна Гавриловна. В семье Казарских было пятеро детей: Прасковья, Екатерина, Матрена, Александр и Иван.

В 1811 году Александр стал кадетом Николаевского штурманского училища.

30 августа 1813 года волонтер Александр Казарский был записан в Черноморский флот гардемарином, а еще через год был произведен в первый офицерский чин и стал мичманом. Плавал на бригантинах "Десна" и "Клеопатра", затем был переведен на Дунайскую флотилию и назначен в Измаил командиром отряда мелких гребных судов.

Его служба на Дунайской флотилии продлилась пять лет. В 1819 году он получил чин лейтенанта и в этом же году был назначен на фрегат "Евстафий", который прибыл в Севастополь.

После "Евстафия" Казарский плавал на шхуне "Севастополь", транспортах "Ингул" и "Соперник", командовал катером "Сокол", служил на бриге "Меркурий", на линейном корабле и снова на бриге "Меркурий".

9 июля 1828 года за отличие, проявленное при взятии Анапы, Казарский был произведен в капитан-лейтенанты. В этом же году за храбрость при штурме Варны его наградили золотой саблей.

В 1829г. Казарский стал командиром 18-пушечного брига "Меркурий".

Бриг "Меркурий" был заложен в январе 1819 года в Севастопольском адмиралтействе (Южная бухта, между Минной и Телефонной стенками). Спущен на воду 7(19) мая 1820 года.

Строил этот корабль Осминин Иван Яковлевич - полковник корпуса корабельных инженеров.

Бриг предназначался для дозора и разведки, крейсерской и посыльной службы. Для возможности передвижения при полном штиле бриг имел 14 больших весел. Гребли этими веслами стоя. Экипаж корабля — 115 человек.

Артиллерийское вооружение брига состояло из восемнадцати 24-фунтовых карронад и двух длинноствольных 8-фунтовых пушек, имевших, по сравнению с карронадами, большую дальность стрельбы.

Шла русско-турецкая война.

В мае 1829 года три русских корабля: 44-пушечный фрегат "Штандарт" (командир капитан-лейтенант П.Я. Сахновский), 20-пушечный бриг "Орфей" (командир капитан-лейтенант Е.И. Колтовский), и 20-пушечный бриг "Меркурий" (командир капитан-лейтенант А.И. Казарский) крейсеровали у выхода из пролива Босфор. Командовал отрядом кораблей капитан-лейтенант Сахновский.

На рассвете 14 мая 1829 года от Босфора отошел турецкий флот в составе 6 линейных кораблей, 2 фрегатов, 2 корветов, 1 брига, 3 тендеров. Неприятельская эскадра, заметив русские корабли, пустилась за ними в погоню.

На "Штандарте" был поднят сигнал: "Избрать каждому курс, каким судно имеет преимущественный ход", после чего более быстроходные "Штандарт" и "Орфей" быстро вырвались вперед, а тихоходный "Меркурий" стал отставать.

К 14 часам дня корабли неприятеля - 110-пушечный линейный корабль "Селимие" и 74-пушечный линейный корабль "Реал-бей" уже начали настигать "Меркурий".

Видя невозможность уклониться от неравного боя, Казарский собрал совет из офицеров.

Шансы на спасение у "Меркурия" были ничтожны (184 пушки против 20), почти не оставляли надежды на благополучный исход боя, в неизбежности которого уже никто не сомневался.

Как пишет Казарский в своем рапорте командующему Черноморским флотом адмиралу А.С. Грейгу от 14 мая 1829 года №130 (Фонд Музея КЧФ, ГУ-678), первым попросили высказаться поручика корпуса штурманов Прокофьева, который предложил: "Взорвать бриг, когда он будет доведен до крайности". Далее Казанский продолжает: "Вследствие этого мнения, принятого всеми единогласно, было положено защищаться до последней возможности и если будет сбит рангоут, или откроется большая течь, тогда схватиться с ближайшим неприятельским кораблем, и тот офицер, который остается в живых, должен зажечь крюйт-камеру, для чего был положен на шпиль пистолет".

Казарский также обратился к нижним чинам и объяснил им, "чего ожидает от них Государь и чего требует честь императорского флага, нашел в команде те же чувства, как и в офицерах: все единогласно объявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге".

Успокоенный таким общим единодушием, он приказывает: "Прекратить действие веслами, поставить людей к пушкам, сбросить в море ял, висевший за кормой, и открыть огонь из ретирадных портов".

Казарский прекрасно знал слабые и сильные стороны своего корабля, бриг был очень тяжел на ходу, спасти его могли только искусное маневрирование и меткость канониров.

В течение получаса "Меркурий", маневрируя, умело уклонялся от залпов неприятельских кораблей, но потом был поставлен между обоими кораблями, и с линейного корабля капудан-паши "Селимие" закричали по-русски: "Сдавайся! И убирай паруса".

Ответом на это с "Меркурия" были залп всей артиллерией и дружный ружейный огонь.

Оба турецких корабля, сдавшись к корме брига, открыли по нем непрерывную канонаду ядрами, книпелями и брандскугелями. На "Меркурии" возник пожар, который, к счастью, удалось потушить.

Метким огнем канониров брига был поврежден гротовый рангоут стопушечного турецкого корабля "Селимие" под флагом капудан-паши, что заставило его лечь в дрейф.

Другой корабль 74-пушечный "Реал-бей" под флагом младшего флагмана продолжал сражение, переменяя галсы под кормой брига, и бил его продольными выстрелами, которых никакими движениями невозможно было избежать.

"Меркурий" отстреливался, и счастливым выстрелом удалось перебить у неприятеля нок-фор-марс-рею, падение которой увлекло за собой лисели.

Эти повреждения лишили "Реал-бей" возможности продолжать сражение и в половине шестого он прекратил бой.

Как писал в своем рапорте Казарский: "Урон в команде брига состоялся из четырех убитых и шести раненых нижних чинов. Пробоин в корпусе оказалось 22, повреждений в рангоуте 16, в парусах 133 и в такелаже 148; сверх того разбиты гребные суда и повреждена карронада".

Сам Казарский во время боя получил контузию головы, но, несмотря на это, оставался на мостике и руководил боем.

В заключение он пишет, что "не находит слов для описания храбрости, самоотверженности и точности в исполнении своих обязанностей, какие были оказаны всеми вообще офицерами и нижними чинами в продолжение этого трехчасового сражения, не представлявшего никакой совершенно надежды на спасение, и что только такому достойному удивления духу экипажа и милости Божией должно приписать спасение судна и флага Его Императорского Величества".

14 мая 1829 года А.И. Казарский и экипаж брига навечно вписали свои имена в историю Российского флота.

Они шли на явную гибель, но не склонили головы перед неприятелем, как это сделал незадолго до этого боя бывший командир брига "Меркурий" (1826—1828 гг.) капитан 2 ранга Семен Михайлович Стройников.

Командуя 36 пушечным фрегатом "Рафаил", он буквально за два дня перед героическим сражением "Меркурия", оказавшись в тумане в гуще турецкой эскадры, спустил флаг корабля и сдался туркам.

Впервые с момента утверждения Морского Устава Петром I русский корабль спустил перед неприятелем флаг. Турки переименовали фрегат в ''Фазли-Аллах'' (данный Богом).

В момент сражения Стройников находился на борту линейного корабля "Реал-бей". Так сошлись судьбы двух командиров брига "Меркурий". Одна – бесславная, а другая - бессмертная.

Разгневанный император Николай I издает указ, в котором говорится: "Уповая на помощь Всевышнего, пребываю в надежде, что неустрашимый Флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата "Рафаил", не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращен во власть нашу, то, почитая фрегат сей впредь недостойным носить Флаг России и служить наряду с прочими судами нашего флота, повелеваю вам предать оный огню".

Воля императора была выполнена.

После разгрома турецкой эскадры в Синопском сражении, когда адмирал П.С. Нахимов сжег османскую эскадру в бухте Синопа, свой доклад императору он начал словами: "Воля Вашего Императорского Величества исполнена - фрегат "Рафаил" не существует".

После Синопского сражения флагманский корабль эскадры Нахимова "Императрица Мария" залпами ста пушек разнес бывший фрегат "Рафаил" в щепки.

Мужество командира и экипажа брига "Меркурий" оценил даже неприятель.

В письме из Биюлимана 27 мая 1829 года, написанном штурманом "Реал-бея", сказано:

"Если на свете и существуют герои, чье имя достойно быть начертано золотыми буквами на Храме Славы — то это он, и называется он капитан Казарский, а бриг — "Меркурием". С 20 пушками, не более, он дрался против 220 ввиду неприятельского флота, бывшего у него на ветре".

Экипаж "Меркурия" был щедро награжден.

"В воздаяние блистательного подвига брига "Меркурий", вышедшаго победителем из беспримернаго боя 14 мая им выдержанного противу двух турецких кораблей, Государь Император всемилостивейше пожаловать соизволил: командира капитан-лейтенанта Казарского в капитаны 2 ранга, с назначением флигель-адъютантом к Его Императорскому Величеству, и сверх того кавалером ордена св. Георгия 4 класса; лейтенантов Скорятина и Новосильского, мичмана Притупова и поручика корпуса флотских штурманов Прокофьева следующими чинами, и первых орденами св. Владимира 4 степени, а Прокофьева, как предложившаго мужественный совет взорвать бриг, орденом св. Георгия 4 класса. Всем нижним чинам знаки отличия военного ордена. Всем вообще, как офицерам, так и нижним чинам, в пожизненный пенсион двойной оклад жалованья по окладу, какой они получали до Настоящего времени. Вместе с тем Его Императорское Величество соизволил отличить и самый бриг, пожалованием на оный Георгиевскаго флага. А дабы увековечить в роде сих офицеров память примерной их храбрости и мужественной решимости на очевидную гибель, Государь Император соизволил повелеть, чтобы пистолет, как оружие избранное ими для взорвания на воздух при невозможности продолжать оборону, был внесен в гербы их". ("Морской сборник" № 6-1850 г., с. 493-494).

Бриг "Меркурий" был награжден кормовым Георгиевским флагом и вымпелом (второе награждение после линейного корабля "Азов").

Кроме награждений указ императора Николая 1 повелевал "...Мы желаем, дабы память безпримернаго дела сего сохранилась до позднейших времен, вследствие сего повелеваем вам распорядиться: когда бриг сей приходит в неспособность продолжать более служение на море, построить по одному с ним чертежу и совершенным с ним сходством во всем другое такое же судно, приписав к тому же экипажу, наименовать его "Меркурий", на который перенести и пожалованный флаг с вымпелом; когда же и сие судно станет приходить в ветхость, заменить его другим новым, по тому же чертежу построенным, продолжая сие таким образом до времен позднейших. Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига "Меркурий" и его никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству".

Вот откуда слова на постаменте памятника бригу "Меркурий" и его командиру, исполненного Брюлловым: "ПОТОМСТВУ В ПРИМЕР".

Бриг "Меркурий" прослужил на Черном море до 9 ноября 1857 года, затем был разобран по "совершенной ветхости".

Но имя брига было сохранено в русском флоте с передачей вновь названному кораблю кормового Георгиевского флага. Три корабля Черноморского флота поочередно носили название "Память Меркурия": в 1865 году — корвет, а в 1883 и 1907 годах — крейсера. Ходил под Андреевским флагом балтийский бриг "Казарский".

К великому сожалению, сейчас отсутствует в Российском Черноморском флоте военный корабль с таким названием.

В 1834 году на Матросском бульваре по инициативе адмирала М.П. Лазарева на средства, собранные моряками, был заложен памятник бригу "Меркурий". Его открыли в 1839 году. Автор проекта - академик архитектуры А.П. Брюллов.

Высокий постамент, на котором выбита надпись: "Казарскому. Потомству в пример", венчает бронзовая триера.

Памятник А.И. Казарскому и подвигу брига "Меркурий" стал первым памятником, воздвигнутым в Севастополе.
Оправившись от контузии, капитан 2 ранга Казарский был назначен командиром 44-пушечного фрегата "Поспешный", а в начале 1830 года - командиром линейного корабля "Тенедос".

В 1831 году за отличие по службе капитан 2 ранга Казарский был произведен в капитаны 1 ранга и поступил в полное распоряжение Николая I, став офицером свиты императора.

В конце 1832 года Черноморская эскадра под командованием вице-адмирала М.П. Лазарева готовилась к походу в Босфор. Россия намеревалась выступить на стороне Турции в ее конфликте с египетским пашой. Казарскому были поручены снаряжение и погрузка большой группы войск на десантные суда, с чем он успешно справился.

В 1833 году Казарский инспектировал тыловые конторы флота и интендантские склады в Одессе. Из Одессы он переехал в Николаев для проверки интендантов.

Но 16 июля 1833 года, через несколько дней после приезда в город, капитан 1-го ранга флигель-адъютант императора Казарский внезапно умер.

Расследование загадочных обстоятельств смерти безуспешно велось несколько лет. Есть основания полагать, что командир "Меркурия" стал жертвой преступного заговора проворовавшихся чиновников и был отравлен.

Тайна его смерти не раскрыта до сих пор.

Похоронили Александра Ивановича Казарского в Николаеве, на городском кладбище у церкви Всех Святых.

Проект памятника на могиле А.Н. Казарского разработан архитектором А.А. Авдеевым. Сооружался силами и средствами Черноморского флота.
http://flot.com/history/events/images/mc3.jpg
Он сделан из черного полированного гранита в виде вертикальной плиты высотой около 3 метров. На лицевой стороне, обращенной к церкви, вверху на круглом медальоне, окруженном лавровым венком, выгравирована надпись: "14 мая 1829 г." Внизу на пьедестале под стеклом - рельефное изображение брига "Меркурий", идущего под всеми парусами. Посредине - лаконичная надпись бронзовыми буквами: "Казарский". На противоположной стороне памятника вверху - рельефный бронзовый медальон с портретом Казарского, окруженный лавровым венком. Внизу — бронзовый герб Казарского в виде брига и пистолета, который служит эмблемой знаменитого совета на борту "Меркурия", когда было принято решение взорвать бриг вместе с турецкими кораблями.

Атрибуты эти пожалованы в герб Казарскому Указом Николая I.
Совсем рядом с А.Н. Казарским захоронен бывший штурман "Меркурия" И.П. Прокофьев, но старый скромный надгробный памятник ему исчез, а вместо него поставлен помпезный мраморный памятник с ангелом, который взят с чужой могилы. (На фото слева - памятник на могиле И.П. Прокофьева) На Николаевском кладбище захоронены и некоторые другие члены экипажа брига, завещавшие быть преданными земле рядом с их командиром. Однако сейчас следы этих захоронений утеряны, остался только памятник, установленный уже в наше время на могиле Федора Спиридонова, который во время сражения на "Меркурии" был на нем штурманским учеником I класса.
http://flot.com/history/events/images/mc5.jpg
http://flot.com/history/events/images/mc4.jpg
Кроме этих памятных русским морякам захоронений, на Николаевском некрополе покоятся: адмирал Н.А. Аркас (Главный командир Черноморского флота и портов в 1871-1881 годах, военный губернатор Николаева), адмирал М.П. Манганари и многие другие, в том числе первый командир линкора "Новороссийск" капитан 1 ранга Ю.К. Зиновьев. Здесь также захоронены герои Первой Севастопольской обороны, умершие от ран в Николаевских госпиталях.

Но в этом историческом некрополе раздор и запустение и явно не видно, как говорил великий поэт, "любви к отеческим гробам".

А ведь там покоятся национальные герои России и знаменитые предки. Уважение к их праху должно быть для нас священным.

Но, увы, стирается память поколений.

Мы, потомки, должны помнить, чтить память и могилы наших славных предков.

Автор обращается к командованию Российского Черноморского флота с просьбой найти возможность совместно с командованием флота Украины привести эти захоронения в порядок.

Мы должны быть благодарными потомками.
http://flot.com/history/events/mercurydeed.htm

0

3

http://s44.radikal.ru/i104/1103/70/9c6312f24515.jpg
Севастополь

http://i052.radikal.ru/1103/d8/3becd7022522.jpg
Командир брига, Александр Иванович Казарский

0

4

http://s010.radikal.ru/i312/1103/32/549774750c21.jpg

0

5

http://s59.radikal.ru/i164/1103/7b/0e3c06661b2c.jpg
Хусен Борежевич Андрухаев (также встречается Хусейн; 2 марта 1920 — 8 ноября 1941) — адыгейский советский поэт, Герой Советского Союза.

0

6

Wishtе написал(а):

Русские не сдаются

Мое произведение в виде рингтона для телефона. Может не очень качественно, но первый опыт. здесь

Отредактировано стратег (2011-03-20 12:35:57)

+1

7

стратег
:cool:

0

8

...На окраине лесной поляны поисковики из Мари-Эл нашли три неглубоких  по-колено окопа, в них были остатки трех бойцов, среди вещей была губная помада. Позже в архивах был найден  доклад немецкого лейтенанта о том коротком бое.
"Прибыв на окраину поляны увидел группу русских ,человек 15, идущих цепью в атаку на занятую нами деревню. У русских были винтовки с примкнутыми штыками. Они шли без выстрелов. Я подозвал переводчика с мегафоном: "Русские сдавайтесь, мы вас накормим!" Русские продолжали идти вперед. Пулеметчик срезал их одной  очередью.
Моральный дух моих солдат был сильно подорван увиденным, когда мы подошли к  трупам русских, не нашли у них ни одного патрона, среди убитых было лишь двое двое мужчин, остальные молодые женщины".
В тех  наскоро отрытых окопчиках остались те,  кто не мог уйти в атаку, им оставили последние патроны.

Там не было пресловутых заградотрядов НКВД, никто бы не увидел, если бы они сдались, но они выбрали уйти в атаку имея лишь штыки.
(с)

0

9

SeeBlik написал(а):

Трехфлажный свод сигналов. Строго регламентированный и лаконичный

SeeBlik
Спасибо,сейчас исправлю.

0

10

Cпасибо за изложение очередной трогательной истории от Политпропа.
Ничуть не пытаясь преуменьшить подвиги героев, хотелось бы все же обратить внимание уважаемой публики на ОЧЕВИДНЫЕ несуразности означенной истории:
1. Ежели герой подорвал не только себя, но и аж 30 врагов, то кто же тогда поведал миру о его последних словах?
2. Надо думать этот удивительно живучий некто по чистому совпадению еще и неплохо владел русским языком?
  Иначе как бы он понял и запомнил те слова ...
3. А еще этот же некто должен был по крайней мере симпатизировать погибшему герою.
  Учитывая, что этим "нектом" мог быть почти исключительно вражий фашист, к-рый к тому же еще и чудом выжил после нехилого взрыва, то такие симпатии представляются немного надуманными...
4. И еще тот "некто" должен был не только испытывать странноватую для военного противостояния симпатию, но и иметь ВОЗМОЖНОСТЬ изложить и довести до Совеського командования этую самую героическую версию...
  Можно конечно, представить себе такого озаботившегося такой странной целью вражину-фашиста, но... только с большим трудом.
....
   Продолжить можно бы и прочими благоглупостями (к примеру, аж 30 погибших фашистов - никак не меньше! они там, надо думать, поплотнее собирались - чтоб тщательнее взрывом всех накрыло), но и так понятно - сия версия гибели героя сочинена где-то в недрах Политорганов. Как и многие другие - достаточно вспомнить скандальную историю с героями-панфиловцами.
    К большому сожалению, в РККА и Сов.армии слишком часто награждения подвергались не те и не за то.
  Повторюсь: ничем не хочу задеть память, честь и достоинство лично Хусен Борежевича Андрухаева.
  Для меня любой ВОЕВАВШИЙ на той войне - уже герой, а тем более - там павший...
  Оба моих деда не вернулись...
Просто нужно иногда включать соображалку и уметь видеть за казенными словесами что-то реально происходившее на той страшной войне (бойне).

С уважением, as

ЗЫ: где-то у Покровского было, что любое начинание на флото состоит из 4 этапов-
1-запугивание; 2-запутывание; 3-наказание невиновных; 4-награждение неучаствовавших...
Очень как-то по-нашенски....

0

11

as написал(а):

Cпасибо за изложение очередной трогательной истории от Политпропа.Ничуть не пытаясь преуменьшить подвиги героев, хотелось бы все же обратить внимание уважаемой публики на ОЧЕВИДНЫЕ несуразности означенной истории:

чтобы обращать внимание на несуразицы стоит для начала выяснить, а как далеко отступили те,чей отход прикрывал Андрухаев, ознакомиться с местом гибели, а так же картой села. Кто его знает, может высота та была прямо на окраине упомянутого села. Единственное с чем  трудно не согласиться ,что советский агитпроп того периода - сила, это вам не бэтмэнов пачками плодить :о))

Отредактировано Merc (2011-05-18 18:54:33)

0

12

as

as написал(а):

Cпасибо за изложение очередной трогательной истории от Политпропа

Пожалуйста.Поискала материал по подвигу Андрухаева.
Нашлось немного,и все в таком стиле,как Вы выразились,-политпропа.Но,думаю,что стоит прочитать.
http://od-9-may.livejournal.com/5409.html
И человек,который писал такие стихи:
Сердце молодое веселится –
Все мы рады радостью одной.
И летит, крылатая, как птица,
Песня над свободною страной.
Этой песне юным сердцем вторю,
Гордости счастливой не тая:
В чистом небе и далеком море,
В щедром поле – молодость моя.
Если вдруг нежданно враг
нагрянет,
Как один прийдем на зов страны.
Весь народ стальной стеною встанет,
Заслоним Отчизну от войны.
Яростною молнией горячей
Мы врага испепелим дотла.
Чтобы нас, как мать – смеясь и
плача –
Родина героями звала.

Хусейн Андрухаев
Отрывок из стихотворения "Песня молодости"

вполне мог крикнуть:Русские не сдаются! Я в этом не сомневаюсь.

0

13

Я тоже совсем не сомневаюсь, что герой вполне МОГ крикнуть: Русские не сдаются!
И даже немцев подорвать гранатой/гранатами.
Не в этом проблема! И не его я хочу "на чисту воду вывести".
Просто маловероятно, чтоб кто-либо из наших все это ясно увидел и внятно расслышал...
Не забудем, что дело было в ноябре 1941, а тогда и отступал много, и награждали мало.
И если отступали, то часто делали это достаточно поспешно.
А грустный и унылый опыт общения с политбойцами учит весьма осторожно им верить.
С ув.,
ас

0

14

as
По Вашей логике про Ивана Сусанина вообще не должно быть известно, ибо из того болотистого леса вообще никто живым не вышел :)

0

15

as написал(а):

Просто маловероятно, чтоб кто-либо из наших все это ясно увидел и внятно расслышал...

что бы это утверждать нужно знать место гибели, место расположения ближайших домов, место нахождение отступивших бойцов. Для опровержения имеющейся версии одного желания, подкрепленного лозунгом "нам все врут" и неприятием "политпропа"  маловато будет.

as написал(а):

Не забудем, что дело было в ноябре 1941, а тогда и отступал много, и награждали мало.

отступали уже значительно меньше :о))

0

16

Зритель написал(а):

про Ивана Сусанина вообще не должно быть известно, ибо из того болотистого леса вообще никто живым не вышел

ну, дык, вообще-то про Ивана Сусанина как раз таки ничего достоверного и неизвестно.
уж не знаю - потому ли, что из того леса не выходил никто, или потому что самого события не было фактически, или было оно немного совсем не таким, как принято описывать...
просто в свое время потребовался срочно подвиг ч-ка из народа - для ПР-акции, как сказали бы в наше время.
не даром знаменитая опера в оригинале называлась "смерть за царя" (Николай I ее переименовал в "жизнь за царя").
о причинах возникновения его культа см.: http://susanin.kostromka.ru  или в пресловутой Википедии.
      Впрочем, это кажется не тема данной странички.
С ув.,
АС

0

17

Merc написал(а):

что бы это утверждать нужно знать место гибели, место расположения ближайших домов, место нахождение отступивших бойцов. Для опровержения имеющейся версии одного желания, подкрепленного лозунгом "нам все врут" и неприятием "политпропа"  маловато будет.

вы не вполне корректно прокомментировали мои намерения.
ничего опровергать или там развенчивать к.-либо не собирался.
просто попытался выразить свои соображения по поводу официальной версии,
вызывающей у меня изрядные сомнения - по изложенным выше причинам.
+ призвал включать здравый смысл и думать, прежде чем принимать на веру официоз.
        всего и делов...
ежели Вам нравится иное - Ваше право.
С ув.,
ас

ПС:  странная особенность "русского героизма" - слишком часто чей-то подвиг и самопожертвование так или иначе прикрывали чьи-то бестолковость и неумение воевать  .....   или просто преступное небрежение жизнями человеков....

-1

18

Wishtе написал(а):

"Прибыв на окраину поляны увидел группу русских ,человек 15, идущих цепью в атаку на занятую нами деревню. У русских были винтовки с примкнутыми штыками. Они шли без выстрелов. Я подозвал переводчика с мегафоном: "Русские сдавайтесь, мы вас накормим!" Русские продолжали идти вперед. Пулеметчик срезал их одной  очередью.  Моральный дух моих солдат был сильно подорван увиденным

Ув. Wishtе,

вообще-то жутковатый эпизод Вами приведен, не находите?
не слишком ли высока цена за то, чтоб "сильно подорвать моральный дух" противника?
не кажется ли Вам, что эти судя по всему отчаявшиеся, но безусловно смелые и сильные духом люди (в т.ч. женщины!) просто не знали как правильно и не умели вести бой в атаке - потому и были "срезаны одной очередью".
     btw на днях был в с.Васильевка под Одессой и обратил внимание на памятник погибшим в ВОВ.
там десятка полтора ребят 18-19 лет имеют одну и ту же дату смерти - 11.04.44.
позволю себе напомнить. что Одессу и окрестности освободили как раз накануне.
так вот всех молодых в освобожденных селах наши тут же загребали под ружье и, даже не переодев в красноармейское обмундирование, бросали в атаку - буквально на следующий день. Как полагаете - многому ли их могли обучить за одну ночь???

так может потому и были так страшно велики  и людские и материальные потери наших войск в той войне (да и не только в той) ?

и может быть хватит апологизировать гибель своих, а стоит задуматься над словами пресловутого Паттона:
"наша задача не погибнуть за свою родину, а сделать так, чтоб враг погиб за свою" (цитата по памяти, пардон)

с ув.

ас

-1

19

as написал(а):

так или иначе прикрывали чьи-то бестолковость и неумение воевать  .....   или просто преступное небрежение жизнями человеков...

это вы о чем батенька? хотите сказать , что немцы воевать умели лучше? или, что наши нагло-саксонские друзья своих солдат берегли? вы историю со слов новодворской, что-ль изучаете?

as написал(а):

о причинах возникновения его культа см.

да вам уже "культ личности Сусанина" мерещится  :rofl:  у вас голова работает не в том направлении  :rofl: вы украинец?

0

20

as написал(а):

вообще-то жутковатый эпизод Вами приведен, не находите?не кажется ли Вам, что эти судя по всему отчаявшиеся, но безусловно смелые и сильные духом люди (в т.ч. женщины!) просто не знали как правильно и не умели вести бой в атаке - потому и были "срезаны одной очередью".

as
Может,их никто не научил,может,некому было учить,может,времени не было учиться,а может,просто не было другого выхода...

Пора Вам привести свои примеры и истории,а не только критиковать.Жду с интересом.

0

21

as написал(а):

так вот всех молодых в освобожденных селах наши тут же загребали под ружье и, даже не переодев в красноармейское обмундирование, бросали в атаку - буквально на следующий день. Как полагаете - многому ли их могли обучить за одну ночь???

батенька, не несите чушь. вы сюда пропагандонством пришли заниматься?

as написал(а):

так может потому и были так страшно велики  и людские и материальные потери наших войск в той войне (да и не только в той) ?

приведите соотношение наших и немецких (вместе с союзниками) потерь. Не здесь. В соответсвующей ветке форума.

as написал(а):

"наша задача не погибнуть за свою родину, а сделать так, чтоб враг погиб за свою"

особенно это актуально звучит в свете того, что на своей территории Америка крайний раз воевала чуть ли не в войну Севера и Юга. Таким образом задача "не гибнуть за свою родину" выполнена уже давным-давно. Нормальный генерал, но с чего вы взяли, что он гений? Гонять превосходящими силами немцев по Африке или громить слабовооруженных резервистов?
В ходе завоевания Франции немецкая дивизия теряла в среднем 30 человек в день, в ходе ВМВ американцы, в среднем, теряли около 100 человек в день на дивизию. В ходе высадки в Нормандии , в первые дни, потери были 1200 человек на дивизию. На советско-германском фронте нередко противники теряли по несколько сотен человек на дивизию. О бережливости американцев рассказывайте на собрании общества поклонников "Статуи Свободы".

0

22

Merc написал(а):

О бережливости американцев рассказывайте на собрании общества поклонников "Статуи Свободы".

Добавить просто ничего нельзя!!!

0

23

Тусик написал(а):

Добавить просто ничего нельзя!!!

ну вот и я об том же!
особенно, по поводу хамства нек-рых умников - ну не будет вам на то комментов....

всего-с!
ас

-1

24

as написал(а):

ну не будет вам на то комментов....

А почему, собственно? Участники форума неуклонно следуют Вашей же заповеди

as написал(а):

"наша задача не погибнуть за свою родину, а сделать так, чтоб враг погиб за свою" (цитата по памяти, пардон)

так зачем же обижаться? :)

0

25

Один хороший человек делает макет "Меркурия"
http://foto.mail.ru/mail/tiger_sergey/

0

26

История  брига
В январе 1819 года в Севастопольском адмиралтействе (Южная бухта между пристанями Минная и Телефонная) заложен корабль - бриг «Меркурий». Построено судно  по чертежам корабельного мастера Ивана Яковлевича Осминина.

Бриг - двухмачтовый военный корабль парусного флота. Он предназначался для дозора и разведки, крейсерской и посыльной службы. Корпус брига сделан из крепкого крымского дуба.

Длина между  перпендикулярами - 28,65 м; Длина по палубе - 29,46 м; Ширина без обшивки — 9,40 м; Ширина с обшивкой—9,60м;

Глубина интрюма  — 4,11 м (расстояние между верхней  кромкой шпунта киля и верхней кромкой бимса у борта на миделе, то есть, то, что сейчас называется высотой борта).

Отстояние нижней кромки киля, включая фальшкиль до грузовой ватерлинии (так называемое углубление) составляло: у форштевня 3,63 м; у ахтерштевня 4,73 м.

Площадь погруженной части мидельшпангоута 24 м2; Площадь грузовой ватерлинии 210 м3; Объем подводной части корпуса 455 м3; Водоизмещение 456 тонн; Площадь парусности 856 м2.

Отношение длины  между перпендикулярами к ширине с обшивкой 2,98.

Для возможности  передвижения при полном штиле бриг имел 14 больших весел (по 7 с каждого борта), которые вставлялись в специальные отверстия (гребные шпигаты) в фальшборте. Гребли этими веслами стоя. Экипаж корабля — 115 человек.

Артиллерийское  вооружение брига состояло из восемнадцати 24-фунтовых карронад и двух длинноствольных 8-фунтовых пушек, имевших, по сравнению с карронадами, большую дальность стрельбы. Пушки устанавливались у носовых пушечных портов и носили название «погонных», при необходимости пушки перекатывались .на корму и выдвигались в открывающиеся фальш-окна. В этом случае они назывались «ретирадными».

Вся артиллерия устанавливалась на верхней палубе и выдвигалась в вырезы в фальш-борте - орудийные порты. Эти же порты  выполняли и вторую функцию - обеспечивали сток попадающей на палубу воды, поэтому они не закрывались ставнями.

Декоративное  убранство носовой части: носовая  фигура поясная, хотя на чертеже Осминина 1829 года носовая фигура во весь рост с ногами. Но начальство не разрешило  переделывать фигуру, и до конца своей службы бриг «Меркурий» имел поясную носовую фигуру.

После окончания  постройки бриг «Меркурий» вошел  в состав 32-го флотского экипажа. Первым командиром был назначен капитан-лейтенант  Головин.

С 1820 по 1827 год  бриг плавал в Черном море, занимаясь  боевой подготовкой и, кроме того, выполнял отдельные приказания командования. А в кампании 1827 года «Меркурий» находился в крейсерстве у  берегов Абхазии, успешно ведя борьбу с судами контрабандистов. С началом русско-турецкой войны 1828-1829 годов бриг участвовал во взятии Черноморским флотом крепостей Анапа, Варна, Инада, Бургас, Сизополь. 9 мая 1828 года вместе с бригом «Ганимед» «Меркурий» участвовал в захвате у Геленджика двух турецких транспортов с войсками, а затем отконвоировал их в Сизополь. В 1828 году бриг участвовал в конвоировании русских транспортов.

Весной 1829 года бриг «Меркурий» крейсеровал у Босфора  и на рассвете 14 (26) мая обнаружил  турецкую эскадру, состоявшую из 14 кораблей. Старший отряда русских кораблей капитан-лейтенант П.Я.Сахновский, командир «Штандарта», приказал кораблям уходить к своим портам. Два турецких линейных корабля настигли менее быстроходный бриг «Меркурий». Русский бриг в неравном бою одержал блистательную победу над противником, имевшим десятикратное превосходство в артиллерии и в людях.

После славного боя капитан-лейтенант Казарский  стал капитаном 2 ранга. Бригом «Меркурий» стал командовать лейтенант Рогуля.

В кампаниях 1830-1831 годов поврежденный бриг не участвовал, а с 1832 года по 1836 «Меркурий» находился в капитальном ремонте в Севастопольском адмиралтействе. Под руководством поручика корпуса корабельных инженеров (впоследствии крупнейшего кораблестроителя) С.И.Чернявского бриг «Меркурий» прошел тимберовку.

В кампаниях 1837-1839 г.г. бриг участвовал в высадках десантов на побережье Кавказа, а в кампаниях 1840-1843 годов был в крейсерстве  у берегов Кавказа.

В 1851-1852 г.г. бриг находился в практическом плавании в составе первой эскадры 4-й флотской дивизии.

В кампании 1853 г. бриг находился в крейсерстве  у восточных берегов Черного  моря в составе отряда контр-адмирала Ф.М.Новосидьского.

В период обороны  Севастополя в 1854-1855 г.г. корпус брига  использовался как понтон при  наведении моста через Южную  бухту. В 1856 году уведен в Николаев, где использовался в качестве блокшива - плавучего склада.

9 ноября 1857 года  приказом генерал-адмирала №  180 бриг «Меркурий» из-за крайней  ветхости всех строений исключен  из списков флота и разобран.
http://www.brigmercury.ru/brigmercury/ship/history

0

27

http://e-super.livejournal.com/139070.html
Друзья! Разрешите представить вам второй выпуск альбома "Русские не сдаются". Прошу вас так же ознакомиться вот с этим моим обращением. Всем спасибо!

0

28

Музей Черноморского флота

материалы по истории Русского флота

Александр Иванович
КАЗАРСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ
http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu … azcont.htm

0

29


Бриг Меркурий рассказ о картине И.Айвазовского
для маленьких))

0

30

«Фаберову дачу именовать Спаское,
Витовку – Богоявленское,
нововозводимую верфь на Ингуле – город Николаев».

Из ордера Г.А. Потёмкина от 27 августа 1789 г .

За старым Яхт-клубом, над паромной переправой через реку Ингул на полуостров Аляуди на самой высокой круче, за рабочей слободкой жили мастеровне-плотники, канатчики, конопатчики, купорщики (умельцы запечатывать порох, провизию, жидкости в бочки столь необходимые для кораблей молодого Черноморского флота).

Николаевцы выбрали сакральное место для ушедших в мир иной соотечественников. Некрополь 18-19 века и при нём более 200 лет назад воздвигнут храм «Всех Святых», который в течении двух веков ни разу не закрывался .

В нём венчали, крестили детей, проводили службы, отпевали и поминали усопших.

Волей судьбы, лет сорок назад, на праздник Святой Троицы, я обошёл Некрополь, посетил праздничный (весь в пахучих цветах) храм. Я удивлялся мастерству зодчих ушедших веков, – что ни памятник, – то шедевр, – всюду чёрный полированный лабрадор, в навершиях белоснежные скорбящие ангелы – из каррарского мрамора, литые чугунные столбы, стопудовые якорные цепи, якоря всех мастей. Некрополи Николаева и Питера имеют мало различий – видно и те же мастера делали.

На бронзовых медальонах на памятнике капитану А.И. Казарскому читаю о подвиге брига «Меркурий» – 14 мая 1829 г . Я удивляюсь, как маленький бриг с 18-тью пушками мог дать бой двум линейным турецким кораблям, оснащёнными почти 200-ми пушками, и выйти из боя победителем?

В этот момент ко мне подходит глубокий старец, борода по пояс, как мел бела. «Ну что, внучок, ты удивлён за бриг «Меркурий»? Я здесь хранитель Вечной Славы и покоя моряков. Я моряк, – сын юнги Фёдора Спиридонова, что в мае 1829 года на бриге этом был, в сражении морском участвовал, в неравном том бою. Отец мой рядом здесь лежит, последним из экипажа умер в 1894 году. Он мне всё рассказал о бое том, а я тебе поведаю, а ты расскажешь – детям, внукам».

Меркурий – бог огня у римлян, у древних греков олимпийский бог Гермес – кузнец.

Небольшой двухмачтовый военный бриг построен из тяжёлого крымского дуба на севастопольской верфи, при свежем ветре хорошо ходил. Имел он 90 футов в длину и 30 футов в ширину (фут примерно 30 см ), средняя осадка около 4 метров , и водоизмещение около 500 тонн. Он был предназначен главным образом для разведочной, посыльной и крейсерской службы, вооружённый 18 орудиями – карронадами.

Накануне 12 мая 1829 года после полудня фрегат «Штандарт» и два брига «Орфей» и «Меркурий» снялись с якорей в бухте Сизополь, южнее Варны, чтобы пойти в разведку к Босфору – солёной реке, разделяющей Европу и Азию. Здесь стояла турецкая эскадра. Ржавели в солёной воде якоря англицкой работы, сырели от ветров и дождей свёрнутые паруса из лучших сортов египетского хлопка…

Путь к Босфору при слабом ветре был очень длителен. В авангарде шёл 44-пушечник «Штандарт», затем «Орфей», и «Меркурий» замыкал строй. В этот день и следующий шли тихо и спокойно. А.И. Казарский вёл голубой судовой журнал, куда вписывал наставления для вахтенных офицеров, следовать движениям и курсу «Штандарта» и «Орфея», а команде – заниматься приборкой брига. Передав журнал лейтенанту Скарятину, капитан спустился в свою каюту. Приближались сутки 14 мая 1829 г . Заступивший ночью на вахту марсовый матрос Анисим Арехов, на марсе грот- мачты. Он отличался необычно острым глазом, увидел вдали у самой кромки горизонта – белое облако, которое постепенно превращалось в парусное вооружение… За ним другое, третье – всего десять. Турецкая эскадра, подняв англицкие якоря, выходила в море. Светало, погасли звёзды, поднималась Заря-Аврора. «Вижу эскадру!», – крикнул Анисим, указывая на неё рукой. Принявший от Скарятина вахту лейтенант Новосильский раскрыл подзорную медную трубу и осмотрел горизонт. Так и есть, с юга на них шла турецкая эскадра. «Ерофеев! – крикнул вахтенного Новосильский – ударь в рынду, упреди авангард, они поняли.»

Селивестр Дмитриев учил моего отца как юнгу, – определять местоположение корабля по звёздам, по солнцу и другим премудростям морской службы…

А.И. Казарский, приняв из рук вахтенного офицера подзорную трубу, направил её в сторону турецкой эскадры. Адмирал турецкого флота – старый капудан-паша решился вывести свою эскадру в море. Русские корабли пошли на сближение, подойти вплотную, посчитать количество пушек, завести старого адмирала, заставить броситься всей эскадрой в погоню за русскими… А в планы русской эскадры входило заманить весь турецкий флот, под корабельные пушки адмирала Алексея Грейга, чтоб и он прославился, как его отец Самуил Карлович, – спаливший в Чесме турецкий флот.

С большим удивлением турки наблюдали, как три небольших корабля, возникших на их курсе, не спешили обратиться в бегство, а пошли на опасное сближение Капудан-паша, командующий турецкой эскадрой, покуривая кальян на флагманском 110-пушечном корабле «Селимие» предвкушал быструю и лёгкую побед, которая хоть каплей, но поможет вернуть его собратьям потерянную веру в свои силы, на Чёрном море, которое они уже давно считали своим внутренним озером.

Русские корабли сблизились с турецкой эскадрой и, определив её мощь и силу, сделали поворот на северо-запад. Капитан «Штандарта» Сахновский взметнул сигнал «Идти в Сизополь», отданный командиром разведотряда Скаловским.

Через некоторое время «Штандарт» и « Орфей», шедшие курсом бейдевинд на норд- вест, заметно вырвались вперёд…

«Меркурий» сменил бейдевинд на галфинд, начал уходить в сторону, поставил турок в тупик – за кем устроить погоню…

Для Александра Ивановича Казарского – путь в капитаны был не из лёгких. Закончив штурманское училище в вашем городе Святого Николая, он попал для дальнейшего прохождения службы на транспорт «Соперник». С горечью наблюдал молодой офицер, как били турков его товарищи на боевых кораблях, а он перевозил военные грузы. Но такова служба. В итоге «Соперник» был превращён в бомбардирское судно, но и на нём нужно было поддерживать порядок.

Боевое крещение А.И. Казарский получил при взятии крепости Анапа, за что был досрочно произведён в чин капитан-лейтенанта. Высоко отличился он при взятии крепости Варна. За мужество и отвагу ему пожаловали «Золотую шпагу». Но главное за его старание, отвагу А.И. Казарский стал командиром – боевого корабля – брига «Меркурий». И уходя 12 мая 1829 г . В разведку , на поиски турков молодой офицер и его экипаж брига «Меркурий» и не предполагал, что ему, его славным офицерам и морякам – предстоит войти в историю Морской Славы Российского Черноморского флота – навечно.
.....
Внучок ты видишь эти плиты из белого камня, с железными кольцами, начиная с могилы родителей адмирала Макарова, аж до памятника штурману Прокофьеву, вдоль всей стены храма «Всех Святых». Так вот здесь лежит весь экипаж брига «Меркурий». Лежат офицеры и матросы, а мой отец Фёдор Спиридонов, лежит в двух шагах от храма, он умер в 1894 г . Все члены экипажа написали духовные завещания, чтобы после их смерти, где бы они, и когда бы не умерли, похоронить себя рядом с их доблестным командиром. Это не братская могила, это склепы, в которых лежит Черноморская доблесть, Неувядаемая Слава Российского Флота. Таких захоронений больше нет нигде. В городе Севастополе правда есть во Владимирском соборе гробница четырёх николаевских адмиралов – Лазарева, Корнилова, Истомина и Нахимова. Но там четверо, а здесь весь экипаж, умерший в разное время и в разных местах.

Здесь лежат все Герои того подвига 14 мая 1829 г . Сразу же после смерти Казарского, в 1833 г., Грейг обратился к царю с просьбой о возведении памятника Казарскому и бригу «Меркурий», но он не успел это сделать. Памятник Казарскому был воздвигнут в г. Севастополе в 1834-1839гг по проекту академика архитектуры А.П. Брюллова, брата художника. На памятнике высечена надпись – слова из указа императора Николая I: Казарскому. Потомству в пример, а в 1856 г . Архитектор А.А. Авдеев разработал проект надгробного памятника Казарскому, который вскоре был воздвигнут и стоит перед тобой. На Балтийском море был построен бриг, который в память о герое назван «Казарский». Сам бриг отремонтировали, но после того как он обветшал был разобран. Носовая фигура его в виде бога «Меркурия» была передана в военно-морской музей, из медной обшивки сделаны памятные пластины, изготовлена Памятная медаль в честь подвига брига «Меркурий». Из дубовых частей корпуса – рамы для картин, изображавших эпизоды боя. В 1865 г . в г. Николаеве построили винтовой корвет, которому дали имя «Память «Меркурия»», потом это название перешло к лёгкому крейсеру Черноморского флота.

Идём покажу, где кто лежит, запоминай всё. Меня не будет, а ты расскажешь людям, потомкам об этих героях. Может судьба благословит и ты станешь здесь хранителем Морской Славы России. Дай бог! Да тут за храмом и родственники Голенищева-Кутузова идём посмотрим, и родители адмирала Макарова…

В Николаеве в честь А.И. Казарского названа улица, тихая и зелёная. Склепы моряков накрыли асфальтом, чтоб сон никто их не тревожил… У памятников Казарскому, Прокофьеву,Спиридонову часто лежат живые цветы…

В нескольких кварталах стоят многоэтажки, живущие там люди говорят: «Вот купола на храме и часовне позолотили – так теперь сияние стоит на закате до небес». Но я как перенявший знания хранителя, Царствие ему Небесное! Точно знаю, то не позолота горит – то в небо сияет «Вечная, Беспримерная, Неувядаемая, Неугасимая Слава – Черноморского флота.
P.S. Что поведали архивы Санкт-Петербурга

В книге николаевского историка академика Юрия Семёновича Крючкова «А.С. Грейг» изданной в 2008 году в г. Николаеве о загадочной смерти – капитана I ранга, флигель адъютанта Александра Ивановича Казарского.

Герой русско-турецкой войны 1828-1829 гг. капитан 1-го ранга А.И Казарский, командир знаменитого брига «Меркурий» неожиданно умер в Николаеве на тридцать шестом году жизни. Николаевская жандармерия донесла царю Николаю I, что Казарский был отравлен, но через 5 месяцев спецкомиссия, произведя вскрытие, опровергла это. Однако и через 50 лет народная молва считала, что героя отравили.

В середине июня 1833 года от Адмиралтейского собора в полдень тронулся траурный кортеж и медленно направился по Адмиральской улице в сторону Слободки. За погребальным катафалком шли генералы и адмиралы, высшие чины и офицеры Черноморского адмиралтейского правления, матросы и солдаты, очень большее число горожан. Ещё больше народа высыпало на улицу; вдоль тротуара стояли толпы, крестились и плакали женщины и старухи, плакали дети, военные отдавали честь. Траурный катафалк сопровождал комендант города генерал-майор П.И. Фёдоров, который командовал траурной церемонией. Николаевцы провожали в последний путь героя русско-турецкой войны капитана 1-го ранга и флигель-адъютанта Александра Ивановича Казарского, бывшего командира брига «Меркурий», со славой отразившего нападение двух линейных турецких кораблей. Его смерть поразила и удивила многих. В толпе шептались, слышались высказывания об умышленном отравлении, о причастности к его гибели сильных мира всего. «Убили, погубили нашего благодетеля. Отравили нашего отца!» – восклицали многие. Отгремел прощальный салют, на самом почётном месте кладбища – у церкви – вырос свежий холмик.

Со временем администрация Черноморского флота поставила здесь строгий чёрный из лабрадора, памятник с барельефами, повествующий о подвиге Казарского и брига «Меркурий». А в городе долго ходили слухи об этой ужасной и таинственной смерти.

Казарский был симпатичным, холостым, любил ухаживать за дамами николаевского «полусвета». И они также интересовались красивым моряком с блестящей карьерой, который с некоторых пор стал и довольно богатым. Дело в том, что в Николаев переехал жить из Беларуси – дядя Казарского – Мицкевич. Вскоре он умер и завещал Александру Ивановичу приличную сумму наличными – около 70 тысяч рублей. Однако после смерти дяди наследство это было разграблено, и как утверждала николаевская жандармерия, ссылаясь на своих тайных агентов, к этому приложил руку городской полицмейстер Г.Г. Автономов. Возмущённый таким образом Казарский стал везде высказываться, что он выведет всех на чистую воду.

…Согласно донесению жандармерии, 14 июня 1833 г . он обедал у вдовы капитан-командора Михайлова. Выпив после обеда чашечку кофе, Казарский почувствовал себя плохо. Он обратился к своему другу – штаб-лекарю Петрушевскому, но было уже поздно. Лекарь застал Александра Ивановича в тяжёлом состоянии и якобы признал отравление. Мучительная агония Казарского продолжалась почти двое суток, и 16 июня герой русско-турецкой войны скончался. Жандармерия выявила, что с Михайловой был связан также Автономов, а сама вдова капитан-командора была «женщиной беспутной и предприимчивого характера». Она дружила с некой Розой Ивановной «состоявшей в коротких отношениях с женой одного аптекаря». Вот такая была ниточка.

Александр Иванович – это молодой человек, невысокого роста, худощав, с тёмными волосами, приятным, умным, подвижным лицом. К каждому находил ласковое слово, всю прислугу наделял подарками. Живой, говорун, остряк, шутник и любезный со всеми, он был живчик и не сидел на одном месте. Как теперь вижу скорую походку по улицам города, слышу живой, приятный говор, громкий смех и неустанное истребление изюма.

…Прошло 4 месяца. В октябре 1833 года начальнику Главного морского штаба князю А.С. Меньшикову была доставлена от шефа жандармов графа Бенкендорфа личная записка, заставившая надменного князя изрядно поволноваться. Князь, держа голубой листик дрожащими руками, читал: «Дядя Казарского, Мицкевич, умирая, оставил ему шкатулку с 70 тысячами рублей, которая при смерти дяди разграблена при большом участии николаевского полицмейстера Автономова. Назначено следствие, и Казарский неоднократно говорил, что постарается открыть виновных». Казарский был честен, принципиален и смел. Он бы докопался.

Когда Казарский умер, всё тело его стало черно, как уголь. Всё это произошло менее чем за двое суток. Назначенное Грейгом следствие ничего не открыло. Стараясь подавить волнение, Меньшиков знал, что Автономов – близкий друг адмирала Лазарева. Меньшиков хотел утопить эту записку в бездонных архивах Морского министерства, доступ к которым фактически был закрыт для всех.

Николай I поручил лично Меньшикову открыть истину по прибытии в Николаев и дописал «Слишком ужасно», Меньшиков создал следственную комиссию. Комиссия приступила к допросу свидетелей и участников дела. У комиссии оказалось две версии – отравления и вторая версия – простуды – воспаления лёгких. 15 ноября 1833 года, ровно через пять месяцев, комиссия вскрыла могилу, остатков яда не обнаружила и подтвердила диагноз – воспаление лёгких.

Казарский перед смертью сказал: «Мерзавцы погубили меня». Его денщик В. Борисов рассказал, что во время болезни он промолвил как-то: «Бог меня спасал в больших опасностях а теперь убили вот где, неизвестно за что».

Так и закончилось расследование, «дошедшее до его императорского величества слуха о неестественной смерти в городе Николаеве флигель-адъютанта Казарского».

Так и осталась сомнительной причина смерти героя русско-турецкой войны, храброго русского офицера А.И. Казарского, умершего в Николаеве в возрасте 35 лет, как считают при «загадочных обстоятельствах». А в 1850 г . умер внезапно на службе полицмейстер полковник Автономов, единственный человек, который мог знать истину. Но он унёс её в могилу. Архивы также хранят эту тайну.

Владимир Ворошнин

0


Вы здесь » Севастопольский вальс » Военная история » Русские не сдаются!!!!!!!!!!!!!!!!!