Севастопольский вальс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Севастопольский вальс » Военная история » Наша история которую забывать нельзя...


Наша история которую забывать нельзя...

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Операция «Дунай»
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/46073_0_d73f6_6605b766_XXL.jpg
Именно так называлось в документах стратегическое учение войск пяти стран-членов Варшавского договора, целью которого была «защита социалистических завоеваний в Чехословакии».
При Горбачеве о вводе войск в ЧССР 21 августа 1968 года писали как о «подавлении строительства социализма с человеческим лицом», а после распада СССР эти события описываются только в резко осуждающей, а порой и грубой форме, внешняя политика СССР считается агрессивной, советские солдаты называются «оккупантами» и т.п.
Нынешние публицисты не желают считаться с тем, что все события в мире происходили, да и происходят, в конкретной международной или внутренней обстановке в данный период времени, и судят прошлое по меркам сегодняшнего дня. Вопрос: могло ли руководство стран социалистического лагеря и, в первую очередь, Советского Союза в то время принять другое решение?
Международная обстановка
В то время в Европе существовали два мира, противоположных по идеологиям, – социалистический и капиталистический. Две экономических организации – так называемый в обиходе «Общий рынок» на Западе и Совет Экономической Взаимопомощи на Востоке.
Были два противостоящих военных блока – НАТО и Варшавский договор. Сейчас помнят только о том, что в 1968 году в ГДР стояла Группа Советских войск в Германии, в Польше – Северная группа Советских войск и в Венгрии – Южная группа войск. Но почему-то не вспоминают, что на территории ФРГ дислоцировались войска США, Великобритании, Бельгии и были готовы выдвинуться в случае необходимости армейские корпуса Нидерландов и Франции. Обе войсковые группировки находились в состоянии полной боевой готовности.
Каждая из сторон защищала свои интересы и, соблюдая внешние приличия, любыми способами старалась ослабить другую.
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/46073_0_d73f4_88e61945_XXXL.jpg
Общественно-политическая обстановка в Чехословакии
На январском 1968 года Пленуме ЦК КПЧ были подвергнуты справедливой критике ошибки и недостатки руководства страны, а также принято решение о необходимости изменений в порядке управления экономикой государства. Генеральным секретарем ЦК КПЧ был избран Александр Дубчек, возглавивший проведение реформ, названных позднее «строительством социализма с человеческим лицом». Сменилось высшее руководство страны (кроме президента Л.Свободы), а вместе с ним начали меняться внутренняя и внешняя политика.
Используя прозвучавшую на Пленуме критику руководства, оппозиционные политические силы, спекулируя требованиями «расширения» демократии, начали дискредитацию компартии, властных структур, органов государственной безопасности и социализма в целом. Началась скрытая подготовка смены государственного строя.
В средствах массовой информации от имени народа требовались: отмена руководства партией хозяйственной и политической жизнью, объявление КПЧ преступной организацией, запрет на ее деятельность, роспуск органов госбезопасности и Народной милиции. (Народная милиция – сохранившееся с 1948 года название вооруженных партийных рабочих отрядов, подчинявшихся непосредственно Генеральному секретарю ЦК КПЧ.)
По всей стране возникали различные «клубы» («Клуб 231″, «Клуб активных беспартийных») и другие организации, основной целью и задачей которых было очернить историю страны после 1945 года, сплотить оппозицию, вести антиконституционную пропаганду. К середине 1968 года в МВД поступило около 70 заявлений о регистрации новых организаций и объединений. Так, «Клуб 231″ (На основании статьи 231 Закона о защите Конституции каралась антигосударственная и антиконституционная деятельность) был учрежден в Праге 31 марта 1968 года, хотя и не имел разрешения от МВД. Клуб объединил свыше 40 тысяч человек, среди которых были бывшие уголовные и государственные преступники. Как отмечала газета «Руде право», в числе членов клуба были бывшие нацисты, эсэсовцы, генлейновцы, министры марионеточного «Словацкого государства», представители реакционного духовенства. На одном из заседаний генеральный секретарь клуба Ярослав Бродский заявил: — «Самый лучший коммунист – это мертвый коммунист, а если он еще жив, то ему следует выдернуть ноги». На предприятиях и в различных организациях создавались филиалы клуба, которые именовались «Обществами в защиту слова и печати».
Одним из наиболее ярких антиконституционных материалов можно считать воззвание подпольной организации «Революционный комитет демократической партии Словакии», распространенное в июне в организациях и на предприятиях г.Свит. В нем были выдвинуты требования: распустить колхозы и кооперативы, раздать землю крестьянам, провести выборы под контролем Англии, США, Италии и Франции, прекратить в прессе критику западных государств, а сосредоточить ее на СССР, разрешить легальную деятельность существовавших в буржуазной Чехословакии политических партий, присоединить уже в 1968 году «Закарпатскую Русь» к Чехословакии. Воззвание заканчивалось призывом: «Смерть коммунистической партии!»
Французский еженедельник «Экспресс» 6 мая привел заявление редактора иностранного отдела газеты «Литерарни листы» Антонина Лима: «Сегодня в Чехословакии стоит вопрос о взятии власти». Подпольно возродили деятельность Социал-демократическая партия и Партия труда.
В целях создания некоего противовеса Варшавскому договору была возрождена идея создания Малой Антанты, как регионального блока социалистических и капиталистических государств и буфера между великими державами. Публикации на эту тему были подхвачены западной прессой. Примечательным было замечание аналитика французской газеты «Фигаро»: «Географическое положение Чехословакии может превратить ее как в засов Варшавского пакта, пакта, так и в брешь, открывающую всю военную систему восточного блока». В мае группа сотрудников Пражской военно-политической академии опубликовала «Замечания к разработке Программы действий Чехословацкой народной армии». Авторы предложили «выход ЧССР из Варшавского договора или, возможно, совместные действия Чехословакии с другими соцстранами по ликвидации Варшавского договора в целом и его замены системой двусторонних отношений». Как вариант, было предложение занять позицию «последовательного нейтралитета» во внешней политике.
Серьезные выпады с позиций «здравого хозяйственного расчета» делались и против Совета Экономической Взаимопомощи.
14 июня чехословацкие оппозиционеры пригласили известного «советолога» Збигнева Бжезинского для выступлений в Праге с лекциями, в которых он изложил свою стратегию «либерализации», призвал к уничтожению КПЧ, а также ликвидации милиции и государственной безопасности. По его словам, он полностью «поддержал интересный чехословацкий эксперимент».
Прямым подрывом национальных интересов ЧССР были призывы к «сближению» с ФРГ, звучавшие не только в СМИ, но и в речах некоторых руководителей страны.
Дело не ограничивалось только словами. Западные границы ЧССР были открыты, начали ликвидироваться пограничные заграждения и укрепления. По указанию министра госбезопасности Павела, выявленных контрразведкой шпионов западных стран не задерживали, а давали им возможность выехать. (В 1969 году властями ЧССР Павел был отдан под суд и расстрелян.)
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/46073_0_d73f5_c7af41de_XXXL.jpg
Деятельность зарубежных органов власти, военных и СМИ
В этот период прошли консультативные встречи представителей стран НАТО, на которых изучались возможные мероприятия, чтобы вывести ЧССР из социалистического лагеря. США выразили готовность оказать влияние на Чехословакию по вопросу получения кредита от капиталистических стран, используя заинтересованность ЧССР в возврате ей золотого запаса.
В 1968 году свою деятельность в ЧССР активизировал Ватикан. Его руководство рекомендовало направить деятельность католической церкви на то, чтобы слиться с движением за «независимость» и «либерализацию», а также взять на себя роль «опоры и свободы в странах Восточной Европы», концентрируя внимание на Чехословакии, Польше и ГДР.
Населению ЧССР настойчиво внушалась мысль о том, что со стороны ФРГ никакой опасности реваншизма не существует, что можно подумать о возвращении в страну судетских немцев. Газета «Генераль Анцайгер»(ФРГ) писала: «Судетские немцы будут ожидать от Чехословакии, освобожденной от коммунизма, возврата к Мюнхенскому соглашению, по которому осенью 1938 года Судетская область отошла к Германии». В программе Национал-демократической партии Германии один из пунктов гласил: «Судеты должны снова стать немецкими, ибо их приобрела нацистская Германия в рамках Мюнхенского договора, являющегося действенным международным соглашением». Эту программу активно поддерживали «Землячество судетских немцев» и неофашистская организация «Витикобунд».
А редактор чешской профсоюзной газеты «Праце» Иржичек заявил германскому телевидению: — «В нашей стране проживает около 150 тысяч немцев. Можно надеяться, что остальные 100-200 тысяч могли бы вернуться на родину несколько позже». Конечно, никто и нигде не вспоминал о преследованиях судетскими немцами чехов.
В корреспонденции агентства АДН сообщалось, что офицеры бундесвера неоднократно направлялись в ЧССР с разведывательными целями. Это относилось, прежде всего, к офицерам 2-го армейского корпуса, соединения которого дислоцировались недалеко от границы Чехословакии. Позднее стало известно, что в ходе подготовки к запланированному на осень учению войск ФРГ «Черный лев» весь командный состав 2-го корпуса, до командира батальона включительно, посетил ЧССР в качестве туристов и проехал по вероятным маршрутам движения их частей. С началом «учения» планировалось коротким броском занять территории, отторгнутые Германией в 1938 году, и поставить международное сообщество перед фактом. Расчет был основан на том, что, если СССР и США не стали воевать из-за захваченных Израилем в 1967 году арабских территорий, то не станут и сейчас.
С целью создания в ЧССР ситуации, которая способствовала бы выходу Чехословакии из Варшавского договора, Совет НАТО разработал программу «Зефир». В статье финской газеты «Пяйвян саномат» от 6 сентября 1968 года сообщалось, что в районе г.Регенсбург (ФРГ) «работал и продолжает функционировать орган для отслеживания чехословацких событий. В июле начал действовать специальный Центр по наблюдению и управлению, который американские офицеры называют «Штаб ударной группы». В его составе более 300 сотрудников, среди которых офицеры-разведчики и политические советники. Центр трижды в сутки докладывал информацию об обстановке в ЧССР штабу НАТО». Интересно замечание представителя штаба НАТО: — «Хотя из-за ввода войск Варшавского договора в Чехословакию и заключения Московского соглашения, особый центр и не решил поставленных перед ним задач, его деятельность все же являлась и продолжает оставаться ценным опытом на будущее».
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/46073_0_d73f7_4fb540d0_XXXL.jpg
Выбор
Таким образом, к весне 1968 года страны социалистического лагеря оказались перед выбором:
- позволить оппозиционным силам столкнуть ЧССР с социалистического пути;
- открыть потенциальному противнику дорогу на Восток, поставив под удар не только группировки войск Варшавского договора, но и итоги Второй мировой войны;
ЛИБО
- силами стран содружества защитить социалистический строй в ЧССР и оказать помощь развитию ее экономики;
- раз и навсегда покончить с мюнхенской политикой, отбросив все притязания реваншистских наследников Гитлера;
- поставить преграду перед новым «Дранг нах остен», показав всему миру, что никому не удастся перекроить послевоенные границы, установленные в результате борьбы многих народов против фашизма.
Исходя из сложившейся обстановки, в конце июля 1968 года было выбрано второе. Однако, если бы руководство компартии ЧССР не проявило такой слабости и терпимости к врагам правящей партии и существовавшего государственного строя, ничего подобного не было бы. Военно-политическое руководство СССР и других стран Варшавского договора внимательно следило за событиями в ЧССР и пыталось довести свою оценку до органов власти Чехословакии. Состоялись встречи высшего руководства стран Варшавского договора в Праге, Дрездене, Варшаве, Чиерне-над-Тисой. В ходе встреч обсуждалась складывающаяся обстановка, чешскому руководству давались рекомендации, но бесполезно. В последних числах июля на встрече в Чиерне-над-Тисой А.Дубчеку было заявлено, что в случае отказа от проведения рекомендованных мероприятий войска соцстран войдут в ЧССР. Дубчек не только не предпринял никаких мер, но и не довел это предупреждение до членов ЦК и правительства страны. С военной точки зрения, другого решения быть не могло. Отторжение Судетской области от ЧССР, а тем более всей страны от Варшавского договора и ее союз с НАТО ставили под фланговый удар группировки войск содружества в ГДР, Польше и Венгрии. Потенциальный противник получал прямой выход к границе Советского Союза.
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/46073_6bb68290cd07.jpg
Из воспоминаний командира группы «Альфа» КГБ СССР, Героя Советского Союза, генерал-майора в отставке Зайцева Геннадия Николаевича (в 1968 году — руководитель группы 7-го Управления КГБ СССР при проведении операции «Дунай»):
«На тот период обстановка в ЧССР выглядела следующим образом.
… На первый план начали выходить уже даже не «прогрессисты» из КПЧ, а внепартийные силы — члены различных «общественных» и «политических» клубов, которых отличали ориентация на Запад и ненависть к русским. Июнь стал началом новой фазы обострения ситуации в Чехословакии и руководстве КПЧ, а в середине августа команда Дуб-чека полностью утратила контроль над ситуацией в стране.
Примечательно и то, что некоторые лидеры «Пражской весны» полагали, что симпатии Запада непременно материализуются в виде жесткой антисоветской позиции США в случае силовых действий со стороны Советского Союза».
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/8f0d1_000166.jpg
Зайцев Геннадий Николаевич, Герой Советского Союза, генерал-майор в отставке
Была поставлена задача: группе под руководством Г.Н. Зайцева войти в Министерство внутренних дел ЧССР и взять его под контроль. Министру МВД И. Павлу удалось скрыться накануне. Согласно многочисленным свидетельствам, И. Павел по мере развития «Пражской весны» постепенно ликвидировал органы государственной безопасности, избавляясь от коммунистических кадров и сторонников Москвы. Своим сотрудникам, пытавшимся вести работу по обезвреживанию так называемых «прогрессистов» (Клуб беспартийных активистов и организация К-231), он грозил репрессиями. До решения правительства им был отдан приказ: немедленно прекратить глушение иностранных передач и начать демонтаж оборудования.
… В документах содержались сведения о том, что министр внутренних дел И. Павел и заведующий отделом ЦК КПЧ генерал Прхлик «подготовили проект создания руководящего Центра, который должен взять всю государственную власть в свои руки во время политической напряженности в стране». Там же говорилось и об осуществлении «превентивных мер безопасности, направленных против выступлений консервативных сил, включая создание трудовых лагерей». Иначе говоря, в стране проводилась скрытая, но вполне реальная подготовка к созданию концлагерей, куда должны были быть упрятаны все оппозиционные режиму «с человеческим лицом» силы… А если к этому добавить титанические усилия некоторых зарубежных спецслужб и агентов влияния Запада, намеревавшихся любой ценой оторвать Чехословакию от Восточного блока, то общая картина событий не выглядела столь однозначно, как нас пытаются в этом уверить.
… Каким образом удалось захватить отнюдь не маленькую европейскую страну в кратчайший срок и с минимальными потерями? Значительную роль в таком ходе событий сыграла нейтральная позиция чехословацкой армии, (а это порядка 200 тыс. человек, вооруженных в то время современной военной техникой). Хочу подчеркнуть, что генерал Мартин Дзур в той очень непростой ситуации сыграл ключевую роль. Но главной причиной малого числа жертв стало поведение советских солдат, которые проявили в Чехословакии поразительную выдержку.
… По данным чешских историков, при вводе войск погибло около ста человек, ранено и травмировано — около тысячи.
… Убежден, что в тот период иного выхода из кризиса просто не существовало. На мой взгляд, итоги «Пражской весны» весьма поучительны. Если бы не жесткие действия СССР и его союзников, то чешское руководство, мгновенно миновав стадию «социализма с человеческим лицом», оказалось бы в объятиях Запада. Варшавский блок лишился бы стратегически важного государства в центре Европы, НАТО оказалось бы у границ СССР. Давайте же будем до конца честны: операция в Чехословакии подарила мир двум поколениям советских детей. Или не так? Ведь «отпустив» Чехословакию, Советский Союз неизбежно столкнулся бы с эффектом карточного домика. Вспыхнули бы волнения в Польше и Венгрии. Затем наступил бы черед Прибалтики, а после нее и Закавказья».
Начало
В ночь на 21 августа войска пяти стран Варшавского договора вступили на территорию ЧССР, на пражский аэродром высадился десант. Войска получили приказ не открывать огонь, пока их не обстреляют. Колонны шли на повышенных скоростях, остановившиеся машины сталкивали с проезжей части, чтобы не мешали движению. К утру все передовые воинские части стран содружества вышли в заданные районы. Чехословацкие войска получили приказ из казарм не выходить. Их военные городки блокировались, с бронетехники снимались аккумуляторы, с тягачей сливалось горючее.
Интересно, что в начале августа представители отрядов Народной милиции встретились со свои командиром А.Дубчеком и предъявили ультиматум: или он меняет политику руководства, или 22 августа Народная милиция поставит под свой контроль все важные объекты, возьмет власть в свои руки, сместит его с поста генсека и потребует созыва партийного съезда. Дубчек их выслушал, но ничего конкретного не ответил. Главное, он не сказал подчиненным ему лично командирам вооруженных отрядов партии об ультиматуме, полученном им в Чиерне-над-Тисой от руководителей ГДР, Болгарии, Венгрии, Польши и СССР. Видимо, на что-то рассчитывал. И когда войска Варшавского договора вошли в ЧССР 21 августа, то руководство отрядов и рядовые коммунисты посчитали это оскорблением. Они считали, что могли бы сами справиться с обстановкой в стране, без ввода чужих войск. Жизнь показала, что тогда они переоценили свои силы. Только после разгрома оппозиции в августе 1969 года противники режима надолго ушли в подполье.
Отношение местного населения
Первое время отношение местного населения к военнослужащим стран содружества было плохим. Одурманенные враждебной пропагандой, двуличным поведением первых лиц государства, отсутствием информации об истинных причинах ввода войск, а порой и запуганные местными оппозиционерами люди не только косо смотрели на иностранных солдат. В машины летели камни, по ночам места расположения войск обстреливались из стрелкового оружия. На дорогах были снесены указатели и знаки, а стены домов расписаны лозунгами типа «Оккупанты, убирайтесь домой!», «Стрели оккупанта!» и т.п.
Иногда в воинские части тайком приходили местные жители и спрашивали, зачем пришли советские войска. И ладно бы, пришли одни русские, а то еще и «кавказцев» с «узкоглазыми» с собой привели. В центре Европы(!) люди удивлялись тому, что Советская армия многонациональна.
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/8f0d1_40c49dd3f228.jpg
Действиясил оппозиции
Ввод союзных войск показал силам чешской оппозиции и их иностранным вдохновителям, что надежды на захват власти рухнули. Однако они решили не сдаваться, а призвали к вооруженному сопротивлению. Кроме обстрелов автомашин, вертолетов и мест дислокации союзных войск, начались террористические акты против чешских работников партийных органов и сотрудников спецслужб. Вечерний выпуск английской газеты «Санди Таймс» от 27 августа опубликовал интервью с одним из руководителей подполья. Он сообщил, что к августу «подполье насчитывало около 40 тысяч человек, вооруженных автоматическим оружием». Значительная часть оружия была тайно поставлена с Запада, прежде всего, из ФРГ. Однако воспользоваться им не удалось.
В первые же дни после ввода союзных войск, при взаимодействии с чешскими органами безопасности, из множества тайников и подвалов было изъято несколько тысяч автоматов, сотни пулеметов и гранатометов. Были обнаружены даже минометы. Так, даже в пражском доме журналистов, руководство которым осуществляли крайне оппозиционные деятели, было обнаружено 13 пулеметов, 81 автомат и 150 ящиков с боеприпасами. В начале 1969 года в горах Татры был обнаружен готовый концентрационный лагерь. Кто его строил и для кого, в то время было неизвестно.
Информационно-психологическая война
Еще одним свидетельством существования в ЧССР организованных антиконституционных сил является тот факт, что уже к 8 часам 21 августа во всех областях страны начали работать подпольные радиостанции, в отдельные дни до 30-35 ед. Использовались не только радиостанции, заранее установленные на автомашинах, поездах и в тайных убежищах, но и аппаратура, захваченная в органах МПВО, в отделениях Союза сотрудничества с армией (типа ДОСААФ в СССР), в крупных сельских хозяйствах. Подпольные радиопередатчики были объединены в систему, которой определялись время и продолжительность работы. Группы захвата обнаруживали работающие радиостанции, развернутые в квартирах, спрятанные в сейфах руководителей различных организаций. Попадались и радиостанции в специальных чемоданах вместе с таблицами прохождения волн в разное время суток. Устанавливай приложенную к станции антенну и работай. Радиостанции, а также четыре канала подпольного телевидения распространяли ложную информацию, слухи, призывы к уничтожению военнослужащих союзных войск, саботажу, диверсиям. Они же передавали шифрованную информацию и кодовые сигналы для сил подполья.
В этот «хор» хорошо вписались радиопередатчики западногерманского 701-го батальона психологической войны. Советские радиоразведчики первое время удивлялись, что ряд антиправительственных станций пеленгуются на западе, но их догадки 8 сентября подтвердил журнал «Штерн» (ФРГ). Журнал сообщил, что 23 августа газета «Литерарни листы», а за нею и подпольное радио сообщили, что «союзные войска стреляли по детской больнице на Карловой площади. Разбиты окна, потолки, дорогое медицинское оборудование…» Репортер телевидения ФРГ бросился в этот район, но здание больницы оказалось невредимым. По данным журнала «Штерн», «эта ложная информация передавалась не с чешской, а с западногерманской территории». Журнал отметил, что события этих дней «предоставили идеальную возможность для практической подготовки 701-го батальона».
Если первые листовки с сообщением о вводе союзных войск выпускались официальными властными или партийными органами и типографиями, то на последующих никаких выходных данных не было. Во многих случаях тексты и призывы в разных районах страны были одинаковыми.
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/8f0d1_c3542f451177.jpg
Смена обстановки
Медленно, но обстановка менялась. Была сформирована Центральная группа войск, советские воинские части стали обустраиваться в освобожденных для них чешских военных городках, где печные трубы были завалены кирпичами, канализация забита, а стекла выбиты. В апреле 1969 года А.Дубчека заменил Г.Гусак, сменилось руководство страны. Были приняты чрезвычайные законы, по которым, в частности, показанный русскому кулак «стоил» до трех месяцев заключения, а спровоцированная драка с русскими – шесть. В конце 1969 года в гарнизоны, где стройбаты построили жилье, военнослужащим разрешили привозить семьи. Строительство жилья для семей продолжалось до 1972 года.
Так, что же это за «оккупанты», которые жертвовали своей жизнью, чтобы не погибли мирные граждане, не отвечали выстрелом на самые наглые провокации, спасали неизвестных им людей от расправы? Которые жили в ангарах и складах, а койки, даже в офицерских и женских (для медперсонала, машинисток, официанток) общежитиях, стояли в два яруса? Которые предпочитали действовать не как солдаты, а как агитаторы, разъясняя населению обстановку и свои задачи?
Вывод
Ввод в Чехословакию войск стран Варшавского договора был вынужденной мерой, направленной на сохранение единства стран социалистического лагеря, а также на предупреждение выхода войск НАТО на границы СССР.
Советские солдаты не были оккупантами и не вели себя как захватчики. Как ни пафосно это звучит, но в августе 1968 года они защищали свою страну на передовых рубежах лагеря социализма. Поставленные армии задачи были выполнены с минимальными потерями.
Что бы ни говорили современные политологи, но в той обстановке правительство СССР и других стран соцлагеря приняли решение, адекватное сложившейся ситуации. Даже нынешнее поколение чехов должно быть благодарно Советской армии за то, что Судеты остались в составе ЧССР и их государство существует в современных границах.
«Заметки на полях»
Но вот, что интересно и вызывает вопросы. Солдаты, которые первыми(!) были названы «Воинами-интернационалистами», таковыми в России даже не признаны, хотя Приказом министра обороны Маршала Советского Союза А.Гречко № 242 от 17.10.1968 г. им была объявлена благодарность за выполнение интернационального долга. Приказом министра обороны СССР № 220 от 05.07.1990 г. «Перечень государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации» был дополнен Республикой Куба. По непонятным причинам Чехословакия (единственная!) в список не была включена, и, как следствие, соответствующие документы не были вручены бывшим военнослужащим, выполнявшим интернациональный долг в этой стране.
Неоднократно на различных уровнях обсуждались вопросы, признавать или нет участников операции в качестве воинов-интернационалистов и ветеранов боевых действий. Группа ученых, проанализировав доступные для изучения материалы и после встреч с непосредственными участниками чехословацких событий, заявила, что «в 1968 году в Чехословакии была проведена великолепно спланированная и безупречно реализованная войсками боевая операция, в ходе которой велись именно боевые действия. Как с точки зрения военной науки, так и реальной обстановки применения сил и средств». А солдаты и офицеры, выполнившие свой долг в период проведения операции «Дунай», имеют полное право называться воинами-интернационалистами и подпадают под категорию «участник боевых действий».
Однако министерство обороны России не признает их таковыми, а на вопросы и обращения региональных организаций участников операции «Дунай» отвечает, что там были «только боестолкновения», и благодарность им объявляли за «выполнение интернационального долга», а не за участие в боевых действиях.
Между тем, кабинет министров Украины включил Чехословакию в соответствующий перечень, а президент страны издал Указ № 180/2004 от 11.02.2004 г. «О дне чествования участников боевых действий на территории других государств». Согласно Указу, бывшим солдатам и офицерам, принимавшим участие в защите соцзавоеваний в Чехословакии в 1968 году, установлен статус «Участник боевых действий», «Ветеран войны», и предоставлены льготы в рамках Закона Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты».
На сегодняшний день самым молодым участникам операции «Дунай» уже по 64 года, и с каждым годом их ряды становятся реже. Последнее, по данным автора статьи, обращение только Ростовской организацией участников операции «Дунай» было отправлено в адрес министра обороны РФ в январе текущего года. Подождем, что ответит новый министр.
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/0e02c_6d338344acbf.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/0e02c_3736a973b81f.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/0e02c_ce6ae7fe7231.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/0c16c_64d7d17ace52.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/0c16c_8ca8a9a17c2b.jpg
http://s52.radikal.ru/i137/1206/af/9c217cedb3a2.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/808b6_729557187030.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/808b6_5e0545ef182b.jpg
http://s50.radikal.ru/i130/1206/6e/b2e17062c813.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/cb50e_7c36a48340cb.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/cb50e_c9a707fc9b97.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/cb50e_411a22fa8ec3.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/ae84d_9555f11dcb0e.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/ae84d_e0fdb612b961.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/ae84d_76e57910a633.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/ae84d_77fe1e13cc7f.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/01814_652bebd04427.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/01814_a0cd812d4d85.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/d5757_7d8737fd690b.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/d5757_286cdc821054.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/d5757_a94e1b5b8b6c.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/9ae4e_07c9deb45ba9.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/9ae4e_b9511a2013bd.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/9ae4e_6d36b5d2b862.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/4ad17_83a7cdf9945d.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/4ad17_768f1557c7fb.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/4ad17_4a7d897f6793.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/75a62_827403a18854.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/75a62_03fadf8d2b42.jpg
http://i077.radikal.ru/1206/61/52fc7d172dd3.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/c0e91_0de21c20251f.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/c0e91_1f2e95b85351.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/c0e91_2b315d8b82d7.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/ae6df_64ad19fba50d.jpg
http://i079.radikal.ru/1206/37/c0f7cb00efd0.jpg
http://s43.radikal.ru/i099/1206/4b/930f5d98f443.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/7cd9b_6cc639b080e8.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/7cd9b_c2442bf18243.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/7cd9b_dab0c950cb10.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/8d13f_24fcdd8f2876.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/8d13f_d61baa6cf36c.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/6fef9_888066b8fd77.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/6fef9_aae54c40a78d.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/6fef9_849ac7edae35.jpg
http://www.krasfun.ru/images/2014/8/509c8_6a17d8a58776.jpg
При всех минусах СССР стоит только поражаться какой уровень анализа был в аппарате ЦК КПСС в то время, диву даёшься уровню профессионализма! Как уверенно и чётко действовали все ветви власти ! Главное, что это всё было научно. Эти люди создавали реальность, т.е.  могли творить тот мир в котором они хотели жить, а не тыкались от одного тупика, устроенного Западом, до другого. Жалко, что такие возможности были разрушены и развеяны по ветру истории…
Ссылка

0

2

Балканские войны 1912-13 годов
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/d9682_0_11bbeb_d13d43ca_orig
Сегодня про Балканские войны 1912-13 годов знают лишь любители истории. Войдя в историю окончательным выдавливанием Турции из Европы, первой бомбардировкой с самолетов, применением радиосвязи, бронемашин и музыкальным шедевром Агапкина — песней «Прощание славянки», написанной для русских добровольцев, они отошли в тень после двух мировых войн и кровавого распада Югославии. Но современники тех событий относились к ним серьезно: с обеих сторон под ружье было поставлено более миллиона солдат. Почти десятая часть из них погибла. Помимо стран — непосредственных участников войны в конфликте причудливым образом сошлись интересы великих держав, и потому гуманисты молили Бога, что из-за «заварушки на Балканах» мир не погрузился в кровавую пучину большой войны. Как выяснилось, ненадолго — «отсрочка от призыва» продлилась чуть больше года.
Давайте почитаем подробнее про эту часть истории…
Даже сегодня Балканский полуостров — некогда колыбель европейской цивилизации — отстающий в развитии регион, «мягкое подбрюшье» Европы. О финансовых и экономических проблемах Греции не слышал только ленивый, недавние члены ЕС — Болгария и Румыния — пока не приняты в зоны Шенгенского соглашения и евро, когда в ЕС примут Сербию и Черногорию — неизвестно. Но в позапрошлом веке отставание было еще большим, главным образом из-за многовекового турецкого ига.
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/dba4e_Map_Balkans-1102x1500.jpg
Карта Балканского полуострова, 1890—1907
Особенно тяжелая участь выпала Болгарии, расположенной рядом с Турцией и потому удерживаемой турками наиболее цепко. Они всеми способами подавляли самосознание болгар, препятствовали развитию национальной экономики и культуры — даже церкви разрешали строить не выше, чем «всадник на лошади» (то есть только прикопанные в землю, напоминающие сараи, без куполов и крестов). Но и положение в Сербии, Греции, Албании было лишь немногим лучше. Многочисленные попытки балканских народов поднять восстания и освободиться терпели неудачу, приводили лишь к гибели их самых храбрых сынов, на земли которых турки переселяли мусульман из Малой Азии и Кавказа. Некоторое подобие независимости удавалось сохранить лишь черногорцам, но тоже ценой огромной крови.
Однако эпоха индустриализации хоть и с опозданием, но потянула за собой в современность и Балканы, и в конце XVIII-начале XIX века там начался процесс национального возрождения. С одной стороны, оно имело форму культурного просвещения (появление национальных школ, «читалиште» — своего рода культурных центров, борьба за религиозную автономию от константинопольского патриархата). С другой, это была серия уже более подготовленных и успешных национально-освободительных восстаний, и военная помощь со стороны России, что привело в XIX веке к появлению независимых Греции, Сербии и Болгарии и окончательному признанию независимости Черногории.
Но даже к 1912 году миллионы жителей Балкан поневоле продолжали оставаться османскими подданными, а территории молодых государств охватывали не все их земли — по решению Берлинского конгресса 1878 года половина европейских владений по-прежнему оставалась в руках турок. В этой обстановке молодые балканские государства, между которыми существовали и свои противоречия (Сербия ориентировалась на Россию, Греция — на Англию, Болгария — все больше на Германию), в начале 1912 года сумели их неожиданно преодолеть и создали военный союз. Не секрет, что это был огромный успех русской дипломатии, посредничавшей между сербами и болгарами. Турция же и Австро-Венгрия как могли противостояли этому союзу, не желая усиления славянских стран на своих рубежах.
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/07b96_1405629073_balcan_2_450.jpg
Фердинанд, царь Болгарии. 22 июня 1910 года.
Впрочем, по замыслу России, Балканский союз должен был в первую очередь противостоять именно Австро-Венгрии. Но балканские элиты на время договорились, что для них в первую очередь стоит все-таки окончательно решить в собственных интересах «турецкий вопрос». Для крупных европейских держав такое намерение казалось несерьезным: разве могут небольшие, едва встающие на ноги страны одолеть свою хоть и одряхлевшую, но полноценную метрополию — Османскую империю? Достаточно лишь посмотреть на карту, сопоставить масштаб и вспомнить Русско-турецкую войну 1877-78 годов, когда лишь с помощью России «братушек» спасли от гибели.
Посрамление скептиков
Но скептики судили о той же, к примеру, Болгарии, не заметив ее колоссального цивилизационного рывка в первые десятилетия независимости. Он наглядно виден и сегодня — достаточно лишь прогуляться по туристической Варне: почти все здания в городе детища двух эпох. Современные построены при Тодоре Живкове, «исторические» — при царе Фердинанде в 1880-1910-е годы. Огромный собор из камня с золотыми куполами, здания первых военных и коммерческих училищ, просто жилые дома, особняки в самых модных по тем временам стилях — модерн, эклектика. Набирала силу и промышленность, именно тогда появились первый болгарский автосборочный завод, судостроительные верфи. Чего не хватало своего, приобреталось за рубежом. Скажем, аэропланы вместе с летчиками (всего их было 25), впервые в истории сбросившие с воздуха бомбы (на турок), были болгарские. В болгарской армии была создана самая современная артиллерия. Болгары легко и быстро учились, перенимая опыт передовых стран, и к 1912 году у них появились свои летчики-асы и меткие артиллеристы.
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/07b96_Balcan_3_600.jpg
Коронация Петра I Карагеоргиевича, короля Сербии. 2 сентября 1904 года. Фото: Библиотка Конгресса США
Царь Фердинанд вообще был открыт всему новому и относился к венценосным обязанностям серьезно. Ядро его армии составили ополченцы Русско-турецкой войны 1877-78 годов. Позже к ним присоединились мобилизованные солдаты, а в Македонии появилось проболгарское народное ополчение. Желание окончательно расквитаться с турками было так сильно, что призванные на службу являлись даже из-за границы.
Не стояла на месте и Греция. В военном деле греки сделали упор на развитие артиллерии и достаточно большого и современного флота, который в ходе войны, как мог, препятствовал перевозу турецких войск с азиатского берега империи. Что же касается Сербии, то здесь после переворота 1903 года, организованного Драгутином Дмитриевичем (будущим основателем общества «Черная рука», организовавшего покушение на эрцгерцога Франца-Фердинанда) и убийства проавстрийского короля Александра из династии Обреновичей с его заменой на пророссийского Петра из династии Карагеоргиевичей тоже набирали силу великодержавные настроения. Идея создания «Югославии» — объединения всех сербов, хорватов, словенцев и македонцев в одно большое государство — становилась все более популярной.
Яркая иллюстрация ура-патриотического подъема в Сербии, доводившего людей до умопомрачения — популярная в то время история про одного учителя, который не хотел воевать, жалея молодую жену. «Не боюсь смерти, но боюсь, что ты останешься вдовой», — объяснял он. Тогда жена учителя повесилась в спальне, оставив ему записку: «Теперь у тебя осталась только родина».
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/ab50b_1405628975_balcan_4_450.jpg
Отступающие турецкие солдаты
Неудивительно, что армии небольших балканских стран, собравшись в единый кулак, оказались серьезной силой, превосходившей по численности армию Османской империи. Турецкая же армия оказалась к началу войны не готова. Во-первых, еще только заканчивалась итало-турецкая война, оттянувшая войска в Африку и на побережья Малой Азии. Мирный договор с Италией был заключен после начала войны с балканскими странами. Из Малой Азии в Европу не успели прибыть резервные части, артиллерия, за исключением горной, на Балканах была устаревшей, а укрепления на границе — не достроены. Одна лишь Болгария сумела мобилизовать армию в 300 000 штыков, которым противостояло всего 45 000 турок. В результате первый период войны (октябрь-декабрь 1912 года) стал своего рода «блицкригом»: обрушившиеся на европейские владения Турции союзники в короткий срок захватили огромные территории.
Никаких компромиссов
После поражения под Кирк-Килисом Махмуд Мухтар-паша телеграфировал в Константинополь о плохой тренированности войск и их трусости: «Это не войска, а сволочь! Солдаты думают лишь о том, как бы скорее добраться до Стамбула, куда их влечет запах кухонь. С такими войсками успешно обороняться невозможно…».
Успехи болгар напугали и Петербург — вожделенные проливы ускользали! «Так же нельзя, — говорил министр иностранных дел России Сергей Сазонов. — Не сегодня так завтра они возьмут Константинополь… а как же мы?» Кайзер в Берлине беспокоился за свою железную дорогу в Багдад: «Ради чего мы стелили там свои рельсы и шпалы?» Из Вены ему вторил престарелый император Австро-Венгрии Франц Иосиф: «Моя мечта — увидеть Салоники австрийскими, а как же я приеду, если там уже греки?»
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/ab50b_Bulgarian_Czar_Ferdinand_at_Adrianople.jpg
Албанские солдаты. Осада Скутари
Впрочем, к ноябрю туркам уже удалось немного собраться. На подступах к Константинополю была сооружена укрепленная Чаталджинская линия из бункеров и казематов, соединенных телефоном и телеграфом и даже скрытыми от огня переходами. На эту линию было легко и удобно доставлять подкрепления и боеприпасы, эвакуировать раненых. На линии одновременно находилось до 125 000 солдат и офицеров. Пытаясь штурмовать укрепления, болгары несли огромные потери, к тому же из-за превращения блицкрига в войну позиционную в их рядах начались холера и тиф.
В этих условиях стороны договорились о перемирии и в декабре 1912 года начали переговоры в Лондоне. Но идти на компромиссы никто не хотел — союзники требовали отдать им все остатки европейских владений за исключением самого Стамбула. Уполномоченный от Турции Осман Низами-паша заявил: «Мы приехали не подписывать мир, а доказывать, что Турция достаточно сильна, чтобы продолжать войну». Лишь объединенное давление Великобритании, Германии, Франции, России и Австро-Венгрии смогло убедить Турцию пойти на компромисс и согласиться с потерей почти всех владений в Европе в обмен на сохранение в ее руках проливов, обещания не распространять военные действия на азиатскую часть и, главное, щедрой финансовой помощи для восстановления экономики.
22 января 1913 года турецкое правительство, наконец, согласилось «последовать советам могущественных европейских кабинетов». Но на следующий же день произошло то, чего не мог предвидеть никто. Члены патриотической, имперской партии «Единение и прогресс» и их сторонники (в том числе офицеры и солдаты), возглавляемые Энвер-пашой, ворвались в зал заседаний, где находились члены правительства. Несколько министров, в том числе великий визирь и военный министр, были убиты. Зверски избили министра иностранных дел и министра связи, которые на беду являлись христианами. Энвер-паша прокричал: «Так как вы стоите за постыдный мир с уступкой Эдирне и почти всех европейских владений, а готовая идти на смерть нация требует войны, то от имени всей страны и армии предлагаю кабинету немедленно подать в отставку».
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/b8b2c_Balcan_7_600.jpg
Делегаты балканских государств на Лондонской конференции 1912-13.
Слева направо: Стефанос Скулудис (Греция), Стоян Новакович (Сербия), Георгиос Стрейт (Греция), Андра Николич (Сербия), Элефтериос Венизелос (Греция), Луджио Войнович (Черногория), Иоаннис Геннадий (Греция), Стоян Данев (Болгария), Михаил Маджаров (Болгария), Йово Попович (Черногория), Стефан Паприков (Болгария), Лазар Миджушкович (Черногория).
Власть в Османской империи перешла в руки младотурок, и война возобновилась с новой силой. Впрочем, теперь она была уже в основном позиционной – противники окопались на подступах к Стамбулу, изматывая друг друга позиционными боями. В тылу у болгар оставалась крепость Адрианополь, которую они штурмовали полтора месяца, взяв ценой больших потерь. В то же самое время сербы и черногорцы окончательно очистили Македонию и север Албании от блокированных в крепостях турецких гарнизонов.
Мир «на вечные времена» был подписан лишь 30 мая 1913 года — практически на тех же условиях, которые предлагались союзниками еще в декабре. Понадобилось полгода ненужного кровопролития, чтобы турецкие имперцы посмотрели на изменившийся мир более трезво.
Дележ добычи
После того, как Османская империя была окончательно изгнана с Балкан, страны Балканского союза должны были сами, без иностранного посредничества, поделить завоеванное. А вот с этим, как и следовало ожидать, возникли трудности.
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/b8b2c_1405628829_balcan_8_450.jpg
Энвер-паша. Фото: Библиотка Конгресса США
Только сегодня привычные нам границы балканских стран более-менее отражают реальность: вот здесь, в Северной Добрудже, живут румыны, а переехал границу с Болгарией — в южной Добрудже уже живут болгары. Они же живут и на побережье Черного моря, а вот на побережье Эгейского живут греки. Но такое расселение — результат относительно недавних миграций, и оно возникло из-за многочисленных «обменов населением» в период до Второй мировой войны. Сто лет назад все было совсем иначе: имелась масса территорий, где болгары жили вперемешку с румынами, сербами или греками, а кто такие македонцы, политики не могли выяснить весь XX век — югославы говорили «это наши», болгары – «нет, как раз наши». Естественно, каждая страна желала поделить спорные территории со смешанным населением в свою пользу.
Греки желали объединения всех побережий Эгейского моря в единую Грецию (так называемая «Великая идея Венизелоса»). Болгарское правительство хотело создать «Целокупную» (великую) Болгарию с включением Македонии, Салоник и, возможно, даже Албании. Сербы мечтали о выходе к Адриатическому морю (опять же через Албанию) и наибольшем расширении границ во все той же Македонии, а черногорцы — о присоединении к своему небольшому королевству албанского Шкодера.
Ни одно из государств-учредителей Балканского союза не было удовлетворено Лондонским договором и результатом кровопролитной войны с Турцией, хотя Албанию, как основное яблоко раздора, вывели за скобки как новое независимое государство под протекторатом великих держав (прежде всего Австро-Венгрии и Италии). И потому уже через несколько месяцев после подписания мира с Турцией началась Межсоюзническая война (она же Вторая Балканская) — вчерашние союзники обрушились на болгар, чему способствовали австрийские и немецкие дипломаты. В Белграде они воздействовали на короля Петра, лицемерно обещая ему поддержку против болгар в Македонии и Албании. В Софии посланцы Вены и Берлина говорили то же самое, но уже царю Фердинанду.
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/537b1_Bulgarian_siege_gun_during_the_siege_of_Adrianople.png
Болгарская артеллерия во время осады Адрианополя. Фото: G. Woltz
Вскоре свои начали бить своих, а скоро к драке присоединились и чужие — румынский король Карл двинул армию на Софию и Варну. А турки, жаждавшие хоть какого-то реванша, ударили с юга. Мирить «братушек» взялась опять же Россия, но из-за быстротечности войны петербургские дипломаты ничего сделать не успели, кроме того как настроили против себя болгарские элиты: те решили, что Россия «сдала» их сербам.
Межсоюзническая война к счастью оказалась быстротечной продолжалась с 29 июня по 29 июля 1913 года. Болгария потерпела поражение, в результате чего Франция, Австро-Венгрия и Германия усилили свое влияние на Балканском полуострове, подорвав позиции Российской империи. Почти вся территория, завоеванная Болгарией в Первой Балканской войне, была разделена между странами-победительницами, в том числе Адрианополь (Эдирне) вновь вернулся в состав Турции и остается турецким по сей день. Однако небольшой выход к побережью Адриатического моря Болгарии все же был сохранен и передан Греции только после Первой мировой войны. Также в составе Болгарии остался освобожденный в 1912 году Пиринский край — родина известной ясновидящей Ванги.
Не братья-славяне
История помнит фразу царя Фердинанда, сказанную после Межсоюзнической войны — «Ma vengeance sera terrible» («Моя месть будет страшной»). Именно испытанное от соседей унижение бросило Болгарию в 1915 году в очередную – уже Первую мировую — войну на стороне Германии и Австро-Венгрии. Прежде всего потому, что «российская дипломатия не помогла», а Сербия, Румыния и Греция оказались в противоположном лагере. Кончилось все, как известно, плохо: гибелью еще ста тысяч солдат, разорением страны, потерей выхода к Эгейскому морю и ряда районов на границе с Сербией. Персонально Фердинанд потерял трон, хотя прожил после низвержения еще три десятка лет.
http://www.krasfun.ru/images/2014/7/537b1_Balcan_10_600.jpg
Атака греческих войск. 1913 год
Но Сербии, пока что праздновавшей победу, пришлось еще хуже. В 1913 году там был триумф идей великодержавия, «Черная рука» пополнялась все новыми и новыми радикальными фанатиками, один из которых — Гаврила Принцип — спустя год и сделает роковой выстрел в Сараево. По итогам же Первой мировой потери окажутся намного страшнее болгарских. По разным оценкам, до четверти населения — от 700 тысяч до 1 миллиона 260 тысяч человек — оказались в оккупации. Более половины уцелевших мужчин остались инвалидами, полмиллиона детей — сиротами. И, хотя по итогам Первой мировой войны мечта «Черной руки» была, в общем-то, воплощена в жизнь, и на карте мира появилась Югославия, полного сербского доминирования как в ее границах, так и на Балканах в целом достичь не удалось, а сама страна оказалась недолговечной.
Ссылка

0

3

«Багратион». Операция по возврату долгов
23 июня 1944 года началась Белорусская наступательная операция советских войск, закончившаяся разгромом группы армий «Центр» и выходом к Висле. Едва ли не крупнейшее поражение вермахта состоялось в третью годовщину тяжелых боев Приграничного сражения 1941 года в Белоруссии и стало своего рода ответом на него.
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/06/15.png
В ходе боев осени 1943–зимы 1944 года на Украине и на северо-западе Белоруссии образовался «подсеченный» с двух сторон выступ немецкой стратегической позиции — так называемый «белорусский балкон». Задачей наступления ставилась ликвидация этого участка фронта.
Название операции — Белорусская. Больше она известна под своим шифром, использовавшимся в момент разработки — «Багратион». Однако больше всего этой операции подошло бы имя «возврат долгов с процентами». Советские войска возвращались туда, где летом 1941 года их перемалывала группа армий «Центр». Символично, но все начиналось 22 июня, однако уже 1944 года — опять Белоруссия, опять в противниках группа «Центр».
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/06/241.jpg
Подготовка к наступлению велась с весны 1944 года, однако советскому командованию удалось ввести немецкое в заблуждение: они до последнего считали, что главное летнее наступление СССР начнет на северной Украине. Можете себе представить: сосредоточение без малого 2,4 млн человек было надежно прикрыто дезинформацией и мерами противодействия немецкой разведке.
Против германской группировки были задействованы сразу четыре фронта: 1-й Прибалтийский Ивана Баграмяна, 1-й Белорусский Константина Рокоссовского, 2-й Белорусский Георгия Захарова и 3-й Белорусский Иван Черняховского. Взаимодействие фронтов парами координировали высокопоставленные представители Ставки — Георгий Жуков отвечал за южный фас 1-го и 2-го Белорусских фронтов, а начальник Генштаба Александр Василевский — за действия 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского на северном фасе. Общую разработку плана операции вел заместитель Василевского в Генштабе Алексей Антонов, этот талантливый оператор являлся мозгом всей советской кампании 1944 года.
На настырном Константине Рокоссовском лежит «ответственность» за превращение поражения вермахта в разгром. На обсуждении рисунка операции Рокоссовский настоял на более смелых действиях южного крыла в виде охвата Бобруйска силами 28-й и 65-й армий. Этот участок «работы» южного фаса позволил не только устроить немцам «котел» в районе Бобруйска, но и решительно добиться успеха в продвижении на Слуцк и замкнуть окружение немецкой группировки восточнее Минска. Операция из более тяжеловесной, «лобовой», превратилась в сражение на окружение.
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/06/335.jpg
История иногда шутит очень тонко. В 1940 году Эрих Манштейн точно также настоял на превращении дробящего фронтального наступления вермахта в Бельгии и Нидерландах в изящный фланговый охват, следствием которого стала военная катастрофа союзников и капитуляция Франции. В 1944 году Рокоссовский добился того, что Белоруссия — одно из «мест боевой славы» кампании 1941 года для вермахта — сделалась символом одного из самых тяжелых поражений германской армии за всю ее историю. Слова «Минский котел» зазвучали вновь, и уже по адресу «победителей Европы».
22 июня начались обеспечивающие мероприятия операции — проще говоря, партизаны Белоруссии поставили на уши всю железнодорожную сеть: 10500 подрывов полотна и составов! Сутки спустя, 23 июня фронты перешли в наступление.
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/06/425.jpg
25 июня был окружен Витебск, 28 июня пал Могилев, 29 июня — Бобруйск. В Белоруссию спешно вылетел генерал-фельдмаршал Вальтер Модель — главный специалист вермахта по латанию фронтовых дыр, «генерал-пожарник», как его называли. Но инерция гигантской машины, приведенной в действие от Пскова до Мозыря, уже не подразумевала возможных остановок.
Вермахт отчаянно выдирался из «котлов», но обстановка на фронте ухудшалась с каждым днем. 3 июля советские войска вошли в Минск и рванулись к западной границе. 8 июля — Барановичи, 9 июля — Лида, 13 июля — Вильнюс, 14 июля — Пинск, 16 июля — Гродно. 27 июля — Шяуляй и Белосток, 28 июля — Брест. Эти места помнились по летним дням 1941 года. Операция по возврату долгов развивалась успешно.
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/06/515.jpg
23 июля 1944 года советские войска сделали то, что они собирались сделать еще в первые дни войны 1941 года — захватили Люблин, и уже 25 июля вышли к Висле в районе Демблина. 1 августа пал Каунас, а за день до того, 31 июля, советские войска вплотную подошли к Праге-Варшавской — предместьям польской столицы. 1—4 августа советские войска захватили плацдармы на западном берегу Вислы, южнее Варшавы. Яростные контратаки немцев в течение августа ни к чему не привели.
В сражении в западной Белоруссии в 1941 году РККА потеряла безвозвратно 341 тысячу человек и понесла еще 76 тысяч санитарных потерь. В 1944 году в «Багратионе» вермахт только по официальным данным потерял убитыми, ранеными, пленными и пропавшими без вести около 400 тысяч человек. Но эти цифры многие западные и отечественные историки считают заниженными. Так, американский исследователь Восточного фронта Дэвид Гланц называл цифру в 450 тысяч человек как минимум. Отечественный историк Алексей Исаев называл оценку «свыше 500 тысяч человек». Совинформбюро распространило ставшие классическими сведения: 381 тысяча убитыми, 158400 пленными.
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/06/611.jpg
Счета за 1941 год были оплачены с процентами.
Ссылка

0

4

Фрау «Черная смерть» или «Дуськин взвод»
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/05/17.jpg
Она стала единственной женщиной – командиром взвода морской пехоты в годы Великой Отечественной войны, когда ей не было еще и 17 лет. Войну она начала «товарищем Евдокимом», а окончила лейтенантом Дусей. Фашисты дали ей страшное прозвище фрау «Черная смерть», а однополчане считали ее «своим парнем». Эта хрупкая девчушка бесстрашно поднималась на встречу пулям и вела в атаку бывалых бойцов, но больше всего она боялась, что кто-то из ее подопечных заметит, что она…боится. Ее имя дважды (или трижды) появлялось на надгробиях братских могил, а она снова возвращалась в строй, к своим «черным бушлатам».
…Полковник морской пехоты Евдокия Николаевна Завалий так и не смогла «привыкнуть» терять боевых друзей. До конца войны из ее ребят дожили только 16 человек. В конце концов, из спецвзвода 83-й бригады морской пехоты она осталась одна. Лейтенант Дуся не дожила до 65-й годовщины Победы всего 4 дня…
На войну Дуся попала совсем девчонкой. Ей едва исполнилось 15. Ребенок еще. Но своими просьбами отправить ее на фронт она буквально изводила военкома.
- О, защитник Родины! – уже как знакомую встречал военком Дусю, — и сколько лет этому защитнику?
– Семнадцать!
– А вчера было пятнадцать!Если так и дальше дело пойдет, так через пару дней Вы достигнете призывного возраста, – улыбаясь, говорил ей военный, – и придется положительно решить Ваш вопрос.
Так и случилось. Когда последняя воинская часть покидала Новый Буг с кровопролитными боями, девушка упросила командира, чтобы ее взяли с собой.
В кавалерийском полку Евдокия служила санитаркой. Была ранена осколком в живот.
- Главврач осмотрел меня: «Ну все, девчоночка, отвоевалась. Получишь литер и дуй домой». «Некуда мне ехать! Отправляйте на фронт!», — ответила тогда Завалий.
Евдокия Завалий попала в запасной полк. Здесь она получила свою первую награду – Орден Красной Звезды: вытащила из-под бомбежки тяжело раненого офицера. Здесь боец Дуся совершенно случайно перевоплотился в бойца Евдокима: после госпиталя девушка мало, чем отличалась от остальных: те же гимнастерка и галифе, на голове — «ежик» с чубчиком — чтобы вши не донимали.А тут приехали отбирать бойцов на передовую.
- Один моряк раскрывает мой литер и читает: «Старший сержант ЗавалийЕвдок.» Это в госпитале имя мое так сократили. «Завалий Евдоким?» А я ему, и глазом не моргнув: «Так точно, товарищ командир! Завалий Евдоким Николаевич!» — «Даю пятнадцать минут на сборы!»
Новоявленному бойцу выдали обмундирование, боеприпасы и отправили… в баню. Вот-вот обман раскроется. А с советским командованием шутки плохи – расстрельная статья!
- Стою ни жива ни мертва со своим тазиком, а мимо ребята в чем мать родила мыться бегут, — вспоминает Завалий. — Посмотрела на палатку медсанбата и смекнула расковырять себе лицо в кровь, чтобы не до бани было. В медсанбате мне обработали раны, а через два с половиной часа у станицы Горячий Ключ старший сержант Евдоким Завалий принимал бой в составе шестой десантной бригады…
Свою тайну Завалий удалось сохранять почти целый год. До следующего ранения. Но к тому времени она уже стала «своим парнем», отчаянным бойцом и опытным командиром отделения разведки. 17-летний старшина роты Завалийполучил ранение когда вместо погибшего командира выводил свою роту из окружения. В госпитале и произошло разоблачение.
Осенью 43-голейтенанту Дусе доверили командовать взводом 83-й бригады морской пехоты Краснознаменной Дунайской флотилии.
- Матросы мне попались как на подбор: рослые, крепкие, отчаянные хлопцы. Ребята из соседних взводов вначале смеялись над нами: «Дуськин взвод!» Но прошло время, и стали называть уважительно: «Дусины гвардейцы». А мои автоматчики называли меня по-мужски — командиром, а иногда ласково Евдокимушкой, — вспоминала Завалий.
Когда немцы узнали, что командир «черных бушлатов» в тельняшках — женщина — объявили на нее настоящую охоту. Завалий потом сама признавалась: если бы не ее ребятушки – сто раз была бы убита.
- Поднимаю их в атаку: «За мной!».И они все поднимаются за мной, догоняют и обходят меня, прикрывая от пуль, бесстрашные, отчаянные… Каждый из пятидесяти пяти моих автоматчиков до сих пор стоит перед глазами, хотя никого из них уже нет в живых. Вот Ваня Посевных… Когда появился во взводе, смерил презрительным взглядом: «Бабе подчиняться неохота!» А в боях за Будапешт он прикрыл меня от снайперского выстрела, подставив свою грудь…
Взвод гвардии лейтенанта Евдокии Завалий всегда находился на острие боевых действий, служил тараном при наступлении бригады морской пехоты. Их посылали туда, где было особенно трудно. Керченско – Эльтигенская десантная операция – одна из крупнейших за годы ВОВ, штурм Сапун-Горы во время освобождения Севастополя, захват штаба немецкого командования во время Будапештской наступательной операции – одной из самых кровопролитных…
Она, лейтенант Дуся никогда не отставала от своих отчаянных бойцов, но все же боялась. Правда, в этом она призналась уже спустя несколько десятков лет. В том, как на фронте прятала слезы под плащ-палаткой, чтобы, не дай Боже, не увидел кто и не заподозрил в слабости.
- Я просто не имела права быть слабой, бояться. Но все равно боялась… Больше всего — крыс. Ничего с собой поделать не могла, крысы для меня страшнее немцев были — голодные, по ночам в лицо бросались, за пятки грызли. Брр! Лучше не вспоминать…
Военное прошлое ещё долго не покидало Евдокию Завалий: она много лет еще по ночам ходила в атаку. Пока не познакомилась с будущим мужем. 2 детей, 4 внука и 4 правнука – вот богатство лейтенанта Дуси, за которое она снова и снова поднимала свой взвод в атаку…
Ссылка

0

5

Кальки с дембельских альбомов 80-х годов...
Кто не был — тот будет. Кто был — не забудет. 730 дней в сапогах.
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/140.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/232.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/326.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/422.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/512.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/68.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/75.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/85.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/95.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/105.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/1113.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/1212.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/1310.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/142.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/152.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/162.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/171.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/181.jpg
http://www.krasfun.ru/wp-content/uploads/2014/04/191.jpg
Ссылка

0

6

Слово о русских прапорщиках
Три объекта на карте Луны названы именами младших офицеров Русской армии
http://www.stoletie.ru/upload/iblock/ff1/7.jpg
В книге Михаила Зощенко «Перед восходом солнца» есть горькое признание: «В ту войну прапорщики жили в среднем не больше двенадцати дней». Был и такой романс в начале прошлого века «Мой милый прапорщик». Но была и пословица: «Курица не птица, прапорщик не офицер». Да и сам этот чин 13 класса по Табели о рангах присваивался в российской императорской армии только в военное время.
И, тем не менее – чин прапорщика был самым массовым в офицерском корпусе. Тысячи прапорщиков геройски полегли на всех фронтах Великой войны вместе со своими бойцами. Честь им и память. Мы же расскажем о судьбах всего трёх прапорщиков из сонма младших офицеров царской армии.
Незадолго до начала Первой мировой войны в 25-й сапёрный батальон 6-й сапёрной бригады Московского военного округа, расквартированной в Старице, что в Тверской губернии, прибыл вольноопределяющийся Сергей Вавилов. Мало кто знал в батальоне, что этот молодой человек в солдатских погонах, окаймлённых пёстрым кантом, говорящим о его добровольном поступлении на военную службу, блестяще закончил физико-математический факультет Московского императорского университета и уже имел научную степень. Ему бы и дальше шагать по ступеням научной карьеры, а он оставил науку и надел солдатскую гимнастёрку. На то были свои причины. Молодой физик, будущий основатель советской школы физической оптики, поступил так в знак протеста против реакционной, как он считал, политики министра народного просвещения Л.А. Кассо. Это был поступок! Отказаться от престижной работы на кафедре, от подготовки к профессорской степени…
На военной службе Вавилов проявлял те же качества, что и в учёбе – добросовестность, самодисциплину, трудолюбие, и очень скоро его погоны пересекла лычка ефрейтора. Офицеры за глаза называли его «ефрейтор в пенсне». Вавилов и сам понимал, как нелепо выглядит пенсне на носу ефрейтора, и поэтому нацеплял стеклышки лишь в тех случаях, когда писал дневник или письма. Вот таким он и был в сапёрных войсках – ефрейтором в пенсне и с серебряным значком Московского императорского университета на гимнастёрке. Положение «вольнопера» избавляло его от нарядов на хозработы, но все остальные солдатские обязанности ложились на его плечи полной мерой: он и мостовые сваи забивал, и рогатки ставил, и колючую проволоку тянул – да мало ли ещё каких работ выпадает на долю сапёра?! Постигал физику твёрдого тела не в лабораториях, а на жестокой практике войны.
С началом войны батальон был направлен в Польшу под Люблин. Оттуда и начался его кружной боевой путь по городам, местечками и селам Польши, Белоруссии, Литвы, Галиции…
«Всё-таки я – зритель и любуюсь чудной игрой природы. Какая радость погружаться в этот стройный и простой мир. По-прежнему останавливаю свою лошадь среди леса и смотрю, слушаю и немею. Мы – зрители плохие, стараемся найти изнанку декораций и бутафории (наука), но иногда просыпается истинный – божественный зритель. И стоишь очарованный, смотришь и смотришь».
В его походных дневниках множество заметок, достойных пера этнографа, искусствоведа, фенолога, философа... Поражает жадное внимание ко всему – к людям, иконам, архитектуре, природе, литературе. Необычный солдат не расставался с карманным томиком «Фауста» на немецком языке. Все поля его были исписаны заметками, а когда поля кончились, к томику были подшиты в новом переплете две тетрадки по 50 страниц, в которых Вавилов продолжал делать записи. Доктор Фауст был его кумиром.
«Вот всю жизнь тянет к одному, лет с восьми, – признавался он самому себе, – Фауст, алхимическая игра с колбами, жидкостями, Леонардо, Джорджоне, Пьеро да Франческо, Дюрер. Через красоту к загадочной символике, науке, философии. Это – органическое, искони с детства…».
5 июля 1915 года. «По звуку определяю, что бой идёт в 30-40 верстах отсюда к югу… Поселился в каком-то пустом доме, видимо, в конторе с телефоном на столе. У помещика прелестный старый дом с колоннами, с высокой польской крышей». И здесь же – рисунок усадебного дома.
«В комнате тихо, только шум в ушах, да часы тикают, да лампа еле светит, и хочется заплакать». Одна фраза, а сколько настроения. И снова рисунок комнаты. Он писал эпиграммы, сонеты и даже романсы.
В тяжёлом сне поникнул монастырь
И башен замка гордые скелеты,
Не смыла их волна упрямой Леты,
И пощадила окровавленная Стырь.

А ещё у ефрейтора Вавилова был дорогой фотографический аппарат немецкого производства – «Цейс». И он делает им великолепные снимки. Снимает сапёрные работы, снимает господ офицеров на отдыхе и на рекогносцировке, снимает живые сцены из солдатской жизни, местных жителей, деревни, пейзажи… Прошёл век, и теперь каждый из этих кадров – уникальный документ времени, свидетельство истории. И Сергей Вавилов даёт нам возможность взглянуть на ту войну через видоискатель своей камеры.
По тем временам в состав сапёрного батальона входила и радиотелеграфная рота или как тогда было принято говорить – искровая рота беспроволочного телеграфа. Вот туда-то и тянуло больше всего дипломированного физика, уже старшего унтер-офицера Вавилова. Но попасть туда он смог только после того, как, отбыв положенный срок в нижних чинах, сдал экзамен и был произведён в офицеры. На новенькие погоны прапорщика инженерных войск легли скрещенные молнии – эмблема связистов.
Вопреки расхожему мнению о технической отсталости России императорская армия была довольно хорошо оснащена радиооборудованием. К началу Первой мировой в войсках находилось 17 стационарных, около 100 полевых и свыше 30 легких кавалерийских радиостанций.
По штату военного времени при каждом штабе армии имелось по одной роте с 8 радиостанциями и по одной радиостанции при каждой кавалерийской дивизии. Полевые радиостанции того времени могли обеспечивать связь на 230-250 километров. Однако личный состав этих рот был довольно слабо подготовлен, командование не имело опыта использования радио и плохо представляло его возможности.
Поразительно, но к началу войны и западные армии, будучи богаче русской армии разнообразной техникой, имели ещё меньше радиосредств! Так, в германской армии было всего 40 полевых радиостанций, а в английской - ещё меньше. Пользоваться радиосвязью тоже толком не умели и очень часто передавали важные сообщения открытым текстом, нешифрованно. Например, германский конный корпус фон Морвица в октябре 1914 года во время знаменитого "бега к морю" ежедневно, с немецкой педантичностью, нешифрованно сообщал по радио обо всех своих передвижениях.
Тем не менее, опыт боевых действий достаточно быстро заставил воюющие стороны оценить достоинства радиосвязи, армии стали настоятельно требовать новые и более совершенные радиоустройства, и промышленность не успевала удовлетворять эти запросы.
Прапорщик Вавилов был назначен в гвардейский радиодивизион Особой армии. Это было крупнейшее воинское объединение, включавшее в себя семь армейских корпусов. По счёту она была 13-й, но из суеверных соображений номер ей этот давать не стали, а назвали Особой.
Вот здесь прапорщика с высшим физико-математическим образованием оценили в полной мере, и 23-летний офицер стал помощником командира радиодивизиона по технической части, получил в распоряжение полевую радиостанцию.
«Станцию опять спрятал под грушу, в жёлтых полях, страха ради «аэроплански». Порохом пахнет, очень близко живое ощущение войны».
24 июня 1916 года он записал в своем дневнике: «Немножко похоже на дни пребывания в лаборатории… Целый день вожусь у Айзенштейновской станции… Для всех здешних капитанов и полковников радиотелеграф – метафизика, которую приспособили на войне, для меня – физика».
Да, он снова почувствовал себя исследователем, экспериментатором, естествоиспытателем. Постоянно экспериментирует с зонтичной антенной своей радиостанции. И вот результат: научный трактат «Частота колебаний нагруженной антенны». Этот труд он опубликует вскоре после возвращения с фронта. А пока: «…Сижу в своей каморке, похожей на классическую камеру одиночного заключения, снуют мыши днём и ночью, пахнет какой-то гнилью. Веду слежку, изобретаю всякие фокусы для измерения слышимости… Вот сейчас оборвал дневник и часа два решал всякие тригонометрические задачи, кажется, выходит что-то занятное – возможность определения положения станций без пеленгатора». Так из этого «занятного» возник «Метод определения расположения радиостанции по силе приема её работы». Не надо быть специалистом, чтобы понять всю практическую важность этого метода на войне.
А где-то неподалёку от радиостанции Вавилова, на той же гродненской земле – под Сморгонью и Молодечно – посылала в эфир донесения другая армейская полевая станция, которой командовал прапорщик Владимир Зворыкин. Возможно, даже были на связи друг с другом. Поразительная схожесть судеб! Оба – из крепких купеческих семей (умели, однако, купцы давать образование своим сыновьям!), оба бывшие студенты-физики (Зворыкин – выпускник Петербургского технологического института), оба – офицеры Западного фронта, оба с неуемной тягой к научно-исследовательской работе.
Пока Вавилов изучал антенные поля, Зворыкин собирал радиопередатчик на первых высоковакуумных усилительных лампах, произведённых в России. Помогал ему солдат по имени Константин, родом из глухоманной деревни. Офицер установил приёмник у себя дома на кухне и попросил Константина считать в микрофон: "Один, два, три…". Эта, вроде бы несложная работа давалась малограмотному солдату с трудом. Владимир Козьмич вспоминал: "Все мои попытки объяснить ему, как действует радио, были безрезультатными, он воспринимал это всё как что-то колдовское. В то время как я настраивал приёмник, Константин всё больше уставал от однообразного счёта; ему казалось, что я умышленно заставляю его заниматься ерундой". Невинная по сути история после октября 17-го года получила драматическое продолжение. Зворыкина, работавшего на заводе Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов, вызвали в революционный трибунал. Бывшему офицеру царской армии такой вызов не сулил ничего хорошего. Выяснилось, что на него пожаловался его бывший «ассистент» - тот самый солдат Константин! Он обвинил «барина в издевательском отношении к нижнему чину". За то, что тот часами заставлял его говорить "в дырочку в коробочке". К счастью, среди трибунальцев нашёлся сведущий человек. Он поднял жалобщика на смех и заявил, что лично он гордился бы помогать Зворыкину в таком важном деле.
Жаль, что члены трибунала никогда не услышали фразу, которую сказал один американский ученый много лет спустя: «Открытия этого человека значат для истории не меньше, чем высадка человека на Луну».
Речь шла об изобретении Зворыкина кинескопа, открывшего для человечества эру телевидения. А ведь запросто могли пустить в расход…
Ещё одно сближение судеб: в самом конце войны прапорщик Вавилов попал в немецкий плен, но пробыл там недолго: бежал, помогло прекрасное знание немецкого языка. Прапорщик Зворыкин тоже бежал – из красного Питера, от новых властителей жизни. В Омске, в столице белой Сибири, он занимался оборудованием радиостанций, работал с зарубежными поставщиками, ездил в командировки. В Екатеринбурге Зворыкина чуть не расстреляли за то, что тот собирался искать радиодетали на территории занятой Красной Армией, лишь вмешательство адмирала Колчака спасло ему жизнь.
На этом пути двух незаурядных прапорщиков расходятся: Сергей Вавилов, вернувшись с фронта в Москву, ушёл с головой в науку. Владимир Козьмич Зворыкин эмигрировал в Америку и претворил там в жизнь свое главное изобретение – «иконоскоп», сердце телевизионного приемника. Но это уже другая история. Здесь же уместно упомянуть имя его однокашника по петербургской техноложке и военной судьбе – о прапорщике Александре Шаргее, более известном как Юрий Кондратюк. Воевать ему пришлось на Турецком фронте, и точно так же, как Вавилов и Зворыкин, не расставался он со своей записной книжкой, испещренной замысловатыми чертежами космических трасс, с траекторией будущего полета на Луну! Его брошюра «Завоевание космического пространства» с тех давних лет и до сих пор будоражит умы первопроходцев. Американский ученый доктор Лоу после благополучного путешествия к Луне «Аполлона-11» признался:
«...Мы разыскали маленькую неприметную книжечку, изданную в России сразу после революции. Автор её Юрий Кондратюк обосновал и рассчитал энергетическую выгодность посадки на Луну по схеме: «полёт на орбиту Луны – старт на Луну с орбиты – возвращение на орбиту и стыковка с основным кораблём – полёт на Землю...».
А что же старший брат Сергея Вавилова – Николай? Его в армию не взяли – повредил в детстве глаз. Но все же и он поспособствовал русской армии, которая вела боевые действия на турецком фронте. Странная желудочная болезнь выводила солдат из строя целыми ротами. В 1916 году Николая привлекли к расследованию причин заболевания в качестве консультанта. И он после кропотливых опытов, нашёл причину массового заболевания. Виной всему оказалась местная мука. В нее попадали частицы семян плевела опьяняющего (Lolium temulentum), а с ним гриб Stromatinia temulenta, который вырабатывает алкалоид темулин — вещество, способное вызвать серьёзное отравление с возможным летальным исходом. После его доклада войскам категорически запретили употреблять местные продукты, а муку стали завозить из России. Эпидемия желудочно-кишечных заболеваний была остановлена. Вавилов же, получив у военного руководства разрешение на проведение экспедиции, отправился вглубь Ирана, где занимался исследованием и сбором образцов злаков. После экспедиции молодой учёный пришёл к выводу, что иммунитет растений зависит от условий среды, в которой изначально формировался данный вид. Экспедиция вглубь чужой и не очень дружественной страны, где дороги и перевалы контролируют вооружённые племена – дело опасное, сродни боевым действиям. Но Господь миловал и от пули курда, и от янычарского кинжала…
Дальнейшая судьба Николая Ивановича Вавилова хорошо известна: ботаник, селекционер, генетик с мировым именем, президент ВАСХНИЛ, профессор, академик, лауреат Ленинских премий и… арест в 1940 по доносу завистника, смертный приговор, заменённый на 20 лет лагерей и смерть в саратовской тюрьме в начале 1943 года. Сергей пытался спасти старшего брата, добился приёма у Молотова и даже у самого Берии, но всё было тщетно. Теперь он жил и служил Отечеству, стиснув зубы. Не радовало его ни избрание его президентом Академии наук СССР, ни новые почетные звания, ордена… Ценой невероятных усилий ему удалось предотвратить идеологический погром в физической науке, какой был устроен на печально знаменитой сессии ВАСХНИЛ в 1948 году.
Гибель Николая ударила смертельным рикошетом и по жизни младшего брата: не выдержало сердце. Инфаркт миокарда оборвал его жизнь 25 января 1951 года, почти в день смерти Николая, о котором он не забывал ни на минуту.
На исходе жизни он всё чаще вспоминал то время, когда носил офицерские погоны с одной звездочкой. В его военных дневниках сохранилась провидческая запись о том, что когда-нибудь он будет почитать за счастье свою нынешнюю службу, освободившую его от житейских хлопот, от забот о завтрашнем дне, благостную в своём неведении грядущих бед и испытаний.
В честь него был назван кратер на Луне, несколько научных судов, выпущены почтовые марки, поставлены монументы и мемориальные доски… Но самым лучшим памятником ему стал небольшой фотоальбом «Смотрю на войну», выпущенный его соратниками к его 120-летию и сразу ставший библиографической редкостью в силу крошечного тиража. В альбоме – дневниковые записи, стихи, рисунки и фотографии прапорщика Вавилова, сделанные на фронтах Первой мировой. Бывают посмертные маски лица. А это – прижизненный слепок души Сергея Ивановича Вавилова.
И чтобы там ни говорили о прапорщиках, но три объекта на карте Луны названы именами младших офицеров Русской армии – прапорщиков Сергея Вавилова, Владимира Зворыкина и Юрия Кондратюка.
Ссылка

0

7

Фактор Потапова
Генерал, которого противник оценил выше, чем свое командование
http://www.stoletie.ru/upload/iblock/fcc/potapov-main.jpg
Вклад в дело общей Победы генерала Потапова и вверенной ему 5-й армии трудно переоценить – историки не исключают, что именно её стойкая оборона предотвратила падение Москвы осенью 1941 года.
Мое знакомство с судьбой Михаила Ивановича Потапова и историей 5-й армии Юго-Западного фронта началось случайно. Несколько лет назад, копаясь в Интернете, я обратил внимание на карту советско-германского фронта по состоянию на 25 августа 1941 года, очевидно позаимствованную с некоего англоязычного ресурса. К этому времени немцы заняли Новгород, Смоленск, приблизились к Брянску, на юге осаждали Одессу и вышли на линию Днепра от Кременчуга до устья.
И только южнее Пинских болот мощный клин на несколько сотен километров буквально вонзался в толщу территории, занятой фашистами. На острие этого клина значилась лаконичная надпись «5 POTAPOV». Это была 5-я армия Юго-Западного фронта под командованием генерал-майора Потапова.
Безусловно, линия фронта и не могла быть равномерной, на разных его участках друг другу противостояли несовпадающие по численности и силе соединения, а на успех или катастрофу влияло множество обстоятельств. Кроме того, подобный клин не мог существовать долго, поскольку легко оборачивался окружением. С юга немцы вплотную подошли к Киеву, и требовалось выровнять фронт для организации устойчивой обороны города. Назревала потенциальная угроза и правому флангу 5-й армии, после того как немецкие войска группы армий «Центр», обойдя болотистый бассейн Припяти, вышли на рубеж Гомель, Стародуб. 19 августа 5-я армия получила приказ отойти за Днепр на глубину 140 – 180 километров. И все-таки тот факт, что путь отступления 5-й армии от западной границы СССР пусть на некоторое время оказался почти в три раза короче, чем у соседей, вызывал желание, как можно больше узнать об этом соединении и его командующем.
На протяжении двух первых военных месяцев войска Потапова угрожающе нависали с севера над германской группой армий «Юг», но и после отступления за Днепр 5-я армия оказывала заметное влияние на решения высшего командования вооруженных сил рейха. В первой же своей директиве, посвященной боевым действиям на Восточном фронте (Директива № 33 от 19.07.1941), Гитлер указывает: «Вражеская 5-я армия должна быть быстро и решительно разбита». Но быстро и решительно не получается, и следующая директива № 34 от 30.07.41 снова предписывает германским войскам «5-ю Красную армию ... вынудить к сражению западнее Днепра и уничтожить». Фюрер не исключал прорыва войск Потапова на север через Полесье во фланг группы армий «Центр» и требовал принять меры для предотвращения этого, прямо скажем, маловероятного маневра. Проходит две недели и Гитлер вновь раздраженно напоминает о том, что «5-я армия русских должна быть … наконец, уничтожена». (Приложение к Директиве № 34 от 12.08.41). Однако спустя несколько дней армия Потапова скрылась за широкой гладью Днепра.
Удивляться настойчивости фюрера не приходится – он видел те же карты боевых действий, что мы видим сейчас, и вполне адекватно воспринимал угрозу, исходящую от активности войск под командованием Потапова.
Наконец, 21 августа Гитлер издает приказ, в котором трижды (!) повторяет мысль о необходимости уничтожения 5-й армии. Но главное, что он впервые готов выделить для выполнения этой задачи «столько дивизий, сколько необходимо». Наряду с успехом операции по блокированию Ленинграда разгром армии Потапова фюрер причисляет к предпосылкам для успешного наступления «против группы войск Тимошенко», то есть Западного фронта. Получается, что путь на Москву, по мысли Гитлера, лежал через поверженную 5-ю армию.
Все эти подробности я узнал позже, но когда я рассматривал карту, фамилия Потапов, увы, мне ничего не говорила. Постепенно после знакомства с документами и исследованиями, бесед с вдовой командарма Марианной Федоровной Модоровой передо мной раскрывался удивительный жизненный путь этого человека.
Из дьяконов в генералы
Михаил Иванович Потапов родился в октябре 1902 года в селе Мочалово Юхновского уезда тогда Смоленской губернии, ныне Калужской области. Хотя в анкетах будущий командарм-5 относил своих родителей к «крестьянам-середнякам», скорее, их стоило бы причислить к зажиточным ремесленникам: отец Михаила был подрядчиком при мощении дорог и улиц.
Не покидая пределов волости, Михаил получил весьма достойное для деревенского парнишки начальное образование. В сельской школе его учителем был «опростившийся» князь из рода Гагариных, позже он учился в приходской школе при храме в соседнем селе Путогино. Попечителем храма и школы выступал петербургский миллионер-книгоиздатель уроженец этих мест Игнатий Тузов, так что, наверняка, об уровне знаний учеников здесь заботились.
Первая мировая война и экономический кризис не лучшим образом сказались на семейном благополучии Потаповых. Подростком Михаил стал помогать отцу. Октябрьскую революцию Потаповы встретили в Харькове, где работали мостовщиками в трамвайном депо.
К весне 1920 года Михаил вернулся в родное Мочалово, а в мае становится красноармейцем в военкомате г. Юхнова. Формально Потапов считается участником Гражданской войны, однако в боевых действиях непосредственного участия он не принимал.
Потапова, после окончания в сентябре 1922 года кавалерийских курсов в Минске, назначают командиром взвода 43 кавалерийского полка Приволжского военного округа. Непросто было 20-летнему, не нюхавшему пороха юноше командовать бывалыми наездниками из казаков, у многих из которых за плечами было две войны. Как ни странно, завоеванию авторитета у подчиненных способствовало доскональное знание церковных обрядов – в Путогино Михаил не только учился при храме, но и служил какое-то время дьяконом. От дьяконства у Потапова на всю жизнь останется хорошо поставленный роскошный баритон. Многие годы спустя, уже будучи генералом Советской армии, бывший дьякон не чурался при полном «параде» посещать церковную службу.
http://www.konkurs.senat.org/article/M_Potapov_1.jpg
Спустя два года уже в должности помощника командира эскадрона Потапов уезжает в Москву, на Военно-химические курсы. Новое место службы – 67 кавалерийский полк СКВО. С 1931 года он снова на учебе – теперь уже в качестве слушателя Военной академии моторизации и механизации РККА. Кавалерист становится танкистом. После окончания академии в 1936 году его карьера развивается стремительно, что, впрочем, характерно для многих будущих полководцев Великой Отечественной. Ровно четыре года понадобилось Потапову, чтобы пройти путь от начальника штаба полка до командующего армией.
Несомненно, значительную роль в его карьере сыграла встреча с Георгием Константиновичем Жуковым. Произошла она в мае 1937 года в Белоруссии, где Потапов командовал полком, а Жуков – дивизией. К моменту их знакомства будущий маршал уже получил новое назначение, однако с тех пор земляки не выпускали друг друга из виду. В книге «Воспоминания и размышления» Георгий Константинович пишет: «Практически на полевых учениях и маневрах и в 3-м и 6-м корпусах мне пришлось действовать с 21-й отдельной танковой бригадой (комбриг М.И. Потапов). Этот командир был в прошлом моим сослуживцем, и мы понимали друг друга в «бое­вой обстановке», с полуслова».
Когда в июне 1939-го Жукову предложили возглавить операцию против японской армии на Халхин-Голе, он настоял на назначении своим заместителем Потапова.
Они вылетели на Дальний Восток одним самолетом. Маршал вспоминал: «Комбриг Потапов был мо­им заместителем. На его плечах лежала большая работа по организации взаимодействия соединений и родов войск, а когда мы начали генеральное наступление, Михаилу Ивановичу было поручено руководство главной группи­ровкой на правом крыле фронта».
В июне 1940-го Жуков становится командующим войсками Киевского особого военного округа, одновременно в КОВО переводится и Потапов на должность командира 4-го мехкорпуса. Спустя полгода Михаил Иванович становится командармом. В феврале 41-го назначенный начальником Генштаба Жуков переезжает в Москву. Встретиться вновь землякам довелось лишь в послевоенные годы.
Остается сожалеть, что замечательное взаимопонимание двух военачальников не удалось использовать на дело Победы. Замечу, что это были очень несхожие личности, в чем-то даже противоположные, однако это обстоятельство только способствовало их взаимному притяжению.
Блицкриг не прошел
В случае нападения неприятеля армия Потапова отвечала за «район прикрытия № 1», протяженностью 170 км от Влодавы до Крыстынополя на севере украинского участка советско-германской границы. В последние мирные дни Потапов предпринял ряд мер по повышению боеспособности армии. В ночь с 16 на 17 июня выступили из лагеря части 62-й стрелковой дивизии и после двух ночных переходов вышли на позиции вблизи границы. 18 июня Потапов приказал вывести с полигона 45-ю стрелковую дивизию. В тот же день получила приказ на выдвижение к границе 135-я стрелковая дивизия.
Но это не могло изменить общей обстановки, которая с началом боевых действий сложилась крайне неблагоприятно для наших войск. На Сокальском выступе немцы достигли трехкратного превосходства в живой силе и технике. Растянутые по фронту советские дивизии не сдержали удара плотно построенных на направлениях главного нападения немецких армейских корпусов. Механизированные подразделения 5-й армии только подтягивались к границе из мест дислокации.
Тем не менее, с самых первых часов войны войска Потапова дрались упорно и умело. За каждый подбитый или сожженный советский танк соединения 1-й танковой группы фон Клейста понесли в 2,5–3 раза больший урон. 5-я армия не только отчаянно оборонялась, но и наносила контрудары по врагу. «Руководство войсками противника, находящимися перед группой армий «Юг», поразительно энергичное, его непрерывные фланговые и фронтальные атаки причиняют нам тяжелые потери», – отмечал в своих записках начальник генерального штаба сухопутных войск Франц Гальдер.
26 июня началось контрнаступление ЮЗФ в треугольнике Броды — Луцк — Дубно, где произошло первое в истории Второй мировой войны встречное танковое сражение. Четырем советским мехкорпусам (два из 5-й армии) не удалось развить первоначальный успех. Свою роль сыграла и непоследовательная позиция командования фронта, которое в разгар боев в треугольнике приказало перейти к обороне, а затем вновь вернулось к плану наступления.
Отмечу такую деталь: в эти дни ожесточенного противостояния, а именно 30 июня, Потапов издал распоряжение, в котором указал на недопустимость расстрела военнопленных.
1 июля на фоне общего отхода войск фронта 5-я армия нанесла мощный контрудар по северному флангу немецкого наступления. В частности, 20-я танковая дивизия отбросила части противника на 10–12 км, уничтожила до 1 тыс. солдат противника, 10 танков, 2 батареи.
Генерал армии С.М. Штеменко писал: "5-я армия… стала, что называется, бельмом на глазу гитлеровских генералов, оказала врагу сильнейшее сопротивление и нанесла ему значительный урон».
Немецко-фашистским войскам не удалось здесь быстро прорвать фронт. Дивизии Потапова сбили их с дороги Луцк — Ровно — Житомир и вынудили отказаться от немедленного удара на Киев.
Штеменко, в те месяцы один из ведущих сотрудников Оперативного управления Генштаба РККА, имел в виду удачное контрнаступление 5-й армии, предпринятое 10 июля. Тогда танкисты Потапова за спиной соединений III армейского корпуса перехватили шоссе Новоград-Волынский — Житомир на ширине свыше 10 км. Какой головной болью для немцев стала потеря этой важнейшей коммуникации можно судить по тому, что командующий войсками группы армий «Юг» Герд фон Рунштедт всерьез планировал использовать авиацию для переброски в район Житомира пехотного полка «Герман Геринг».
Пока войска Потапова атаковали северный фланг немецкого наступления, защитники Киева получили передышку. Командование 6-й немецкой армии вынуждено было заявить: «Характер угрозы нашим войскам со стороны главных сил 5-й армии русских по-прежнему таков, что указанную угрозу следует ликвидировать до наступления на Киев». Потерю украинской столицы удалось отодвинуть на два месяца.
Немецкий военный историк Альфред Филиппи также указывает на то, что причиной замедления темпов наступления группы армий «Юг» стало противодействие 5-й армии. «И хотя противодействие это… не было для немецкого командования совершенно неожиданным, оно, тем не менее, уже с самого начала кампании приносило русским тактические успехи, а затем в районе Новоград-Волынский, Житомир приобрело и оперативное значение, гораздо более серьезное, чем можно было предполагать. Это оказало довольно значительное парализующее воздействие на волю командования 6-й армии к выполнению главной оперативной задачи, заключавшейся в выходе к Днепру у Киева».
В конце июля – начале августа в ходе боев за Коростеньский укрепленный район армия Потапова вновь не столько стремилась удержать немцев прочной обороной, но и решительными контратаками и нажимом на фланги заставляла наступающих ослаблять удар. Здесь противник сосредоточил против 5-й армии 11 дивизий. Если учесть, что штатный состав немецкой пехотной дивизии составлял 14 тысяч человек, то вражеские войска, по крайней мере, вдвое превосходили силы, имевшиеся в распоряжении Потапова. Немецкий военный историк Вернер Гаупт отмечает, что «5-я советская армия под командованием талантливого генерал-майора Потапова, была расположена на левом фланге 6-й немецкой армии и наносила ей очень большие потери». После войны будет подсчитано, что в среднем на каждые сутки военных действий в полосе 5-й армии приходилось от 8 до 10 ударов наших войск по противнику.
9 августа командующий фон Рунштедт отдал приказ приостановить наступление на рубеже Киев, Коростень и временно перейти к обороне, с тем, чтобы, рассредоточив войска в глубину, обеспечить им возможность отдыха. В оценке обстановки, представленной в ОКХ, командование группы армий «Юг» выразило довольно пессимистическое мнение относительно положения на своем северном крыле. Высказывалось даже предположение о намерении русских «перейти в наступление из района Киева и из района Овруча с целью разгромить северное крыло группы армий». Однако физическое истощение и потери, на которые сетовал фон Рунштедт, в не меньшей, если не в большей степени сказывались и на состоянии советских войск.
Роковой триумф?
Таким образом, приказ Гитлера от 21 августа, нацеленный на уничтожение войск Потапова, выглядел вполне обоснованным. Нельзя назвать спонтанной и идею для выполнения этой задачи выделить танковые силы Гудериана, действовавшего в Белоруссии. Месяцем ранее в самом первом документе, касавшемся 5-й армии – директиве № 33 от 19.07.1941, фюрер уже предполагал использовать южный фланг группы армий «Центр» для операции севернее Киева. Возможно, он посчитал заслуживающим внимания предложение, поступившее накануне из штаба «южан»: нанести удар через Мозырь на Овруч силами 35-го корпуса группы армий «Центр». 9 августа фон Рунштедт вновь просил привлечь к себе на помощь соседей.
Следовательно, к 21 августа у Гитлера сформировалось твердое убеждение, как должна развиваться кампания на Востоке. Первое: начинать наступление на Москву можно только после разгрома 5-й армии, что, с одной стороны, обеспечит безопасность правого фланга нацеленных на советскую столицу войск, с другой – создаст благоприятные условия для действий на Украине группе фон Рунштедта. Второе: для успешного достижения этой цели необходимо привлечение сил группы армий «Центр». Не стоит забывать, что для фюрера приоритетом было методическое уничтожение сил неприятеля на территории, независимо от географических или политических целей. Еще 13 июля он заявлял главкому сухопутных войск Вальтеру фон Браухичу: «Не так важно быстро наступать на Восток, как уничтожать живую силу противника».
Между тем генеральный штаб практически единодушно склонялся к тому, чтобы усилить группу армий «Центр» и нанести удар непосредственно на узком фронте в направлении Москвы. Наибольшее неудовольствие приказ фюрера о повороте на юг вызвал у ключевой фигуры предстоящей операции – командующего 2 танковой группой Гейнца Гудериана: «23 августа я был вызван в штаб группы армий «Центр» на совещание, в котором принимал участие начальник генерального штаба сухопутных войск. Он сообщил нам, что Гитлер решил наступать в первую очередь не на Ленинград и не на Москву, а на Украину и Крым… Мы все были глубоко уверены в том, что планируемое Гитлером наступление на Киев неизбежно приведет к зимней кампании со всеми ее трудностями…».
Эти строки, написанные после войны, явно относятся к жанру генеральских воспоминаний «Как Гитлер помешал нам победить». «Всегда легче превозносить достоинства какой-нибудь гипотетической альтернативы, чем оправдывать осторожность и разочаровывающую реальность. А в данном случае к тому же сложилось так, что все люди, выступавшие против наступления в центре, уже скончались. Кейтель, Йодль, Клюге, сам Гитлер – у них не было времени написать оправдательные мемуары», – не без сарказма замечает британский военный историк Алан Кларк.
На самом деле, в 20-х числах августа 41-го вопрос не стоял столь категорично: либо на Москву, либо на Украину. Операция против войск Потапова мыслилась фюрером как вспомогательная именно в рамках решающего наступления вермахта на столицу СССР.
30 августа в разговоре между Гитлером и Гальдером отмечалось что войска группы армий «Центр» повернули на Украину не для «войны на юге», а для того, чтобы как можно скорее приступить к «операции против войск Тимошенко». В приказе фюрера от 21 августа отмечается, что разгром 5-й армии должен гарантировать группе армий «Юг» «возможность создания плацдарма на восточном берегу Днепра в его среднем течении, чтобы затем центром и левым крылом продолжать наступление в направлении Харьков, Ростов». Как мы видим, непосредственная задача выглядит достаточно скромно, а о взятии Киева, тем более разгроме Юго-Западного фронта речь не идет вовсе.
Немецкие генералы не могли тогда знать наверняка, что поворот Гудериана на юг приведет к зимней кампании, как это утверждает в своих записках «быстрый Гейнц», как не могли они знать и того, что непрочное здание Юго-Западного фронта развалится и похоронит под своими обломками планы быстрого и плавного перехода к наступлению на Москву. Потому как уже не директивы Гитлера, а стремительное развитие событий – складывающихся весьма благоприятно для немцев – диктовало германскому командованию логику действий.
1 сентября из штаба группы армий «Юг» приходит следующее донесение: «Если же противник в Восточной Украине не будет уничтожен, то ни группа армий «Юг», ни группа армий «Центр» не смогут вести наступление безостановочно... Нанести удар на Московском направлении раньше, чем на Украине, нельзя ввиду того, что начатая уже группой армий «Юг» операция и действия южного крыла группы армий «Центр» по поддержке этой операции зашли слишком далеко (выделено мной. – М.З.), чтобы переносить главные усилия в другой район...». У немцев не осталось другого выхода, как действовать сообразно ситуации. Быстрое продвижение Гудериана на севере и занятие Дериевского плацдарма у Кременчуга на южном фланге ЮЗФ побудило фон Рунштедта 4 сентября даже без согласования с верховным командованием отдать приказ о решительном наступлении.
По мнению Вернера Гаупта, битва за Киев стала самым важным сражением всей войны: «Из-за событий последующих двух недель было проигнорировано решающее немецкое наступление на Москву. Это, вероятно, изменило результат Восточной кампании». Но повторим: все случившееся – результат парадоксальной ситуации, когда вполне реальная перспектива разгрома целого фронта внесла коррективы в стратегию и тактику противника, а катастрофа советских войск и триумф гитлеровский армий в Киевском котле отняли у немцев целый месяц и передвинули дату решающего броска на Москву к началу наступления холодов.
Хроника катастрофы
К сожалению, немцам решение их задач облегчили просчеты командования Юго-Западного фронта. Вместе с 5-й армией за Днепр отступал и 27-й стрелковый корпус. Между тем корпус не только не подчинялся Потапову, но и совершал отход по своему графику. Легко прогнозируемая несогласованность привела к тому, что 23 августа немцы прорвали слабую арьергардную завесу на стыке армии и корпуса, вышли к Днепру севернее Киева у Окуниново, захватили мост и заняли плацдарм на восточном берегу. Части 5-й армии и 37-й армии под командованием А.А. Власова безрезультатно пытались ликвидировать расширяющуюся Окуниновскую группировку противника.
29 августа Потапов попытался перейти в контрнаступление, на этот раз безуспешно. Не удивительно, ведь 5-я армия перестала быть той грозной силой, что месяц назад. Почти третья ее часть (пять дивизий) была передана 37-й армии; 135-я стрелковая дивизия и 5-я артиллерийская противотанковая бригада перешли в состав 40-й армии. Из 5-й армии был также изъят 1-й воздушно-десантный корпус, поступивший в резерв фронта. 9-й и 19-й мехкорпуса из-за отсутствия танков пришлось переформировать в батальоны. Стрелковые дивизии из-за больших потерь имели не более 20—25 % личного состава.
Только незамедлительный отвод 5-й армии на реку Десна позволял избежать опасности окружения. С таким предложением Потапов утром 30 августа обратился в Военный совет ЮЗФ, но оно не встретило должного понимания.
В тот же день 21-я армия Брянского фронта неожиданно отошла со своих позиций, и части вермахта немедленно устремились в прорыв на подступах к Чернигову. 1 сентября немцы заняли плацдарм на берегу Десны в ближнем тылу 5-й армии. Брошенным для ликвидации прорыва частям добиться успеха не удалось. Начался отсчет времени, оставшегося до неизбежной катастрофы.
Вечером 5 сентября Потапов снова обратился по ВЧ к командующему фронтом Кирпоносу c предложением об отводе войск, но получил категорический отказ. Примечательно, что именно в этот день, согласно запискам Гальдера, Гитлер впервые заговорил о Киевском котле. Только 9 сентября Ставка санкционировала отвод 5-й армии на реку Десна. К этому времени главные силы Потапова были надежно окружены. От всей армии из 70 тысяч человек личного состава оставалось меньше 4 тысяч бойцов, а также около 200 орудий и минометов разных систем.
На исходе 14 сентября Потапов и его штаб еще раз предприняли попытку остановить отход остатков армии, и задержать наступление превосходящих сил противника. Однако закрепиться на каком-либо из последующих рубежей не удалось, так как немцы, тесня с фронта, одновременно обходили и оба фланга. А утром 16 сентября в штабе 5-й армии стало известно, что еще накануне в тылу фронта в районе Лохвицы (Полтавская область) соединились войска 2-й танковой группы Гудериана, наступавшие с севера, с войсками 1-й танковой группы Клейста, прорвавшимися с юга. В окружение попали уже пять советских армий. Киевский котел стал реальностью. По немецким данным, в плен попало более 660 тыс. солдат и офицеров РККА, было захвачено 884 танка и более 3 тыс. орудий.
21 сентября сводный отряд из остатков штабов фронта и 5-й армии дал последнее сражение врагу. Потапов был контужен и потерял сознание. В горячке боя генерала приняли за убитого и наскоро «похоронили», закидав телами погибших.
Документы Потапова передали Кириллу Семеновичу Москаленко, будущему маршалу, а тогда командиру 15-го стрелкового корпуса 5-й армии. "Я буквально рыдал, когда мне передали документы нашего командарма. Я не знал вообще, что с нами теперь будет, раз погиб Михаил Иванович".
Горькая судьба полководца
Спустя трое суток Потапова обнаружили немцы. Началось испытание пленом. В фашистских концлагерях пути Михаила Ивановича пересекались с генералами М. Лукиным и И. Музыченко, старшим лейтенантом Я. Джугашвили, руководителями обороны Брестской крепости майором П. Гавриловым и капитаном И. Зубачёвым. В 1992 году были обнародованы отчеты и стенограммы допросов Потапова, который на вопрос о том, «готов ли русский народ вести войну в случае, если армия отступит до Урала», ответил: «Да, он будет оставаться в состоянии моральной обороны, а Красная Армия будет продолжать сопротивление». Немецкие следователи так оценили поведение генерала Красной армии: «в качестве пленного держался с достоинством», «по вопросам стратегического свойства ссылался на свою неосведомленность», «на вопросы, касающиеся его будущего, отвечал сдержанно». Еще немцы охарактеризовали Потапова как «русского националиста», хотя трудно утверждать, что именно они подразумевали под данной формулировкой.
С предателями из РОА Потапов сотрудничать отказался категорически. При этом о самом Власове Михаил Иванович до конца жизни отзывался уважительно, не верил в измену своего южного «соседа» по Юго-Западному фронту, полагая, что немцы каким-то образом использовали генерала в своих целях против его воли.
Победную весну 45-го Михаил Иванович встретил в «генеральском» лагере Хаммельбург. 22 апреля к ним вплотную приблизились американские войска. Комендант лагеря отправился с белым флагом в армию Паттона. Американцы приехали в лагерь и перевезли всех пленных к себе, затем переправили к французам, и уже из Парижа недавние военнопленные вернулись домой.
Впрочем, родина встретила их неласково. Буквально с трапа самолета Потапова и его товарищей отправили на «объект» в подмосковное Голицыно. Семь месяцев проходила спецпроверка, которая оставила в душе Михаила Ивановича неизгладимые отметины.
До конца жизни неизменно уравновешенный и остроумный Потапов мрачнел и замыкался при упоминании имени бывшего шефа СМЕРШ Абакумова, которого считал редким негодяем.
Тем не менее, результаты проверки, скорее всего, оказались объективными, раз Потапова восстановили в звании генерал-майора и вернули на армейскую службу. Михаил Иванович написал заявление о восстановлении в партии. И снова на помощь пришел Жуков, который дал давнему соратнику следующую рекомендацию: «Что касается командирских качеств, то товарищ Потапов был лучшим командармом, а части и соединения, которыми он командовал, всегда были ведущими. В пограничном сражении 5-я армия дралась с исключительным упорством и доблестью. Отходя под воздействием превосходящих сил противника, она неоднократно контратаковала и наносила поражения немцам. Товарищ Потапов армией управлял блестяще. Еще скажу, что он был большой души человек, которого любили все подчиненные за его доброжелательность и понимание». Трудно без волнения читать эти строчки из официального документа, вышедшие из-под пера далекого от сантиментов маршала.
Очевидно, мнение Жукова разделяли многие в политическом и военном руководстве СССР. Во всяком случае, Михаил Иванович оказался, наверное, единственным из высших советских офицеров, прошедших плен, кто не только вернулся в армию, но и сделал пусть не феерическую, но, учитывая перипетии нашей послевоенной истории, вполне достойную карьеру. Он служил в Забайкалье, на Дальнем Востоке, смерть застала генерал-полковника Потапова в январе 1965 года в должности первого заместителя командующего войсками Одесского военного округа.
Место Михаила Ивановича Потапова в своеобразной иерархии военачальников Великой Отечественной, выстроенной в послевоенное время, явно не соответствует его полководческому таланту и вкладу в Победу.
Но всё же нельзя сказать, что имя командарма 5-й армии замалчивалось. Высокую оценку его полководческому таланту дали в послевоенных воспоминаниях и советские маршалы И.Х. Баграмян, И.И. Якубовский, и бывшие противники – Гудериан, Кейтель, Гальдер. Надо заметить, что 5-я армия стала настоящей кузницей кадров – из нее вышли такие признанные полководцы, как М.Е. Катуков, К.С. Москаленко, К.К. Рокоссовский, И.И. Федюнинский. Все они высоко оценивали заслуги своего бывшего командира. Еще при жизни Потапова в СССР была издана книги А.Филиппи «Припятская проблема», где была подробно исследована роль 5-й армии в срыве блицкрига.
И тем не менее, имя Потапова за 70 лет минувших после победного мая 45-го не стало достоянием широкой общественности. Так, на сегодняшний день память Михаила Ивановича увековечена только на Украине, где его именем названы улицы в Киеве и Житомире. Надолго ли? Думается, что юбилей Великой Победы – достойный повод для россиян по достоинству отметить заслуги замечательного полководца и патриота нашей Родины.
Ссылка

0

8

Жизнь на крейсере "Калинин", Владивосток, 1955 год.
http://s001.radikal.ru/i195/1504/f1/1ccb86c8c006.png
http://s018.radikal.ru/i525/1504/48/80959e0de23c.png
http://s010.radikal.ru/i312/1504/4e/fb2364c880e8.png
http://s018.radikal.ru/i504/1504/01/70df6f8d856b.png
http://s018.radikal.ru/i511/1504/f5/95c352e8c3f8.png
http://s020.radikal.ru/i703/1504/a7/6ddda140db12.png
http://s010.radikal.ru/i311/1504/7e/0fb116e31c3d.png
http://s018.radikal.ru/i501/1504/f9/e2ca5ff60f04.png
http://s48.radikal.ru/i119/1504/15/5af8736b6a1b.png
http://s008.radikal.ru/i306/1504/24/30396839ef73.png
http://s019.radikal.ru/i642/1504/c4/f0a3a2f5a17d.png
http://s019.radikal.ru/i640/1504/fe/ffdda925a710.png
http://i004.radikal.ru/1504/a8/d571bb0c6cc8.png

+1

9

СМЕРШ: оболганные герои
http://voenpolit.su/uploads/posts/2015-05/1431777991_chernyy-mif-o-707-4216271.jpg
Благодаря наличию некоего романтического ореола советская военная контрразведка СМЕРШ находится "на особом счету" у русофобов - как западных, так и наших, "доморощенных". Они ее объявляли и "отрядом террора НКВД", и "аналогом СС". Чем же была контрразведка СМЕРШ на самом деле и каков ее вклад в Великую Победу?
Авторы "желтой" литературы и режиссеры российского кино начали проходиться по СМЕРШу довольно давно, но особо острой дискуссия вокруг этого ведомства стала в 2013 году.
19 апреля 2013 года на BBC вышла статья Антона Кречетникова "СМЕРШ: борьба с чужими и своими", в которой более или менее достоверные факты оказались перемешаны с совершенно странными голословными обвинениями. Этот материал в свою очередь ссылался на статью на том же BBC, но уже 2003 года - Константина Рожнова "СМЕРШ: контрразведка или орудие репрессий". Очень грустно, что данные из этих материалов затем вошли в статью о СМЕРШе в Википедии, и воспринимаются теперь многими как истина в последней инстанции. Есть там, в частности, такой странный пассаж:
"По данным, которыми располагает Петров, органы военной контрразведки арестовали с 1941 по 1945 год порядка 700 тысяч человек, из которых были расстреляны 70 тысяч. Некоторые другие источники сообщают о том, что в сети СМЕРШа попали миллионы человек, около четверти из которых были расстреляны. Большинство арестованных, которым удавалось избежать расстрела, отправляли в ссылку. Стандартный срок - 25 лет. Даже амнистия, объявленная после смерти Сталина, на многих из них не распространялась. Дожили до возвращения и умерли своей смертью буквально единицы".
А еще:
"...В основном, деятельность СМЕРШа была направлена против так называемых "антисоветских элементов" - тех, кто выражал сомнение в правильности советской системы".
Так вот, утверждения эти совершенно абсурдны. И самое грустное, что ВВС при этом ссылается на неких "исследователей".
СМЕРШ по определению не мог "в основном" быть направлен против "антисоветских элементов", так как был чистой военной контрразведкой. И он не мог физически расстрелять ни 70 тысяч, ни "четверть от миллионов". Во-первых, решения о расстрелах принимали суды. Во-вторых, согласно самой масштабной статистике в 1943 - 1946 годах, по материалам всех правоохранительных органов (в том числе и за общеуголовные преступления), за период, пока существовал СМЕРШ, в СССР было вынесено по всей стране и за все виды преступлений около 14 тысяч смертных приговоров! Так что, хоть "70 тысяч", хоть "четверть от миллионов" - это не более, чем плод чьих-то больных фантазий. Да и с 700 тысячами "арестованных" странно получается. К примеру, за все это время во всем СССР за "контрреволюционные и другие особо опасные преступления" всего было осуждено около 400 тысяч человек... По всему же СССР за данный период к уголовной ответственности привлекалось около 10 миллионов человек, из которых почти половина - за "дисциплинарные проступки", квалифицировавшиеся как срыв трудовой мобилизации (и к СМЕРШу не имевшие никакого отношения). Львиная доля среди остальных осужденных - уголовники. Поэтому крошечный в масштабах страны СМЕРШ ни "миллионы", ни даже "700 тысяч" арестовывать не мог чисто физически...
Настоящий скандал вокруг истории СМЕРШа спровоцировал также в 2013 году известный российский либерал, руководитель "Союза Правых Сил" Леонид Гозман, откровенно по-хамски отреагировавший на выход фильма о деятельности контрразведчиков. В своем блоге он сравнил СМЕРШ с СС, сказав, что отличались они, якобы, только тем, что у СС была более красивая форма. Ему жестко и хлестко ответила журналистка "Комсомольской Правды" Ульяна Скойбеда, породившая своим материалом известный интернет-мем "на гране фола" - "абажуры". Собственно, Гозман либо вообще не разбирался в сути явления (что менее вероятно), либо сознательно врал (что, увы, более вероятно). "Солдаты СС", о которых он писал (видимо, ваффен СС) - контрразведкой никогда не занимались, а привлекались в своей массе к карательным операциям и параллельно использовались, как обычный линейные части. СС была признана Нюрнбергским трибуналом преступной организаций, а СМЕРШ был признан рядом авторитетных экспертов самой эффективной спецслужбой Второй мировой войны, сделавшей огромный вклад в разгром гитлеровцев...
Итак, немного истории для понимания сути явления. Отмечу сразу, большая часть документов относительно деятельности СМЕРШа по сей день по вполне понятным причинам не рассекречена и не публиковалась в открытом доступе. Но даже общеизвестных фактов достаточно для понимания сути явления.
СМЕРШ возник в 1943 году. Его предшественниками можно считать 3 Управление НКО и особые отделы НКВД. В 1942 году вскрылся ряд недостатков в их работе, и руководство СССР решило систему военной контрразведки в военный период принципиально реформировать.
Поэтому 19 апреля 1943 года Постановлением Совнаркома были созданы три параллельные и абсолютно не зависящие друг от друга спецслужбы. СМЕРШ, известный нам по фильмам и книгам, - это Главное управление контрразведки СМЕРШ, входившее в состав Наркомата обороны - сугубо армейская структура, вопреки расхожим мифам, к НКВД никакого отношения больше не имевшая. Параллельно свои СМЕРШи были созданы в составе военно-морского флота и НКВД. Сотрудники последнего "мирными гражданами" не занимались. Их задачей было контрразведывательное обеспечение деятельности пограничных и внутренних войск, милиции и других подразделений НКВД.
"Основной" СМЕРШ НКО возглавил Абакумов, подчинявшийся только лично Сталину как наркому обороны. СМЕРШ флота возглавил Гладков, замыкавшийся на Кузнецова, а СМЕРШ НКВД - Юхимович, начальником которого был Берия.
Сотрудникам СМЕРШа присвоили звания, соответствующие званиям в новых их ведомствах. В соответствие с подразделениями привели и их форму. Некоторые начальники, правда, какое-то время сохраняли за собой и в армии звания "государственной безопасности", но это были, скорее, исключения.
Помимо бывших сотрудников особых отделов НКВД в СМЕРШ массово призвали армейских офицеров, а также "профильных" специалистов с "гражданки", в частности юристов.
Как мы уже рассказывали ранее, никаких заградотрядов СМЕРШ не создавал и в спины никому не стрелял. Его сотрудники занимались оперативной контрразведывательной работой, со скидкой на фронтовую специфику. В их обязанности входила охота на вражеских шпионов и диверсантов. А именно на разведывательно-диверсионную деятельность сделали упор гитлеровцы после "общевойсковых" неудач 1942 года. Вражеские агенты проникали через линию фронта, сбрасывались на парашютах, тысячи их проникали в тыл Красной армии под видом "бежавших пленных" или "бывших окруженцев".
Главная проблема заключалась в том, что большинство из них этнически принадлежали к народам, населявшим СССР. Это были освобожденные нацистами уголовники, пошедшие на сотрудничество с немцами военнопленные Красной армии, украинские и прибалтийские националисты, выходцы из эмигрантских кругов. Русский язык для большинства из них был родным, они знали тонкости поведения в обществе, неизвестные никому из иностранцев, поэтому их выявление и задержание было высочайшим искусством. Пройдя обучение в специальных разведывательно-диверсионных школах, они становились настоящими машинами для убийства. В отдельных случаях задачи на территории СССР решали и немцы - сотрудники элитных спецподразделений Абвера и СС.
Хрестоматийными примерами работы контрразведки стали такие приемы, как быстрая замена оформления документов, правил ношения формы. Широко известна история со скрепками - из-за разницы в материале советские скрепки на документах окислялись и оставляли ржавый след, а немецкие, из нержавейки, - нет. Такая мелочь стоила карьеры, а может и жизни, многим шпионам. Известно, и то, как контрразведчики разоблачили немецкого агента, готовившего покушение на Сталина. Их внимание привлек "псевдосмершевец", ехавший на чистом сухом мотоцикле, в то время как в районе, из которого он якобы следовал, шел сильный дождь. А неправильно расположенные на кителе награды (порядок их ношения незадолго до этого был сменен) окончательно доказали, что "офицер" не тот, за кого он себя выдает...
Служба в СМЕРШе была даже более опасной, чем на передовой. Оперативник в среднем успевал послужить только 3 месяца, после чего выбывал по смерти или ранению...
В общем, по имеющейся информации, более 6 тысяч сотрудников СМЕРШа погибли в годы войны, сотни - пропали без вести. Четверо посмертно стали Героями Советского Союза. Многие, работая на передовой в наиболее сложных ситуациях, брали на себя командование подразделениями и проявляли чудеса героизма: "Например, ст. лейтенант А. Ф. Калмыков, оперативно обслуживавший батальон 310 сд. был награждён посмертно орденом Красного Знамени за следующий подвиг. В январе 1944 г. личный состав батальона пытался овладеть штурмом деревней Осия Новгородской области. Наступление было остановлено сильным огнём противника. Повторные атаки результатов не давали. По договоренности с командованием, Калмыков возглавил группу бойцов и с тыла проник в деревню, обороняемую сильным вражеским гарнизоном. Внезапный удар вызвал у немцев замешательство, однако их численное превосходство позволило окружить смельчаков. Тогда Калмыков вызвал по рации «огонь на себя». После освобождения деревни на ее улицах кроме наших погибших воинов было обнаружено около 300 трупов противника, уничтоженного группой Калмыкова и огнем наших орудий и миномётов"...
За годы войны СМЕРШ провел до 250 успешных радиоигр, выманив и захватив в их ходе около 400 вражеских агентов и кадровых сотрудников разведки. В целом же силами СМЕРШа было захвачено и нейтрализовано более 30 тысяч вражеских шпионов, диверсантов, террористов. Лидеры Третьего Рейха вынуждены были сами констатировать, что масштабная разведывательно-диверсионная деятельность не приносит им и доли ожидаемого результата...
В некоторых случаях один сотрудник СМЕРШа стоил целой армии. Ведь от своевременности нейтрализации вражеского шпиона зависел успех масштабных операций и сотни тысяч жизней красноармейцев. На территории Германии СМЕРШ боролся с нацистской тайной террористической организацией "Вервольф", в Прибалтике и на Украине - с коллаборационистским националистическим бандподпольем, которым руководили сначала из Берлина, а потом - из Лондона.
После войны СМЕРШ был выведен из состава НКО и передан МГБ, реорганизовавшись со временем в управление военной контрразведки.
Радует, что кроме откровенных исторических фальшивок существуют и достойные художественные произведения о СМЕРШе. В первую очередь, это касается великолепной книги Владимира Богомолова "Момент истины" (очень рекомендую всем, кто желает подробнее узнать о работе СМЕРШа), по которой был снят в целом неплохой фильм "В августе 44-го". Хорошее впечатление производит и недавно снятый российско-белорусский сериал "Смерть шпионам".
Мы пока по объективным причинам многого не знаем о работе СМЕРШа, но даже то, что нам уже известно о службе его сотрудников, свидетельствует о том, что они были настоящими героями, сделавшими огромный вклад в Победу над нацизмом, спасшими миллионы жизней советских граждан - как военнослужащих, так и представителей мирного населения. И они достойны не грязных поклепов в духе Гозмана и компании, а глубочайшего почтения и уважения.
Ссылка

0

10

Военная техника в Минске
Генеральная репетиция парада Победы в Минске 6 мая 2015 года.
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a42/o0K5EtMpAes.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a4b/eeFDNvFdf1s.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a54/DK7emRnbVrk.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a5d/JnctQPWtLMk.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a6e/VmnIAlqm1Q4.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a77/LFe-LCvZpyw.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a80/-9PlLqYcf94.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a89/nDOF0hBB1zg.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a92/0uEnm_8Dh9I.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4a9b/PZlY6tr-9P4.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4aac/7WeNdAq0r5U.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4ab5/EXshT_Q3PaA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4acf/LNO8gCXju_A.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b05/WGL_4IvidBc.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b0e/FBhpAbL--tE.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b17/a72PtqEe7XE.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b20/7nbwbSd3uMA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b29/ikvNRPpr7xI.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b32/g_fDkMUBLvo.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b3b/XTJ89t5s32s.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b44/4fzXmnqm7xw.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b4d/iHZJpqgZC7I.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b56/39qvzLVfIfU.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b5f/oYmRB6nolh4.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b68/B3F2qYW_djs.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b71/pOuCW48bwtU.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b7a/LGmgKj1mghk.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b83/FSbD5DAL-TQ.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b8c/5e5RdR-K4-4.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b95/K2qjLEfdhRw.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4b9e/m0FnpCMLv14.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4ba7/qkWWKTAQVQg.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4bb0/EcMD5B0woBs.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4bb9/FoLg5zp6Rgc.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4bca/ty-MbcP1QyI.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4bd3/lxi9yOp9iAU.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4bdc/386UCGiQuZA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4be5/ZnazULB-6L4.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4bee/awP4uF0Vht0.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4bf7/-zz-PfRDUM0.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c00/sfTFjZ3TNfw.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c12/xw-4Iwd8OQM.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c48/b7oThl0j8Zo.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c51/J0MJC7bImLM.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c63/vnGScv9ueI0.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c6c/MZtK6D_Syp0.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c75/nd_w4XAzhn8.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c7e/xpR1ljd7Mfg.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c87/9qfVUgp5abs.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c90/p2Iqrt8vKTE.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4c99/qcbVpLY4M_o.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4ca2/LYxbPB3wLP4.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4cab/DIMUEQSFzhI.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4cb4/2Qo7zW4nzjA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4cbd/r7IYd08Jg6o.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4cc6/sds0rMWj-1w.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4ccf/oA2T7Tvnt9U.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4cd8/hMTi-UAeh8M.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4ce1/i3ARsCP_UZE.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4cea/70c9FbxFpJA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4cf3/kB13gvMN7CQ.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/4cfc/RELAXDnU5NQ.jpg

0

11

Военная техника на параде Победы в Перми. 9 мая 2015 года.
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5881/z3k9u9E94FA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/588a/HWQyYYAyomY.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5893/Ia0rkDQLHL8.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/589c/AFiDe7s-DEo.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58a5/J8ygVGgveeY.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58ae/EJDRTGmMvO8.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58b7/rhVafrtc_Wc.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58c0/OYbz5aVVT7g.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58c9/GPxtbfgaqRA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58d2/du69wwOmMkk.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58e4/RrW0cNMKg8U.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58ed/l0RShK6tnA0.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58f6/9A2fypB5emk.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/58ff/CetcTd1Y6Xc.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5908/ng-R2dJ1p3s.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5911/RSNgYilC04E.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/591a/Mzkld3wQ17I.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5923/M6xnmW2XeNI.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/592c/X6kvmFSu8FA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5935/vLBhcAvQcZM.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/593e/xp0HfDbzCAA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5950/20U-iOuVAwQ.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5959/MOILgxs0czY.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5962/-1ZSvGeqEZU.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/596b/oEKOePhY70Q.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5974/SjPo3307TQA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/597d/pZMZ6z8gGb8.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5986/ZgMzUE4Cs-M.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/598f/KIVgHUaNuCY.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5998/qh-pEyNqyiY.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/59a1/x6sHljQ-42I.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/59aa/J7pw8KgbKC0.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/59d0/PQ-b6gHz7So.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/59e0/rOr_30LWBJY.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/59e9/lK5eHu3SSvE.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/59f2/K3NRHFrwziM.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/59fb/Anrf6va4SJY.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a04/a9rtnNilcbU.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a0d/Wzfra4EJl0U.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a16/yKV9tWARE8Y.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a1f/MOhKHj8x-lg.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a28/WIFCmCfVdF8.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a31/dguCzHRKJM4.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a3a/pTII9kVLuTQ.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a43/y59X-J8bKjQ.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a4c/chLcSGh-tqg.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a55/KVhIth2zL5k.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a5e/tDGscFU2vn8.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a67/uuTxnOZ5vY0.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a70/DprHEUrJx08.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a79/8wf9HsWP3qY.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a89/7MMedx31m4M.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5a92/qUA2TtmHBNA.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5aaa/cOcwo48Sa2s.jpg
https://pp.vk.me/c628123/v628123517/5aba/hhfARG7oVn0.jpg

0

12

В Ярославле открыли памятник создателю ВДВ Василию Маргелову
http://politikus.ru/uploads/posts/2015-08/1438449864_409.jpg
В Ярославле открыли памятник герою Советского Союза Василию Маргелову — советскому военачальнику, генералу армии, Герою Советского Союза, создателю Воздушно-десантных войск.
Накануне дня Воздушно-десантных войск церемония прошла у городского Музея боевой славы. На церемонии присутствовали ветераны и воспитанники военно-патриотических клубов, сообщает канал "Россия 24".

Когда служил, в военных кругах была заветная мечта,... эдак плавно-плавно опустится перед Букингемским дворцом и Белым домом, захомутать всех подряд и настучать в бубен, всем этим сэрам, пэрам и прочим херам... А ведь счастье было так близко...
http://funkyimg.com/i/ZFyZ.jpg

Отредактировано Listrigon (2015-08-02 10:52:00)

0

13

Война 08.08.08. Искусство предательства
Самый откровенный документальный фильм о войне в Южной Осетии "Война 08.08.08. Искусство предательства". Ленту снял российский интернет-телеканал Russia.ru, и она станет одним из первых российских интернет-фильмов.
Впервые исчерпывающие доказательства вины грузинского режима в развязывании конфликта в Южной Осетии собраны вместе и доступны любому пользователю всемирной Сети. "Война 08.08.08" полностью основан на документальных съемках, показаниях очевидцев и уликах, собранных южноосетинской прокуратурой, а также видео, выложенном на ресурсе YouTube, новостийных сюжетах российских и западных телеканалов.
Съемочная группа телеканала Russia.Ru привезла из Южной Осетии более 40 часов видеосъемок. Это свидетельства очевидцев, на чьих глазах грузинская армия уничтожала их родственников и друзей. Это показания свидетелей о военных преступлениях грузинских солдат и наемников из США, Украины, Прибалтики и других стран. Это уникальные кадры, которых достаточно для того, чтобы отдать под трибунал военного преступника, приказавшего стрелять по спящему Цхинвалу из оружия массового уничтожения.

+1

14

В Москве появится памятник легендарному "дяде Васе" – генералу ВДВ Василию Маргелову
http://cdn-st1.rtr-vesti.ru/p/o_1213367.jpg
У столичных десантников вскоре появится еще одно место для встречи 2 августа в день Воздушно-десантных войск. В Хорошевском районе Москвы появится памятник герою Советского союза, легендарному генералу Василию Маргелову, архитектору современного облика "крылатой пехоты". Установку памятника одобрила Комиссия по монументальному искусству при Мосгордуме, сообщает Региональное информационное агентство Московской области (РИАМО).
Ициативная группа предлагает возвести памятник на пересечении улицы Маргелова с проектируемым проездом, напротив дома № 23Г по улице Поликарпова на севере Москвы.
Говоря о роли Василия Маргелова в становлении ВДВ, генерал Павел Павленко говорил – "В истории Воздушно-десантных войск, да и в Вооруженных Силах России и других стран бывшего Советского Союза его имя останется навсегда. Он олицетворял целую эпоху в развитии и становлении ВДВ, с его именем связаны их авторитет и популярность не только в нашей стране, но и за рубежом".
Вклад Маргелова в формирование Воздушно-десантных войск в их нынешнем виде нашёл отражение в шуточной расшифровке аббревиатуры ВДВ — "Войска дяди Васи"
Ссылка

Честь и Слава !!!  Но самая главная награда - народное признание, "Войска Дяди Васи" - этим сказано абсолютно всё!

0

15

В южнокорейском Инчхоне почтили память моряков крейсера "Варяг" и канонерки "Кореец"
Памятник героям "Варяга" и "Корейца", созданный по проекту скульптора Андрея Балашова, был установлен на набережной Инчхона в феврале 2004 года
https://phototass1.cdnvideo.ru/fit/816x458_7de8e174/tass/m2/uploads/i/20160211/4184152.jpg
https://cdn2.tass.ru/fit/816x458_7de8e174/tass/m2/uploads/i/20160211/4184157.jpg
https://phototass4.cdnvideo.ru/fit/816x458_7de8e174/tass/m2/uploads/i/20160211/4184163.jpg
https://cdn1.tass.ru/fit/816x458_7de8e174/tass/m2/uploads/i/20160211/4184164.jpg
В Желтом море в бухте южнокорейского портового города Инчхон прошла церемония в память о 112-й годовщине подвига команды русского крейсера "Варяг" и канонерской лодки "Кореец". В ней приняли участие посол РФ в Республике Корея Александр Тимонин, сотрудники военного атташата (ВАТ), дипломаты, ученики школы при посольстве в Сеуле, а также представители южнокорейских военно-морских сил.
Корвет (в российской классификации - малый противолодочный корабль) ВМС Республики Корея доставил россиян к месту, где были затоплены "Варяг" и "Кореец".
"В этот день наши героические моряки вступили в неравный бой с превосходящими силами противника. В этом бою они не только с честью выполнили свой воинский долг, и нанесли большой урон японским кораблям, но и продемонстрировали силу духа и мужество, присущие российским военным", - напомнил Тимонин. "Каждый год мы посещаем это священное для нас место и возлагаем венки. Для многих поколений российских граждан подвиг экипажа крейсера "Варяг" является образцом героизма, примером патриотического отношения к своей Родине", - подчеркнул он.
После этого на воду был спущен венок, а южнокорейские военные горнисты исполнили траурную мелодию.
По прибытии в порт делегация направилась к памятнику, установленному в Инчхоне в 2004 году к 100-летию со дня битвы "Варяга" и "Корейца" с 14 военными кораблями японской эскадры. Россияне возложили цветы к подножию монумента, увенчанного медной бескозыркой.
Памятник героям "Варяга" и "Корейца", созданный по проекту скульптора Андрея Балашова, был установлен на набережной Инчхона в феврале 2004 года благодаря усилиям руководства администрации президента России, правительства, министерства обороны, МИД РФ, ТАСС, Общества российско-корейской дружбы, Международного фонда "Творчеством славим Отечество", командования ВМС России и многих, кому дорога память о героизме моряков российского флота.
https://cdn4.tass.ru/fit/816x458_7de8e174/tass/m2/uploads/i/20160211/4184159.jpg
Мемориал изготовлен из гранатового амфиболита, который на территории РФ разрабатывается только в местечке Чупа на Кольском полуострове. Как ранее сообщил ТАСС Балашов, такой камень позволяет в точности воплотить художественный замысел, "напоминая холодные февральские воды залива Чемульпхо в Желтом море, где наши корабли сражались с японской эскадрой, а также капли пролитой моряками крови".
При закладке памятника скульптором в его основание был заложен небольшой православный крестик из кипариса, освященный Патриархом Московским и всея Руси Алексием II.
Ссылка

http://tnews.tula.net/upload/resize_cache/iblock/748/1000_1000_1/7483cb0cc0787eadf2e033fdb54b65cf.jpg
http://popgun.ru/files/g/122/orig/2459355.jpg
http://massm1962.users.photofile.ru/photo/massm1962/4202733/xlarge/107352124.jpg
http://std3.ru/a9/a8/1419078218-a9a8424a18d93864879f1526863499e7.jpg

Отредактировано Listrigon (2016-02-11 22:12:45)

0

16

55 лет первому реальному перехвату баллистической ракеты!
http://military.tomsk.ru/i/284/340/kCtPH.jpg
Противоракета В-1000
В этот день 4 марта 1961 году был осуществлен ПЕРВЫЙ в мире реальный перехват баллистической ракеты (инертной ГЧ ракеты средней дальности Р-12, на высоте 25 км в 60 км от места старта ПРР, скорость цели в момент перехвата - 2,5 км/с, ПРР - 1 км/с) противоракетой В-1000. Противоракета была частью экспериментальной системы «А» генерального конструктора Григория Васильевича Кисунько.
http://www.priozersk.com/images/biografy/kisunko_2.jpg
Г. В. Кисунько
Цель – БРСД Р-12 запущена с Кап.Яра, противоракета В-1000 с Сары-Шагана…
До этого «смычка» ядерного заряда и баллистической ракеты представлялась абсолютным, апокалиптическим оружием, против которого не могло быть никакой защиты. И мы первыми создали противоракетный щит – выдающееся достижение русской научно-технической мысли и часть мировой технической цивилизации!
http://militaryrussia.ru/i/284/340/pkHyp.jpg
Снимки боевой работы системы ПРО "А"
Другой вопрос - появление систем противоракетной обороны вызвало другую проблему – вероятность появления у одной из сторон военно-технической возможности нанесения первого удара и отражения ослабленного ответного системами ПРО. Т.е. в реальности система защита стала (и есть!) фактором дестабилизации в мире!
А вообще Россия в 50-х-60-х годах была на подъеме, всего через месяц с небольшим в космос полетит первый космонавт – Ю.Гагарин. Но весь этот «драйв» - даже после гигантских потерь в ВОВ и вредительства Хрущева – его бы хватило на весь мир! – был похоронен застоем в идеологии и, как следствие, ползучим проникновением примитивного потребительского западного менталитета…
Кстати, именно для нужд ПРО, по заданию Г.Кисунько и были созданы компьютеры серии "Эльбрус"...
Ссылка

0

17

В Зеленограде ко Дню Победы протянут георгиевскую ленту длиной в 3 км
http://dynamo71.ru/uploads/posts/2015-05/thumbs/1431626118_1-7.jpg
В преддверии Дня Победы в Зеленограде состоится акция «Рубеж Славы Крюково», в рамках которой москвичи протянут вдоль мест боевой славы георгиевскую ленту длиной в три км.
Мероприятие состоится 5 мая. Акция будет приурочена не только ко Дню Победы, но и к 75-летию битвы под Москвой. Зеленоград — единственный округ столицы, на территории которого проходили боевые действия во время войны 1941-1945 гг., сообщает агентство «Москва».
Впервые акция «Рубеж Славы Крюково» прошла в Зеленограде в 2015 года. В рамках мероприятия состоялось возложение цветов и венков к воинским захоронениям.
Ссылка

0

18

Прививка от фашизма

0

19

Цветной документальный фильм «Парад Победы 1945 года»

0

20

Панорамное видео 360°: Война говорит на одном языке
В преддверии Дня Победы, Wargaming совместно с парком «Патриот» представляют новое видео в панорамном формате, созданное в рамках инициативы «Помним всё». Ролик повествует о событиях Второй мировой войны и основан на воспоминаниях трех ветеранов-союзников.

0

21

Егоров и Кантария. А третий лишний?
Человек, поднявший знамя над рейхстагом, до сих пор не значится среди героев
http://m.proved-partner.ru/media/k2/items/cache/3532ac2b457b50acb58ae6f83ff5b247_M.jpg
Сказанного не воротишь
В зале ростовской киностудии темно, в тишине шелестит старая поцарапанная пленка. На экране - кадры военной хроники, воспоминания участников взятия рейхстага. Это фильм "Знамя Победы", он так никогда и не увидел свет. Слишком отличалось то, что рассказали его герои, от общепринятой легенды. Единственная копия фильма существует в личном архиве режиссера Романа Розенблита.
-Я собрал пять человек, участников той бойни, на даче Сталина в Сухуми, - рассказывает режиссер, - они приехали из разных концов страны. Командир дивизии Василий Шатилов, первый комендант рейхстага Федор Зинченко, командир батальона Степан Неустроев, командир роты Илья Сьянов и полковой разведчик Мелитон Кантария. В этой группе было такое внутреннее напряжение, что с ними рядом тяжело было находиться. Я усадил их в гостиной за большим столом. "Вы прошли всю войну, брали Берлин. Невозможно предположить, что кто-то из вас чего-то боится. Время уходит, вас остается все меньше. Уже Береста нет в живых, погиб Егоров. То, что вы сейчас скажете, навсегда зафиксирует пленка". Вот так мы поговорили перед съемкой.
Стрекочет проектор. Благодушно, но очень осторожно, заученными фразами, говорит Шатилов:
-В 13 часов 30 апреля наша артиллерия открыла огонь по рейхстагу. Канцелярию били так, что 30 минут земля дрожала. А потом поднялась пехота и пошла на штурм. Знамя Победы было вручено Зинченко.
Говорит полковник Федор Зинченко:
-Я подозвал Егорова и Кантария к окну. Видите купол? Вот там должно быть знамя.
http://smolensk-i.ru/wp-content/uploads/2016/05/Egorov-i-Kantariya.jpg
Как будто исповедуется Неустроев:
-Чтобы было надежно, решили послать Береста. Он дойдет обязательно - мощный, сильный, волевой. Если что случится с Егоровым и Кантария, он доберется.
Нервничает и сбивается Кантария. Ни он, ни Егоров никогда не упоминали имя Береста. Только сейчас Кантария, когда напротив сидит Неустроев, пославший их к рейхстагу, вытягивает из себя:
-Нам сказали - знамя прикрепите к колонне. Через некоторое время была поставлена другая задача - Бересту, мне и Егорову пробираться на купол рейхстага. Задача Береста - охранять Егорова и Кантария. Мы пробрались на крышу. Показали знамя, чтобы все видели. Он до конца прошел с нами.
Вот так впервые было названо имя Алексея Береста.
-Эта история до сих пор как натянутая струна, - говорит режиссер фильма, - борьба за славу, самолюбие сильных мужчин, исторические ошибки, намеренные и случайные, - много здесь всякого сплелось.
Звезда комбата
Берест не любил смотреть фильмы про войну. Говорил коротко - брехня. Даже кадры хроники взятия рейхстага - постановка. Фронтовому оператору выделили несколько подразделений, и они по команде воспроизвели примерную картину взятия фашистской канцелярии.
Знамен победы было несколько. На штурм рейхстага шли девять дивизий, и в каждой из подручных средств было сооружено алое полотнище на древке.
-Стеклянный купол рейхстага светился от взрывов, - рассказывал Берест своей дочери Ирине. - Крыша железная гудела как орган. Сверху видно было: весь Берлин горел. Я теперь точно знаю, как оно в аду. Если тебе скажут, что страшно не было, не верь. Мы прикрутили знамя ремнями к ноге бронзовой лошади на фронтоне. Подергали, решили, что не оторвется - и вниз.
В мае 1946 года был опубликован Указ о присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу Вооруженных сил СССР, водрузившему Знамя Победы над рейхстагом. Алексея Береста в списке не было.
Эта загадка долго мучила комбата Неустроева, лично посылавшего его на задание. Только через двадцать лет Неустроев узнал, почему политрук остался не отмеченным. Крупный военачальник, член Военного совета фронта Телегин, участвовавший в подготовке указа, рассказал Неустроеву за рюмочкой коньяка, что свою роль сыграл в этом деле маршал Жуков. Он не любил политработников. Увидев в представлении Береста "замкомбата по политической части", он вычеркнул его из списка.
- Отца никогда не приглашали в Москву на парады, - рассказывает Ирина Берест, - но к нам каждый год приезжали его однополчане. Мы жили тогда прямо над котельной, в доме все время стоял шум, невыносимо пахло сгоревшим углем. Неустроев нередко высказывал отцу: "Что ты, Алексей, живешь в скотских условиях! У тебя даже телефона нет!"
А выпив, начинал каяться перед ним, снимал звезду с пиджака и вешал ее Бересту:
- Она твоя.
Отец говорил: -Оставь это, Степан...
Ему было неприятно, больно.
Арест
-В то время нужны были послушные герои, - говорит Ирина Алексеевна, - слишком он был ершистым, неуступчивым, тесновато ему было в мирной жизни. Он и женился, взяв жену с боем, чем навсегда покорил тещу. В госпитале, где папа лечился от тифа, мама работала медсестрой. Как-то раз он запер ее в ванной и сказал - не выйдешь за меня, застрелюсь прямо здесь. Когда его отправляли служить в Германию, он не захотел расставаться с молодой женой. В деревянном ящике провез ее через все границы. Поставил начальство перед фактом: "Вот я, вот жена!". Тем ничего не оставалось делать, как смириться.
Потом отец служил в Севастополе на корабле. Моряки сухопутных не уважают, а Береста приняли как своего.
После службы Береста направили в станицу Неклиновскую начальником местной кинофикации. И вот здесь произошло то, что едва не погубило всю семью.
Кассирша в подведомственном ему кинотеатре продала билеты, а деньги присвоила. Проверка нагрянула тайно вечером. Береста арестовали. На допросе следователь сказал ему, что надо, мол, еще разобраться, где ты был во время войны. Берест вспылил, сгреб его вместе с креслом и выбросил из окна второго этажа на улицу...
Мама нашла этого следователя в семидесятые годы, он признался: "Его надо было посадить, на меня давили сверху: либо он сядет, либо ты вылетишь с работы".
Без отца
Алексею Бересту дали десять лет.
После ареста под утро к нам домой пришел его друг:
-Спрячьте ценные вещи, придут - заберут все.
-У меня только двое детей, да вот еще коза, - ответила мама.
В Неклиновском архиве среди документов нашелся протокол обыска. В графе "Наименование и описание предметов" рукой следователя написано - нет ничего.
Семнадцать человек на суде подтвердили непричастность Береста к растрате. Однако его признали виновным.
Мать решила тогда, что она свое отжила. А раз она, то и мы вместе с ней. Мы залезли на печь, холодную, нетопленую. Мама укрыла нас одеялом, обняла. В студеной хате мы с братом пролежали, прижавшись к матери, три дня. Соседи заметили, что дымка над трубой нет, третьи сутки не открывается дверь и заподозрили неладное. Выломали дверь, а мы уже едва богу души не отдали.
Отец так ничего и не узнал об этом куске нашей жизни без него.
Берест писал в письмах домой: "Сфотографируйтесь все вместе, я очень соскучился. Ты спрашиваешь, какой я здесь стал. Я стал очень спокойным. Чем страшнее, тем спокойнее я становлюсь".
http://static1.repo.aif.ru/1/7c/379417/c/030f8c04c6858fbb70191cad9f1adf3e.jpg
-Освободившись, отец устроился на завод, казалось, что жизнь наконец-то налаживается, - продолжает Ирина.
Накануне дня рождения жены он, как обычно, пошел в садик за внуком. Домой вернулся только мальчик. Сказал: "Дедушку сбил поезд".
Увидев, что на рельсы упала девочка, Берест спрыгнул вниз, оттолкнул ребенка, а сам не успел. В день прощания люди принесли столько цветов, что ими был завален весь дом.
Ночь с 30 апреля на 1 мая
Говорит комбат Степан Неустроев: Помню, как кричал командир 756-го полка Зинченко:
" Где знамя? Не на колонне оно должно быть. Наверх надо, на крышу рейхстага! Чтобы все видели!" Через некоторое время бойцы вернулись подавленные - темно, нет фонарика, не нашли выход на крышу. Зинченко матерился так, что стены дрожали как при артобстреле. Прошло больше часа. Думали, все: нет никого в живых. И вдруг видим: на фоне стеклянного купола рейхстага пляшут трое. Понятно, что не от радости. Просто, если двигаешься, меньше вероятности попасть под пулю. А со стороны казалось, что солдаты наверху исполняют какой-то бешеный нервный танец.
Ссылка

0

22

0

23

Героям посвящается.

0

24

Отредактировано Listrigon (2016-05-08 14:29:14)

0

25

Феномен Лаврентия
http://skolkolet.com/images/1448478131733/lavrentiy-beriya.jpg
Роль Берии в создании атомного и ракетного оружия до сих пор не оценена должным образом
Семьдесят лет назад, весной 1946-го в СССР произошли события, которые положили начало реализации двух важнейших оборонных проектов – атомного и ракетного.
9 апреля принято Постановление Совета министров СССР № 805-327сс, по которому сектор № 6 лаборатории № 2 Академии наук СССР реорганизовывался в Конструкторское бюро № 11. Начальником КБ был назначен генерал П. М. Зернов, до этого – замминистра транспортного машиностроения СССР. Главным конструктором КБ-11 «по конструированию и изготовлению опытных реактивных двигателей» стал профессор Ю. Б. Харитон. Так был основан крупнейший отечественный центр разработки ядерного оружия – Всероссийский НИИ экспериментальной физики в Сарове (Арзамас-16).
Но когда страна, поднимаясь из развалин, начинала свой атомный проект, она сразу ставила и задачу создания межконтинентальных средств доставки «атомного аргумента» на территорию потенциального агрессора. И 29 апреля у Сталина состоялось представительное совещание, относящееся уже к ракетным проблемам. Эту историю стоит вспомнить, как и то, что куратор советского атомного проекта Л. П. Берия сыграл выдающуюся роль и в организации ракетных работ.
Вначале были немцы
Работы по управляемым баллистическим ракетам (БР) в СССР велись давно, в частности этим занимался знаменитый будущий «Главный конструктор космонавтики» С. П. Королев. Но всерьез над БР у нас начали работать лишь после окончания войны, когда удалось в полной мере узнать, насколько здесь оторвались ото всех – не только от СССР, но и от США – немцы со своей фантастической по тем временам БР V-2 (Фау-2).
Весной 1945-го советские специалисты обследовали германский ракетный научно-исследовательский центр в Пенемюнде, и 8 июня того же года нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин докладывал в ГКО Маленкову: «Институт располагался на территории площадью около 80 квадратных километров, имея более 150 зданий и сооружений общей площадью свыше 200 тысяч квадратных метров. Мощность сохранившейся электростанции института – 30 тысяч киловатт. Число сотрудников в институте доходило до 7500 человек».
Начались работы по демонтажу оборудования и вывозу его в СССР из Пенемюнде, с ракетного завода фирмы «Рейнметалл-Борзиг» в пригороде Берлина Мариенфельде, из других мест. Забирали и тех германских ракетчиков, которых не успели захватить американцы, хотя к последним уже инициативно ушли главный по этой части в рейхе Вернер фон Браун, генерал Дорнбергер и еще многие.
В самой Германии в то время действовал институт «Нордхаузен», начальником которого был гвардии генерал-майор артиллерии Л. Гайдуков, а главным инженером – С. Королев, тот самый… Там работали и советские специалисты, и немцы.
17 апреля 1946-го Сталину была направлена записка об организации научно-исследовательских и опытных работ в области ракетного вооружения в СССР. Ее подписали Л. Берия, Г. Маленков, Н. Булганин, Д. Устинов и Н. Яковлев – начальник Главного артиллерийского управления Красной армии. Заметим, что первым на документе расписался Берия, и дело тут было не в алфавитном порядке.
В записке говорилось, в частности, что в Германии вопросами ракетного вооружения занимались 25 научно-исследовательских организаций, было разработано до 15 образцов, в том числе ракета дальнего действия Фау-2 с предельной дальностью 400 километров. Заканчивалась записка словами: «Для обсуждения всех этих вопросов целесообразно было бы собрать у Вас специальное совещание».
29 апреля такое совещание у Сталина состоялось в составе: И. В. Сталин, Л. П. Берия, Г. М. Маленков, Н. А. Булганин, М. В. Хруничев, Д. Ф. Устинов, Б. Л. Ванников, И. Г. Кабанов, М. Г. Первухин, Н. Н. Воронов, Н. Д. Яковлев, А. И. Соколов, Л. М. Гайдуков, В. М. Рябиков, Г. К. Жуков, А. М. Василевский, Л. А. Говоров.
Совещание шло с 21.00 до 22.45, после чего у Сталина остались только Булганин и Маленков. Вскоре был образован Специальный комитет по реактивной технике при СМ СССР, возглавлявшийся вначале Маленковым, а затем (уже как Комитет № 2) – Булганиным.
Берии и без дальних ракет дела хватало – он уже вовсю впрягся в атомный проект как его куратор. Но 28 декабря 1946-го уполномоченный Специального комитета по реактивной технике в Германии Н. Э. Носовский через уезжавшего в Москву за новым назначением члена «ракетного» Спецкомитета генерал-полковника И. А. Серова направил Маленкову подробнейший многостраничный отчет о структуре и работе ракетного института «Нордхаузен».
Иван Серов на сопроводительном письме к отчету наложил резолюцию, адресуясь к одному из помощников Берии: «Тов. Ордынцеву! Когда будет свободное время у Л. П. Берии, прошу кое-что из документов, а главное – фотографии, показать. 29.12.1946. Серов».
31 декабря отчет поступил в секретариат Берии, а уже оттуда – в ЦК ВКП(б) Маленкову. Любопытно и показательно, что Серов предлагал Ордынцеву ознакомить Берию с важными, но прямо к наркому не относящимися документами тогда, когда у того будет свободное время. Вообще-то с этим понятием связывают менее утомительные занятия, чем чтение объемной и насыщенной по содержанию деловой бумаги. Но такое уж, оказывается, было у Лаврентия Павловича «свободное» времяпрепровождение.
Это все к тому, что у многих по сей день сохраняется стойкое заблуждение, что «сластолюбец» Берия в свободное время увлекался исключительно гаремом из подхваченных в «черный воронок» юных москвичек, которых после утех растворяли то ли в серной, то ли в соляной, то ли в еще какой-то хитроумной кислоте. В реальности ничего похожего не было.
Был ежедневный многочасовой труд, результатом которого оказывались растущие мощь Советского Союза и благосостояние его народов. Иван Серов хорошо знал реального, а не демонизированного Берию, поэтому и выразился именно так. Серов понимал, что писал, потому что знал: в свое рабочее время Берия занят тем, что ему конкретно Сталиным поручено. А вот в свободное сможет отвлечься на изучение и тех проблем, которые объективно важны для государства, но в сферу рабочих интересов в данный момент не входят. Тем более что сегодня дальние ракеты для Берии – необязательный факультатив, а завтра, смотришь, – прямое поручение товарища Сталина.
Отчет из «Нордхаузена» Берия, конечно, прочел, но кураторство дальних ракет было тогда поручено другому. Впрочем, как мы увидим, и эти работы без Лаврентия Павловича не обошлись.
Коллективный Берия
10 мая 1947-го в Специальном комитете реактивной техники при СМ СССР в соответствии с особо важным постановлением СМ СССР № 1454-388 «Вопросы реактивной техники» произошла «смена караула». Первым пунктом документа Специальный комитет реактивной техники переименовывался в Комитет № 2, но суть заключалась во втором (всего их было пять), гласившем: «Назначить заместителя председателя Совета министров СССР т. Булганина Н. А. председателем Комитета № 2 при Совете министров СССР, удовлетворив просьбу т. Маленкова Г. М. об освобождении его от этой обязанности».
В особых комментариях эта руководящая чехарда, пожалуй, не нуждается – и так ясно, что Маленков провалился. Но кое-что прояснить надо. Замена Маленкова Булганиным никак не была связана с так называемым авиационным делом, когда первого вывели из секретариата ЦК ВКП(б) вследствие того, что он, как было сказано в постановлении Политбюро ЦК, «морально отвечает за те безобразия», которые были вскрыты в Министерстве авиационной промышленности СССР и ВВС. Выяснилось, что во время войны НКАП наркома Шахурина выпускал, а ВВС маршала авиации Новикова принимали недоброкачественные самолеты.
Дело, однако, не в этом. Был главным «ракетчиком» Маленков – стал главным «ракетчиком» Булганин. А ракеты все так же не летали или летали плохо. Почему?
Ни Маленков, ни Булганин не были бездарными управленцами – в команду Сталина такие не попадали. Даже Хрущев на протяжении многих лет из общей упряжки не выбивался. Так что и Маленков, и Булганин много и толково поработали и до войны, и во время, и после нее. Но со Спецкомитетом № 2 ни у того, ни у другого не заладилось.
Маленков был загружен работой в ЦК, Булганин – в Совмине, но ведь и Берия, председатель атомного Спецкомитета, тоже имел обширные обязанности по Совмину СССР, как и Булганин. Но у Берии все ладилось и в Спецкомитете, и с курированием разработки противокорабельной крылатой ракеты «Комета», а позднее – системы ПВО Москвы «Беркут». Почему так?
Не потому ли, что к рубежу 40–50-х ни у Маленкова, ни у Булганина, как и у других членов сталинской команды, не было уже ни того вкуса к новому, который был у Берии, ни такого интереса к людям?
Все послевоенные оборонные проблемы отличались небывалой новизной: атомное оружие, реактивная авиация, ракетная техника различных классов, многофункциональная радиолокация, электроника, цифровые вычислительные машины, экзотические, ранее не производившиеся материалы. Даже испытанные «сталинские зубры» терялись, а Берия – нет!
Во-первых, потому, что был талантливее – имел быструю и точную реакцию, сразу схватывал суть, широко мыслил. Во-вторых, выделялся феноменальной производительностью и свободное от порученного дела время использовал тоже для работы. И, наконец, Берия умел не только подобрать людей, вместе с ним делающих то, что было поручено Родиной и Сталиным, но и не мелочиться, доверяя им. На этот счет есть, например, свидетельство человека, к Берии отнюдь не расположенного, – известного ракетчика Бориса Чертока. В капитальном труде «Ракеты и люди» он сообщает, что Дмитрий Устинов, возглавив возникающую ракетную отрасль, к 1949 году понял всю несуразность структуры ведущего НИИ отрасли – НИИ-88, однако на реорганизацию не отважился, поскольку над ним стоял аппарат Оборонного отдела ЦК ВКП(б) во главе с Иваном Сербиным, имевшим прозвище Иван Грозный. Без его санкции были невозможны никакие изменения, поощрения и прочее, причем Черток вспоминает, что не раз имел возможность лично убедиться: министры этого аппаратчика побаивались и никогда не рисковали спорить с ним.
А вот в атомном и в проекте «Беркут» все было, по словам Чертока, принципиально иначе, и он даже с некой грустью сообщает, что там, где руководил Лаврентий, все кадровые, например, решения принимал Ванников, согласовывая их с Курчатовым и представляя на утверждение Берии.
Тут Черток, конечно, перебрал – ключевые кадровые решения тот принимал сам, начиная с привлечения в атомные работы того же Ванникова и заканчивая назначениями руководителей предприятий, как это было, в частности, с директором «плутониевого» комбината № 817 Б. Г. Музруковым, которого Берия, зная как толкового человека еще по войне, высватал с Уралмаша.
Но показательно, что, по оценке Чертока, аппарат Спецкомитета № 1 был небольшим. На секретариат атомного Спецкомитета ложилось много обязанностей, включая подготовку проектов постановлений СМ СССР, которые Берия отдавал на подпись Сталину. Но этот маленький коллектив работал на редкость эффективно. Почему?
Да потому, что стилем Берии было доверие к тем, кто заслуживал. И еще одна черта его стиля была крайне продуктивной в том числе и потому, что не так уж она у руководителей и распространена, а подчиненными ценится. Имеется в виду явный вкус Берии к коллективному мышлению, его умение привлекать к выработке решений всех, кто мог полезно высказаться по существу вопроса. «Каждый солдат должен знать свой маневр» – это все же более эффектная фраза, чем деловой принцип. Но вот каждый офицер, а уж тем более генерал свой маневр должен знать и понимать крепко.
У Берии так и было, и анализ его деловых резолюций говорит о нем многое. Как правило, в резолюциях Берии есть слова: «Тт. таким-то. Прошу обсудить…», «Прошу сообщить Ваше мнение…» и т. п.
Как известно, ум – хорошо, а два – лучше. Но анализируя то, как руководил Берия, убеждаешься: он принимал к исполнению эту истину в усовершенствованном варианте: «Ум – хорошо, а двадцать – лучше». При этом сказанное ни в коем случае не означает, что он делил свою личную ответственность за решение со многими. Окончательное решение, если оно требовало уровня Берии, принимал сам, за спины подчиненных не прячась.
Собственно, так же руководил и Сталин с той лишь разницей, что он за свои решения отвечал уже не перед кем-то лично, а перед народом и историей.
К началу 1949 года в урановой проблеме, решавшейся под руководством Берии, наметился близкий успех, и в конце августа была испытана первая советская атомная бомба РДС-1. С созданием ракетной техники – под началом Булганина – дела шли значительно хуже.
8 января 1949-го начальник головного ракетного НИИ-88 Лев Гонор и парторг ЦК ВКП(б) при НИИ-88 Иван Уткин обратились к Сталину с особо важной докладной запиской, где сообщали, что работы по созданию реактивного вооружения проводятся медленно, постановление правительства от 14 апреля 1948 года за № 1175-440сс находится под угрозой срыва… «Нам кажется, – докладывали Гонор и Уткин, – что это происходит вследствие недооценки важности работ по реактивному вооружению со стороны ряда министерств…» И далее – что стоит выделить особо: «Вопрос о… работе основных смежников… неоднократно был предметом обсуждения Комитетом № 2 при Совете министров СССР… однако все попытки резко улучшить их работу, а главное – поднять у руководителей ведомств и основных предприятий чувство ответственности за качество и сроки работ не дали желаемых результатов».
Читатель помнит, что в СССР тогда вел работы и Спецкомитет Берии. И возможные меры репрессивного (если уж ставить вопрос так) воздействия на нерадивых у Лаврентия Павловича были не большими, чем у руководства Спецкомитета № 2. А результаты различались принципиально.
Дело не в репрессиях
Тем, кто думает, что успехи Спецкомитета № 1 достигались под страхом смертной казни, будет интересно свидетельство одного из выдающихся атомщиков, трижды Героя Социалистического Труда К. И. Щелкина: за время руководства Берией атомными работами не был репрессирован ни один человек.
Гонор и Уткин закончили свою записку просьбой: «Для коренного улучшения дел по изготовлению ракет просим Вашего личного вмешательства».
Все, однако, шло по-прежнему – ни шатко ни валко. К концу августа 1949-го Комитет № 2 при СМ СССР был ликвидирован, ответственность за разработку дальних ракет особо важным Постановлением СМ СССР № 3656-1520 возложили на Министерство Вооруженных Сил. Приказом его главы маршала Василевского № 00140 от 30 августа 1949 года было положено начало формированию Управления по реактивному вооружению МВС СССР.
Ничего путного из этого, конечно, не получилось. И это можно было понять между прочим уже из анализа приказа Василевского – там много слов, но мало дельных мыслей и конкретных идей.
Сегодня никто не сможет сказать точно, была ли связана ликвидация Комитета № 2 с тем, что атомный проект под руководством Берии добился первого исторического успеха – бомба РДС-1 взорвалась. Не исключено, что Сталин сразу хотел нагрузить Берию еще и дальними ракетами, коль скоро в атомных работах наметился обнадеживающий просвет… Однако возможно, что тут заартачились военные и, решив, что они «сами с усами», забрали ракетные работы под свою опеку.
Так оно было или нет, но разрабатывать новую технику и командовать войсками – занятия разные и особых успехов у Управления по реактивному вооружению МВС СССР замечено не было. А тут подоспел проект ПВО «Беркут», для реализации которого 3 февраля 1951 года Постановлением СМ СССР № 307-144сс/оп было образовано Третье главное управление, замыкавшееся на Берию.
Итог был ожидаемым – 4 августа 1951 года Сталин подписал Постановление СМ СССР № 2837-1349 с грифом «Совершенно секретно. Особой важности», начинавшееся так: «Совет министров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:
1. Ввиду того, что разработка ракет дальнего действия Р-1, Р-2, Р-3 и организация серийного производства ракеты Р-1 родственны с работами по «Беркуту» и «Комете», возложить наблюдение за работой министерств и ведомств по созданию указанных ракет на заместителя Председателя Совета министров СССР товарища Берия Л. П.».
И положение с разработкой дальних ракет в СССР, а это становилось все более важной задачей, сразу стало выправляться. Уже 10 декабря 1951-го принята на вооружение ракета дальнего действия Р-1 с дальностью полета 270 километров с боевой частью, содержавшей 750 килограммов взрывчатого вещества с рассеянием по дальности – плюс-минус восемь километров, боковым – плюс-минус четыре километра. Это было только начало – не очень удачное, но ведь еще летом предшественники Берии никак не могли наладить серийное производство Р-1 на Днепропетровском автомобильном заводе (будущем Южмаше).
Стали готовиться инженерные кадры для возникающей ракетной промышленности, улучшаться быт разработчиков – все шло по отработанной Берией и его соратниками деловой схеме…
Вернемся в весенние дни 1946-го, когда 14 и 29 апреля в кремлевском кабинете Сталина прошло два совещания на ракетную тему, а 13 мая вышло постановление СМ СССР № 1017-419сс «О вопросах реактивного вооружения».
Как уже известно читателю, тогда был образован Специальный комитет по реактивной технике под председательством Г. М. Маленкова. В составе: министры вооружения и промышленности средств связи Д. Ф. Устинов и И. Г. Зубович (заместители председателя), начальник Главного артиллерийского управления МВС СССР Н. Д. Яковлев, заместитель председателя Госплана СССР П. И. Кирпичников, член Совета по радиолокации при СМ СССР академик А. И. Берг, министр сельскохозяйственного машиностроения («мирное» название прикрывало оборонный профиль) П. Н. Горемыкин, заместитель главноначальствующего советской военной администрации в Германии (с декабря 1946-го – заместитель министра внутренних дел СССР) И. А. Серов, начальник 1-го ГУ Министерства вооружения СССР Н. Э. Носовский.
Отметим здесь Петра Ивановича Кирпичникова (1903–1980). Его Лаврентий Павлович заметил еще в начале войны. Были в Спецкомитете Маленкова и другие люди, давно и прочно связанные с Берией деловым образом: тот же Иван Серов да и Дмитрий Устинов. Сошлемся на П. И. Качура, автора статьи «Ракетная техника СССР: послевоенный период до 1948 года» в № 6 журнала Российской академии наук «Энергия» за 2007 год: «Фактически ракетостроением руководил Л. П. Берия. Г. М. Маленков не занимался организационными и производственными вопросами и был формальным председателем комитета»...
Роль личности
Б. Е. Черток подтверждает, что Маленков и вскоре сменивший его Булганин «особой роли в становлении... отрасли не играли. Их высокая роль сводилась к просмотру или подписанию проектов постановлений, которые готовил аппарат комитета».
Все повторялось, как в случае с «авиатором» Маленковым и «танкистом» Молотовым во время войны. Они и тогда председательствовали, а Берия тянул воз, хотя это не сразу было оформлено официально.
Причем роль последнего в становлении советской ракетной отрасли тем более значительна, что у разработчиков этой техники, кроме Берии, в высшем руководстве страны был вначале лишь один влиятельный сторонник – сам Сталин. Авиаконструкторы, исключая Лавочкина, на оружие нового типа смотрели, мягко говоря, сдержанно. Как, впрочем, на первых порах и на реактивную авиацию. По свидетельству того же Чертока, Александр Сергеевич Яковлев «недружелюбно относился к... работам по БИ (ракетный перехватчик Березняка и Исаева с ЖРД Душкина. – С.Б.) и к работам А. М. Люльки по первому отечественному варианту турбореактивного двигателя» и даже опубликовал в «Правде» нашумевшую статью, где характеризовал немецкие работы в области реактивной авиации как агонию инженерной мысли фашистов.
Не жаловали новую технику (которой еще только предстояло стать оружием) и генералы. В 1948 году на совещании у Сталина маршал артиллерии Яковлев резко высказался против принятия ракет на вооружение, мотивируя отказ их сложностью и низкой надежностью, а также тем, что те же задачи решаются авиацией.
Сергей Королев столь же резко выступал «за», но в 1948-м маршал Яковлев и «полковник» Королев были величинами очень уж разных калибров. Зато Берия поддержал проект сразу. Собственно, тот факт, что ракетные дела изначально стал курировать нарком вооружений Устинов (которого в какой-то мере можно считать «человеком Берии»), а не нарком авиационной промышленности Шахурин (так сказать «протеже Маленкова»), сразу обнаруживает влияние Лаврентия Павловича.
Но тщетно мы будем искать его имя в летописи советского ракетостроения. Хорошо хоть нынешняя «ядерная» наша история «сатрапом» и «палачом» Берией не погнушалась и его выдающаяся роль в отечественном атомном проекте сегодня признана повсеместно. Между тем этот крупнейший деятель своего времени, облыжно обвиненный в 1953 году, так по сей день и не реабилитирован.
Пора бы…
После того как Берия стал официально назначенным куратором не только атомной, но и ракетной программы, отрасль начала прочно становиться на ноги. Развитие работ по дальним ракетам шло все возрастающими темпами. 13 февраля 1953-го принято постановление СМ СССР № 442-212сс/оп «О плане опытно-конструкторских работ по ракетам дальнего действия на 1953–1955 годы». Уже к октябрю на зачетные испытания требовалось представить баллистическую ракету Р-5 с прицельной дальностью полета 1200 километров при максимальном отклонении: по дальности – плюс-минус шесть километров, боковом – плюс-минус пять километров. Это уже был успех. А к августу 1955-го ожидались ракеты Р-12 с дальностью 1500 километров при тех же максимальных отклонениях от цели, что и для Р-5. Но успешным результатам, в том числе и своих личных усилий, Лаврентий Павлович порадоваться уже не смог.
Сергей Брезкун

0

26

Фольксштурм Хонеккера
https://c1.staticflickr.com/6/5482/9585793488_64d44ec9fa_b.jpg
Немецкие дружинники сложили оружие перед завоеваниями капитализма
Национальной народной армии и другим силовым структурам исчезнувшей с карты мира ГДР в отечественной военно-исторической литературе пока не нашлось достойного места. Насквозь политизированные работы по этой теме, опубликованные в советский период, не в счет. Между тем восточногерманский опыт военного строительства очень интересен. В частности, территориальная оборона в ГДР была возложена на своеобразное народное ополчение – боевые дружины рабочего класса (Kampfgruppen der Arbeiterklasse – KdA).
KdA – функциональный аналог фольксштурма вермахта, германского ландштурма периода Первой мировой, «хемверна» Дании, Норвегии и Швеции, а также Национальной гвардии США, Территориальной армии Великобритании, милиционных вооруженных формирований других стран. KdA являлись иррегулярным компонентом ВС ГДР, подчиненным, однако, непосредственно ЦК Социалистической единой партии Германии (СЕПГ), в силу чего рассматривались как важный военно-политический инструмент партийно-государственного руководства («партийной армии», «армии гражданской войны»). В этом плане KdA оказались наиболее близки народному ополчению (миньбин) КНР и Рабоче-крестьянской Красной гвардии КНДР, а также Патриотической гвардии социалистической Румынии (созданной, кстати, Чаушеску под впечатлением от ввода войск Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году).
Боевые дружины рабочего класса предназначались:
в мирное время – для выполнения полицейских функций в чрезвычайных ситуациях, требующих привлечения дополнительных сил и средств обеспечения правопорядка (в том числе для подавления массовых волнений), охраны важных объектов государственного управления, промышленности и инфраструктуры, содействия формированиям гражданской обороны в ликвидации последствий аварий и катастроф;
в военное время – для осуществления территориальной обороны (в том числе противотанковой и противовоздушной), охраны тыла (включая борьбу с диверсионно-разведывательными группами противника) и т. д.
По образу и подобию
KdA были созданы 29 сентября 1953-го решением высшего партийно-государственного руководства ГДР, изрядно напуганного антикоммунистическим рабочим восстанием, случившимся в июне того же года и подавленным советскими войсками и Народной полицией (прообраз регулярной Национальной народной армии ГДР). В качестве практической основы был использован не только собственно немецкий опыт 1944 года (когда в ходе объявленной Гитлером тотальной мобилизации родился фольксштурм, отряды которого подчинялись гауляйтерам – руководителям окружных организаций нацистской партии), но и опыт создания чехословацкой Народной милиции, сыгравшей в 1948-м важную роль в переходе власти в стране к компартии.
Боевые дружины рабочего класса, помимо всего прочего, должны были стать зримой опорой государства. На праздничном первомайском марше 1954 года парадные коробки KdA продемонстрировали это воочию.
Служебно-боевая деятельность боевых дружин рабочего класса регулировалась на основе прямых директив и решений Политбюро СЕПГ. Непосредственное политическое руководство ими замыкалось на секретарей окружных и районных комитетов партии, а за тактико-специальную подготовку, материально-техническое оснащение и текущую оперативную деятельность отвечала Народная полиция Министерства внутренних дел ГДР. Формальное отсутствие прямой вовлеченности в этот процесс Национальной народной армии (чьим резервом де-факто являлись KdA, в военное время они переподчинялись командованию ВС) позволяло избегать учета боевых дружин в числе компонентов вооруженных сил ГДР при проведении международных переговоров.
KdA строились по территориально-производственному принципу. Формирования существовали на предприятиях, в госучреждениях, сельскохозяйственных производственных кооперативах, вузах и техникумах. В учреждениях народного образования (средних школах) KdA не создавались. Учителя обычно привлекались к работе в Обществе спорта и техники (GST, аналог ДОСААФа СССР) инструкторами по начальной военной подготовке.
Во избежание двойного подчинения не допускался прием в боевые дружины рабочего класса членов GST, персонала Германского Красного Креста и формирований ГО, руководство которыми осуществляло Министерство национальной обороны ГДР.
Крещение Берлинской стеной
Комплектование боевых дружин личным составом осуществлялось на добровольной основе из числа не находящихся на действительной военной службе (или в других силовых структурах) членов СЕПГ (что в принципе вменялось им в партийные обязанности), а по линии Объединения свободных немецких профсоюзов – и беспартийных граждан ГДР. Наряду с мужчинами в возрасте от 25 до 60 лет (в том числе негодных в мирное время к строевой по состоянию здоровья) в KdA принимались и женщины, назначавшиеся на военно-медицинские и вспомогательные должности. Командирами подразделений боевых дружин были, как правило, члены СЕПГ.
Принятые в KdA принимали присягу: «Я как боец рабочего класса готов выступить по приказу партии на защиту Германской Демократической Республики и завоеваний социализма с оружием в руках, не щадя своей жизни. Это моя клятва».
https://i.ytimg.com/vi/Y3OdGqclnF4/hqdefault.jpg
Для подготовки командных кадров KdA в 1957 году в структуре СЕПГ создали центральную школу боевых дружин имени Эрнста Тельмана в Шмервице. Их подготовка осуществлялась также в открывшейся в 1974-м школе боевых дружин имени Эрнста Шнеллера (функционер компартии Германии, погибший в 1944-м в концентрационном лагере Заксенхаузен) в Гере и в школе Народной полиции в Бизентале.
Все бойцы KdA привлекались к занятиям по тактико-специальной и политической подготовке по 136-часовой годовой программе (в выходные дни и после работы в будни). Учебно-тренировочные лагеря KdA располагались, как правило, вне населенных пунктов.
Агитационно-пропагандистским изданием, популяризировавшим деятельность KdA и использовавшимся в идеологической работе с личным составом, была газета «Дер Кемпфер» (Der Kampfer – «Боец»), издававшаяся под патронатом центрального органа СЕПГ «Нойес Дойчланд» (Neues Deutschland – «Новая Германия»).
Боевым крещением KdA стало участие в сооружении и охране Берлинской стены в 1961-м. К этим мероприятиям привлекались наиболее подготовленные в боевом и надежные в морально-политическом отношении подразделения из Восточного Берлина, Саксонии и Тюрингии – всего более 8000 человек, что на тот момент составляло два процента от общей численности боевых дружин. Подразделения KdA охраняли берлинский сектор государственной границы в течение восьми недель, при этом побег в Западный Берлин совершили только восемь бойцов, что высшим руководством ГДР было расценено как пренебрежимо ничтожный показатель политической неблагонадежности личного состава в целом.
Анатомия KdA
Формирования KdA подразделялись на боевые дружины сил безопасности, предназначенные для использования в пределах территории ответственности соответствующего окружного комитета СЕПГ (включая существовавшие на всех крупных предприятиях подразделения охраны народной собственности численностью примерно 100 человек), и моторизованные боевые дружины (так называемые батальоны регионального резерва), которые могли перебрасываться в любые районы страны. Основными организационно-тактическими звеньями KdA были батальоны, сотни (роты) и батареи, взводы, отделения и команды. По боевым возможностям эти формирования следует рассматривать как легкую пехоту.
Общее оперативное руководство формированиями KdA осуществлялось региональными «командованиями» во главе с первым секретарем окружкома СЕПГ. В их состав входили также начальник соответствующего отдела Народной полиции и старший воинский начальник из числа командиров располагавшихся на данной территории частей ННА (он выполнял функции начальника штаба), руководители административных органов, предприятий и т. д. Боевые дружины регулярно привлекались к учениям ННА.
Вооружение боевых дружин рабочего класса включало советские и немецкие пистолеты, магазинные и самозарядные карабины, автоматы, пулеметы, ручные (РПГ-2 и РПГ-7) и станковые (СПГ-9 и СГ-82, а также чехословацкие Т-21) противотанковые гранатометы, 45-мм (М-42), 57-мм (ЗИС-2) и 76-мм (ЗИС-3) противотанковые пушки, 23-мм (ЗУ-23-2) и 37-мм (61-К) буксируемые зенитные установки, 14,5-мм буксируемые зенитно-пулеметные установки ЗПУ-2 и ЗПУ-4, 82-мм батальонные минометы, легкую бронетехнику (сначала бронеавтомобили Sonder Kfz-1, созданные по типу советского БА-64, а затем бронетранспортеры советского производства – БТР-152 и другие) и водометные полицейские автомобили SK-2 (в том числе в бронированном варианте). Вооружение складировалось на предприятиях и в учреждениях, где имелись подразделения KdA. Основным транспортным средством боевых дружин являлись средние грузовые автомобили высокой проходимости IFA W50.
Личный состав боевых дружин получил полевое обмундирование цвета хаки, по покрою заметно отличавшееся от армейской униформы. Комплект формы бойца KdA включал летнюю блузу, носившуюся нательно или с белой рубашкой (в парадном варианте), зимнюю куртку, брюки навыпуск, кепи по типу горных в вермахте и пилотки по образцу ННА, армейский стальной шлем, ремень и черные ботинки. На кепи, пилотке и левом рукаве носилась эмблема KdA – окаймленный красным кантом зеленый круг, внутри которого была рука голубого цвета, держащая черную винтовку с красным флагом (металлическая на кепи и нашивная в остальных случаях). Эта же эмблема была отштампована на металлической пряжке ремня.
Знаки различия по занимаемым командным должностям в виде красных горизонтальных лычек носились на правом рукаве. В KdA были введены следующие должности:
начальник команды (труппфюрер),
командир отделения (группенфюрер),
командир расчета противотанкового или зенитного орудия (гешютцфюрер),
командир расчета миномета или станкового противотанкового гранатомета (верферфюрер);
командир взвода (цугфюрер);
заместитель командира отдельного взвода;
командир отдельного взвода;
заместитель командира сотни и батареи;
командир сотни и батареи;
помощник заместителя командира батальона, пропагандист, инструктор по вождению;
заместитель начальника штаба батальона, к которому по должностному положению приравнивался батальонный врач;
заместитель командира батальона и приравненный к нему секретарь партийной организации батальона;
командир батальона;
начальник внутренней службы.
По ком не звонит колокол
Опыт ГДР по созданию народного ополчения оказался востребованным в странах третьего мира, находившихся в орбите советского влияния. KdA оказывали помощь в подготовке на территории ГДР личного состава Конголезской народной милиции (Республика Конго), в обеспечении ее необходимым вооружением и снаряжением.
В ГДР действовала система материального и морального поощрения службы в боевых дружинах. Ветеранам KdA с 25-летним стажем пребывания в рядах полагалась надбавка к ежемесячной пенсии в размере 100 марок ГДР. Бойцы и командиры награждались медалями «За верную службу» (четырех степеней – по выслуге 10, 15, 20 и 25 лет), «За высокую боеготовность» и «За образцовое выполнение служебных обязанностей», а также различными нагрудными знаками и ценными подарками (часами, биноклями и т. д.).
http://4.bp.blogspot.com/-EuPwN5ByXwI/Uv3ky3bys1I/AAAAAAAAHJQ/2GBfLWv897g/s1600/12.jpg
Максимальная численность KdA на пике их развертывания достигала 400 тысяч человек. В 80-е в составе боевых дружин сил безопасности имелось 106 500 бойцов, в моторизованных (батальонах регионального резерва) – 78 500, а всего с учетом резервистов «второй очереди» – 210 тысяч человек.
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/41/31/07/4131070cf741ecad7d8772317799dcac.jpg
В мае 90-го боевые дружины рабочего класса (189 370 бойцов в 2022 подразделениях) были расформированы, на этом их история завершилась. О существовании «фольксштурма Хонеккера» напоминает сооруженный в Дессау памятник «Колокол мира», отлитый из оружия, принадлежавшего KdA. Следует отметить, что на закате ГДР дружинники не только не использовались в попытках спасти «государство немецких рабочих и крестьян», но и, наоборот, оказались в числе граждан, активно протестовавших против всевластия СЕПГ.
Константин Чуприн

Отредактировано Listrigon (2016-05-15 18:29:16)

0

27

Три танка — одним снарядом
Самый результативный выстрел Великой Отечественной войны
http://svpressa.ru/p/149725/l-149725.jpg
Случилось это на Курской дуге, когда целью бронебойного снаряда, выпущенного нашей 76-мм пушкой, стала минная танкетка-транспортер «Боргвард», оказавшаяся в тот момент на немецком среднем танке-носителе. Примитивные «боевые роботы» «Боргвард» использовались фашистами для разминирования объектов или подрывов дотов. Так или иначе, начиненная большим объемом взрывчатки танкетка сдетонировала от прямого попадания снаряда, спровоцировав также подрыв боекомплекта самого танка. Вся эта объятая пламенем груда металла, взлетев на воздух, обрушилась на стоявшую по соседству тяжелую самоходную артиллерийскую установку «Фердинанд». Результат: одним снарядом было безвозвратно уничтожено три боевых машины противника.
Другой случай подобного везения в боевых условиях произошел еще в начале войны, когда пошедший было в наступление советский тяжелый «КВ-1» встал прямо посреди поля боя недалеко от немецких позиций: заглох мотор. Такое иногда случалось: наши экипажи не всегда успевали хорошо освоить материальную часть вверенной им новой военной техники. Не хватало знаний, времени и, соответственно, опыта. Потеряв ход и управление, танкисты решили дать последний бой, открыв по фашистам огонь из орудия и пулеметов. Но вскоре у них закончились боеприпасы.
Сообразив, что красноармейцы попали в ловушку и деваться им некуда, немцы предложили экипажу сдаться. Наши танкисты ответили категорическим отказом. Подойдя вплотную к неопасному уже тяжелому танку, гитлеровцы, в свою очередь, восхищались чудом русской техники, нахваливая и постукивая по всем частям брони. При этом лезть на рожон, пытаясь вскрыть люк, они, конечно же, не желали. Уничтожать «КВ-1» тоже никто не собирался: фашисты, наоборот, всякий раз старались по мере возможности пополнить коллекцию трофеев вермахта очередной новинкой или просто хорошо сохранившимся экземпляром техники противника.
Словом, нацисты решили транспортировать «КВ-1» на свои позиции, подцепив к нему тросами два своих легких «Панцеркампфвагена» («Т-2»). Взревели моторы, поднатужились фрикционы… И тут (о чудо!) произошло непредвиденное. Оказывается своими усилиями немецкие танки завели наш «КВ-1». А дальше все уже было делом техники: получив от врага такую своевременную помощь, механик-водитель включил заднюю передачу и газанул как следует. Ну что такое два немецких 9-тонных «мухаря» против почти 50-тонного советского гиганта!
Тяжеловес как две игрушки потянул вражескую технику в сторону уже своих позиций. Фашистским экипажам оставалось только в панике быстро покинуть свои машины и ретироваться. Таким образом, потенциальная жертва сама обзавелась неплохой партией трофеев.
Чудесное везение
Во время Новороссийско-Майкопской наступательной операции был сбит самолет Николая Аверкина. «Приземляться» летчику пришлось на свинцовые волны Черного моря, тогда уже на такие теплые, как в те дни, с которыми у нас всегда ассоциируется этот солнечный край, потому что шла зима 1943 года. Да и никаких подручных средств борьбы ни с волнами, ни с ветром, ни с холодом у сбитого летчика не оказалось. Даже по штату это не было положено, так как летная часть Николая не относилась к морской авиации.
Окунувшись в студеные волны, пилот ощутил на себе весь ужас своего незавидного положения: барахтаться ему в ледяной воде предстояло совсем недолго, если бы только не произошло чуда… И оно произошло! Борясь с ветром и холодными волнами, он вдруг увидел всплывающую в нескольких метрах от себя подводную лодку. Еще оставалась опасность, что это окажется вражеская субмарина, что порой случалось: «доблестные волки» кригсмарине иногда не брезговали выискивать и подбирать (брать в плен) моряков и летчиков противника. Но тут Николай услышал такую желанную русскую речь: «Хорош там купаться, лови конец!». Поймав спасательный круг, он быстро добрался до лодки. И уже через несколько минут, поднявшись на борт советской субмарины, был окончательно спасен.
Трудно представить, что такое могло произойти в Черном море посреди бела дня (а это было именно так). Ведь в 1943 году вражеские войска все еще царили на суше и на море: на воде безраздельно господствовали немецкие корабли и подводные лодки, а в воздухе — люфтваффе. Все, что появлялось на поверхности, просто топилось. Поэтому советские подводники вели себя тише воды и ниже травы. Если наши субмарины и всплывали для зарядки аккумуляторов, то лишь по ночам и вдалеке от родных берегов. То, что произошло в случае с Николаем, было чистой воды случайностью: лодка просто вынуждена была произвести аварийное всплытие. И ведь надо было такому случиться — именно в то время и в том месте, где, казалось бы, уже прощался с жизнью Николай Аверкин.
Но судьба, видимо, была благосклонна к советскому летчику
Хранила она и красноармейца Дмитрия Пальчикова, водителя «Студебеккера». Во время битвы под Москвой он на своем ленд-лизовском грузовике наскочил на противотанковую мину. В тот раз Дмитрий Григорьевич подвозил бойцов к передовой линии, кроме того сам «Студебеккер» был использован в качестве тягача к тяжелому орудию. После подрыва ни от сидящих в кузове красноармейцев, ни от орудия, ни от самого грузовика ничего не осталось. Кабину, в которой сидел Дмитрий, оторвало и отбросило далеко вперед, а сам он… отделался легкими царапинами. Проблема заключалась в том, что на дворе стоял жуткий мороз, а всем, кто управлял техникой (неважно какой — танками, грузовиками, тягачами) запрещено было оставлять ее до прибытия своих.
Спас ангел-хранитель
Известны даже случаи, когда нашим танкистам приходилось часами находиться рядом со своим подбитым в бою танком (сидя, скажем, где-нибудь поблизости в воронке от снаряда), пока на поле боя не прибывала «техничка» (ремонтная служба). Так вот Дмитрию и в этот раз повезло: две с половиной недели (!) ему пришлось дежурить рядом с остатками грузовика. Он жег костер, спал лишь урывками, но не покинул своего поста. Спастись от лютого мороза ему помогли проезжавшие и проходившие мимо красноармейцы, подкармливая и подбадривая бойца. В результате, он остался жив, ничего не отморозил и не заболел. В таких случаях люди говорят: спас ангел-хранитель.
Война, как известно, привела к тому, что миллионы людей оказались на огромной территории оторванными от своих семей. Найти в таких условиях своих близких тоже было настоящим везением. Бывало так, что у солдата, воюющего на фронте, терялась связь с женой и детьми только потому, что эшелон, в котором они отправлялись в эвакуацию, оказывался разбомбленным прямо во время движения. Представьте, что при этом бойца переводили в другую часть, и семья, с другой стороны, окончательно теряла ниточку переписки. В таких случаях могло помочь только чудо.
Часто на фронт приходили безымянные посылки, названные, например: «Самому храброму бойцу». Пришла одна из таких в конце 1944 года и в один из артиллерийских полков. Посовещавшись, бойцы решили отдать ее своему товарищу Григорию Турянчику, не раз в бою подтверждавшему столь высокое звание. Родные его были эвакуированы из блокады, когда сам боец тяжелораненный лежал в госпитале. С тех пор он ничего о них не слышал. Получив посылку, Григорий распечатал ее и первым делом увидел лежащее поверх гостинцев письмо, в котором ему передавался привет из тыла. А в конце письма он прочел: «Дорогой боец, если есть такая возможность, напиши, не встречал ли ты где-нибудь на передовой моего мужа Григория Турянчика. С глубоким уважением, его жена Елена».
Ссылка

http://img12.nnm.me/3/d/f/0/0/6791d581de7eb164743beca030d.jpg

0

28

Буран. Его реальное предназначение.

О советском крылатом орбитальном корабле многоразового использования "Буран", истории его создания и конструкторах. Он предназначался для решения ряда оборонных задач, выведения на орбиту Земли различных космических объектов и их обслуживания; доставки модулей и персонала для сборки на орбите крупногабаритных сооружений, возврата на Землю неисправных или выработавших ресурс спутников, освоения оборудования и технологий космического производства и доставки продукции на Землю, выполнения других грузопассажирских перевозок по маршруту Земля-Космос-Земля.

0

29

С вилами на немцев. Правда о советском вооружении
http://the-blogger.ru/wp-content/uploads/2016/08/1163196_original-1000x460.jpg
Среди массы людей до сих достаточно распространён миф о том, что в первые недели и даже в первые месяцы войны советский солдат сражался с фашистским захватчиком чуть ли не одними вилами, камнями и дубинами. Сегодня в очередной раз хочется развеять миф и рассказать правду о грозном оружии Красной армии.
http://cdn.fishki.net/upload/post/201512/03/1761259/9dfc699ed24956228176fbcfa8992402.jpg
Первый советский пистолет-пулемет системы Дегтярева ППД был принят на вооружение в 1934 году с коробчатым магазином на 25 патронов. Однако он выпускался в небольших количествах, а само оружие недооценивалось вплоть до советско-финской войны, после которой производство ППД было возобновлено, но с диском на 71 патрон. Следовательно, утверждение на счёт вил уже не достоверно, как минимум.
http://ic.pics.livejournal.com/aple_at_the_tab/66549206/1163544/1163544_original.jpg
Модернизированный пистолет-пулемет Дегтярева получил наименование «7,62-мм пистолет-пулемет системы Дегтярева»
Ещё 21 декабря 1940 года на вооружение был принят ППШ-41, ставший самым массовым автоматическим оружием Второй мировой войны и одним из символов Великой Победы. Однако его массовое производство началось уже во время Великой Отечественной войны, а именно в конце августа 1941 года, спустя два месяца после начала войны. Вероятнее всего, что первый раз на фронте это оружие появится, лишь после парада 7 ноября, где ППШ впервые были запечатлены на кинохронике.
--
21 декабря 1940 года пистолет-пулемет Шпагина ППШ-41 был принят на вооружение РККА
Так же не стоит забывать, что незадолго до начала Великой Отечественной войны на вооружение Красной Армии стал поступать станковый пулемет систем Дегтярева (ДС-39), пришедший на смену пулемету системы Максима. Это оружие отличалось очень жесткой работой автоматики и для него требовались патроны не с латунной, а стальной гильзой. Первое время Красная армия воевала именно ДС-39.
http://waralbum.ru/wp-content/uploads/2016/01/8524063.jpg
Ремонт советского 7,62-мм станкового пулемета ДС-39
В предвоенные годы в СССР большое внимание уделялось перевооружению армии самозарядными винтовками системы Токарева (СВТ-40). Всего к июню 1941 года было выпущено около 1,5 миллиона изделий, и Красная Армия была самой оснащенной самозарядными винтовками армией в мире.
http://www.tulapressa.ru/wp-content/images/54ccf4fe858118.93578171.jpg
Солдат с СВТ-40 в окопах под Москвой. Ноябрь 1941
Так же к моменту начала Великой отечественной войны на вооружении советской армии состояли и другие, более простое стрелковое оружие, оставшееся ещё со времён конфликта на КВЖД в 1929 и первых столкновений с японской армией в 1938 году. К такому оружию относятся автоматические винтовки Симонова образца 1936 года «АВС-36» и ручной пулемет системы Дегтярева «ДП-27». И это только виды советского автоматического оружия, разнообразие которого пополнялось новыми разработками инженеров на протяжении всей войны. С этим оружием они сражались за родину,  этим оружием они победили.
Ссылка

0

30

За что расстреляли маршала Блюхера
http://ic.pics.livejournal.com/masterok/50816465/950283/950283_original.jpg
В 30-х годах прошлого века в воздухе ощутимо запахло новой мировой войной. Среди тех, кто готовился принять активное участие в очередном переделе мира, была и Япония. Сосредоточив свои усилия на экспансии в раздираемый хаосом гражданской войны Китай, она быстро добилась ощутимых успехов. В сентябре 1931 года началась агрессия Японии в Маньчжурии, а уже 1 марта следующего года там было провозглашено марионеточное государство Маньчжоу-Го.
Однако при дальнейшем расширении зоны своего влияния Страна Восходящего Солнца должна была неизбежно столкнуться с интересами других великих держав - США, Англии и СССР. Следовало решить, с кем из них воевать в первую очередь? Наиболее слабым из потенциальных противников выглядел Советский Союз. Японские вооружённые силы уже имели опыт победы в войне 1904–1905 годов. В гражданскую войну японские интервенты ушли из Сибири и с Дальнего Востока фактически непобеждёнными, из-за противоречий с США. Тем не менее, японцы понимали, что их северный сосед обладает огромным потенциалом. Надо было выяснить, научились ли русские воевать в новых условиях, в эпоху танков и самолётов.
Сделать это можно было единственным способом - на поле боя.
http://ic.pics.livejournal.com/masterok/50816465/950781/950781_original.jpg
Для проверки прочности советских рубежей был выбран участок границы в районе Владивостока - цепь сопок, отделяющих озеро Хасан от поймы реки Тюмень-Ула. Согласно Хунчунскому протоколу, заключённому между Россией и Китаем в 1886 году, граница должна была проходить по гребням сопок. Однако японцы намерены были сдвинуть её к берегу озера, поскольку вершины сопок позволяли контролировать проходившие с советской стороны железную и шоссейные дороги.
В. К. Блюхер и его разложившаяся армия
Ещё летом 1929 года во время советско-китайского конфликта в районе Китайско-Восточной железной дороги для защиты дальневосточных рубежей нашей страны была сформирована Особая Краснознамённая Дальневосточная армия (ОКДВА). 17 мая 1935 года на её базе был создан Дальневосточный военный округ, однако уже 2 июня он был преобразован обратно в армию, с сохранением за ней функций военного округа. Наконец, 28 июня 1938 года приказом наркома обороны № 0107, в связи с обострением советско-японских отношений, на базе ОКДВА был создан Дальневосточный фронт.
При всех этих переименованиях и переформированиях неизменным оставалось одно: командующий. С самого начала им был «легендарный герой гражданской войны» В. К. Блюхер. Первый кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды, Маршал Советского Союза, Василий Константинович по праву считался среди советских военачальников специалистом по Дальнему Востоку. В 1921–1922 годах он был военным министром и главкомом Народно-революционной армии Дальневосточной республики. В 1924–1927 годах, вплоть до разрыва советско-китайских отношений - главным военным советником в этой стране. Наконец, именно под его командованием в 1929 году части Красной Армии победили китайские войска в столкновении на КВЖД (Китайско-Восточная Железная дорога).
Тем не менее, опыта войны против современной армии командующий не имел. Кроме того, к 1938 году это был уже далеко не тот лихой полководец, как прежде. Чувствуя себя фактическим правителем обширного края, Блюхер постепенно привык к спокойной и вольготной жизни вдали от московского начальства. Герой гражданской войны пристрастился к обильным возлияниям в компании подхалимов и прихлебателей. В 1932 году он женился в третий раз на 17-летней Глафире Безверховой (самому Блюхеру к тому моменту было уже 42 года). Впрочем, сам по себе этот факт не был особо предосудительным - главное, чтобы не страдало порученное дело. А в данном случае оно страдало.
За девять лет командования Блюхер так и не удосужился соорудить автомобильную дорогу вдоль Транссибирской магистрали. Это делало снабжение очень уязвимым – достаточно уничтожить пару мостов.
Вверенные попечению Блюхера войска постепенно деградировали, выполняя лишь хозяйственные поручения. Когда в мае 1938 года, в преддверии возможного конфликта с японцами, из Москвы категорически потребовали вернуть к 1 июля всех откомандированных бойцов в свои части, это сделано не было. Танкисты не знали своих машин, авиация ОКДВА также отличалась низкой боеспособностью.
Между тем, в Москву из года в год шли бодрые рапорты об успехах, росте боевой и политической подготовки воинов-дальневосточников. В таком же духе был выдержан и многочасовой доклад Блюхера, сделанный им на заседании Главного военного совета 28–31 мая 1938 года.
Утром 13 июня 1938 года к японцам перебежал начальник управления НКВД по Дальневосточному краю комиссар госбезопасности 3-го ранга Генрих Люшков. Выслуживаясь перед новыми хозяевами, он подробно рассказал о дислокации советских войск, о кодах, применявшихся в военных сообщениях, передал прихваченные с собой шифры радиосвязи, списки и оперативные документы.
https://img-fotki.yandex.ru/get/108168/137106206.737/0_1eb5ed_6d67a327_XXXL.jpg
Патруль советских пограничников в районе озера Хасан. 1938 год
Обстановка на границе накаляется
Два дня спустя японский поверенный в делах в СССР Ниси, явившись в наркомат иностранных дел, официально потребовал вывода советских пограничников с высот в районе озера Хасан и передачи указанной территории японцам. 20 июля японский посол в Москве М. Сигэмицу повторил притязания своего правительства. При этом он заявил, что если условия Японии не будут выполнены, она применит силу.
Советское руководство прекрасно сознавало, что на подобные требования может быть лишь один адекватный ответ. 22 июля нарком обороны К. Е. Ворошилов отдал директиву о приведении Дальневосточного фронта в боевую готовность. Однако подобный оборот событий отнюдь не вызвал энтузиазма у Блюхера, поведение которого в сложившейся ситуации больше всего напоминало поведение общественника Бунши из фильма «Иван Васильевич меняет профессию», готового сдать Кемскую волость шведам, лишь бы те оставили его в покое.
Мечтая поскорее вернуться к бутылкам и молодой жене, маршал решил самовольно заняться «мирным урегулированием» конфликта. 24 июля, втайне от своего собственного штаба, а также от находившихся в Хабаровске зам. наркома внутренних дел Фриновского и зам. наркома обороны Мехлиса он отправил комиссию на высоту Заозёрная. В результате «расследования», произведённого без привлечения начальника местного пограничного участка, комиссия установила, что в возникновении конфликта виновны наши пограничники, якобы нарушившие границу на 3 метра. Совершив этот "достойный" поступок, Блюхер отправил телеграмму наркому обороны, в которой потребовал немедленного ареста начальника погранучастка и других «виновных в провоцировании конфликта». Однако эта «мирная инициатива» не встретила понимания в Москве, откуда последовало строгое указание прекратить возню с комиссиями и выполнять решения Советского правительства об организации отпора японцам.
Это была оглушительная пощёчина нашей стране. СССР был выставлен перед всем миром по оценке западных газет 'в самом идиотском виде'. Но намного более страшным последствием этого было то, что японцы почувствовали себя победителями, и следующее кровопролитие стало неизбежным. Тысячи наших солдат заплатили жизнями за 'странный' поступок Блюхера.
К сожалению, 'странности' командующего фронтом на этом далеко не заканчиваются. Вместо того, чтобы отражать агрессию Блюхер создаёт 'комиссии по расследованию' и полностью дезорганизует действия войск, на фронт отправляется его заместитель, которому вообще не даётся никаких полномочий, и в итоге войска остаются без централизованного управления!
Из протокола Главного военного совета РККА 4 сентября 1938 г.
'Дело дошло до того, что 1 августа с.г., при разговоре по прямому проводу тт. Сталина, Молотова и Ворошилова с т. Блюхером, тов. Сталин вынужден был задать ему вопрос: 'Скажите, т. Блюхер, честно, - есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание, - я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля' .'
Обратите внимание на поведение и стиль речи Сталина - он не угрожает, не требует, да он и не имеет права этого делать. Маршал ему в принципе не подчиняется, потому что у Сталина нет никакой официальной власти - он глава Коммунистической партии и всё, а начальником Блюхера является Ворошилов, который и отдаёт ему прямой приказ выехать в район боевых действий.
https://img-fotki.yandex.ru/get/28982/137106206.737/0_1eb5ee_56b47f69_orig
Красноармейцы идут в атаку. Окрестности озера Хасан
Первые приграничные бои с японцами
Тем временем, рано утром 29 июля две японские роты перешли государственную границу, атаковав наш пограничный пост на высоте Безымянная, обороняемый 11 пограничниками. В ходе ожесточённого боя им удалось овладеть высотой, однако подошедший резерв пограничников и стрелковая рота выбили японцев обратно.
Только 1 августа войска получили от Блюхера приказ атаковать противника, не ожидая подхода главных сил. Время, когда можно было сходу отбить наступление противника, было упущено, а вот атаковать 'в лоб' было уже поздно.
В 3 часа утра 31 июля японцы открыли артиллерийский огонь и силами двух пехотных полков перешли в наступление на высоты Заозёрная и Безымянная, которые и были ими заняты после четырёхчасового боя. Произошло это в основном из-за того, что не было принято действенных мер для поддержки пограничников полевыми войсками, которые в этот момент находились в 30–40 км от района боёв.
Штурм провалился. Все склоны высоты и берега озера были покрыты телами наших солдат. Истекающие кровью остатки подразделений, зажатые между озером и высотой, просят поддержки авиации, к командующему многократно обращаются командиры других соединений, но Блюхер отвечает категорическим отказом, 'чтобы не нанести ущерба корейскому населению'. Всё это документально зафиксировано. Интересно, какое 'корейское население' может быть на погранзаставе и высоте, на которой ведётся бой?
Опять выдержка из протокола заседания Главвоенсовета:
'Только после приказания т. Блюхеру выехать на место событий т. Блюхер берется за оперативное руководство. Но при этом более чем странном руководстве он не ставит войскам ясных задач на уничтожение противника, мешает боевой работе подчиненных ему командиров, в частности командование 1-й армии фактически отстраняется от руководства своими войсками без всяких к тому оснований; дезорганизует работу фронтового управления и тормозит разгром находящихся на нашей территории японских войск. ... т. Блюхер, выехав к месту событий, всячески уклоняется от установления непрерывной связи с Москвой, несмотря на бесконечные вызовы его по прямому проводу народным комиссаром обороны. Целых трое суток при наличии нормально работающей телеграфной связи нельзя было добиться разговора с т. Блюхером. Вся эта оперативная 'деятельность' маршала Блюхера была завершена отдачей им ... приказа о призыве ... 12 возрастов. Этот незаконный акт явился тем непонятней, что Главный военный совет в мае с.г., с участием т. Блюхера и по его же предложению, решил призвать в военное время на Дальнем Востоке всего лишь 6 возрастов. Этот приказ т. Блюхера провоцировал японцев на объявление ими своей мобилизации и мог втянуть нас в большую войну с Японией. Приказ был немедля отменен наркомом.'
Выбить японские войска с нашей территории было поручено 39-му стрелковому корпусу. Командиром его по приказу из Москвы был назначен комкор Г. М. Штерн, бывший до этого у Блюхера начальником штаба. 2–3 августа была предпринята попытка взять обратно захваченные высоты, которая закончилась неудачей. Наконец, 6 августа, подтянув дополнительные силы, советские войска перешли в решительное наступление и к 9 августа очистили нашу территорию от японцев. На следующий день японское правительство предложило начать переговоры и 11 августа боевые действия между советскими и японскими войсками были прекращены.
https://img-fotki.yandex.ru/get/50260/137106206.737/0_1eb5f1_4ff9da71_orig
Потери неподготовленной армии Блюхера
Анализируя ход военных действий, следует отметить, что советские войска выступили к границе по боевой тревоге совершенно неподготовленными. Ряд артиллерийских батарей оказались в зоне боевых действий без снарядов, запасные стволы к пулеметам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались непристрелянными, а многие бойцы и даже одно из стрелковых подразделений 32-й дивизии прибыли на фронт вовсе без винтовок. Командирам и штабам не хватало карт района конфликта. Все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение действовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, применяться к местности, изобилующего горами и сопками. Танковые части были использованы также неумело, вследствие чего понесли большой урон в материальной части.
В результате советская сторона потеряла убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести 960 человек, ранеными и заболевшими - 3279 человек. Японские потери составили 650 человек убитыми и около 2500 ранеными. Если учесть, что советские войска использовали авиацию и танки, а японцы нет, соотношение потерь должно было быть совсем другим.
А ведь боевые действия шли при полном нашем господстве в воздухе. В частности, вечером 6 августа по японским позициям отбомбились 60 тяжёлых четырёхмоторных бомбардировщиков ТБ-3. По свидетельствам очевидцев, эффект применения туполевских машин был потрясающий.
Как часто бывало в нашей истории, за разгильдяйство высшего военного начальства и плохую подготовку солдат расплачивались своим героизмом командиры подразделений. Об этом, в частности, свидетельствуют большие потери комсостава - 152 убитых командиров и 178 младших командиров.
Тем не менее, советская пропаганда представила результаты столкновения на Хасане как громкую победу Красной Армии. Страна чествовала своих героев. И действительно, формально поле боя осталось за нами, однако следует иметь в виду, что японцы не особенно старались удержать высоты за собой.
https://img-fotki.yandex.ru/get/117896/137106206.737/0_1eb5f3_463bf60e_XL.jpg
Арест и расстрел Блюхера
Что же касается главного «героя», то его также ожидала заслуженная награда. После завершения боевых действий Блюхер был вызван в Москву, где 31 августа 1938 года под председательством Ворошилова состоялось заседание Главного военного совета РККА в составе членов военного совета Сталина, Щаденко, Буденного, Шапошникова, Кулика, Локтионова, Блюхера и Павлова, с участием Председателя СНК СССР Молотова и зам. наркома внутренних дел Фриновского, рассмотревшее вопрос о событиях в районе озера Хасан и действиях командующего Дальневосточным фронтом. В результате Блюхер был снят с должности, арестован и 9 ноября 1938 года расстрелян (по другой версии, он умер во время следствия).
Учитывая печальный опыт блюхеровского руководства, было принято решение не сосредотачивать командование советскими войсками на Дальнем Востоке в одних руках. На месте Дальневосточного фронта были созданы две отдельные армии, непосредственно подчинённые наркому обороны, а также Забайкальский военный округ.
Возникает вопрос, были ли действия Блюхера обыкновенным разгильдяйством, или же они являлись сознательным саботажем и вредительством? Поскольку материалы следственного дела до сих пор засекречены, однозначно ответить на подобный вопрос мы не можем. Однако считать версию о предательстве Блюхера заведомо ложной тоже нельзя. Так, ещё 14 декабря 1937 года советский разведчик Рихард Зорге сообщал из Японии:
«Ведутся, например, серьёзные разговоры о том, что есть основания рассчитывать на сепаратистские настроения маршала Блюхера, а потому в результате первого решительного удара можно будет достигнуть с ним мира на благоприятных для Японии условиях». О наличии оппозиционно настроенной группы в командовании Дальневосточного фронта рассказывал японцам и перебежчик Люшков.
Что же касается якобы невозможности измены столь заслуженного революционного командира, то история знает немало подобных примеров. Так, перебегали на сторону противника генералы Французской республики Дюмурье и Моро. Подобным же образом в 1814 году предали Наполеона его маршалы. А уж о заговоре немецких генералов против Гитлера и говорить не приходится, хотя многие из них имели перед Третьим Рейхом заслуги никак не меньшие, чем Блюхер перед СССР.
С точки зрения японского командования, разведка боем прошла довольно успешно. Выяснилось, что русские по-прежнему воюют плохо, даже в условиях численного и технического превосходства. Однако ввиду незначительности масштабов столкновения в Токио решили провести новую пробу сил, которая и состоялась в следующем году на реке Халхин-Гол.
http://ic.pics.livejournal.com/masterok/50816465/951036/951036_original.jpg
Военный суд в Москве, рассмотрев дело маршала Блюхера, пришёл к выводу, что имело место предательство и приговорил подсудимого к расстрелу. Интенсивное расследование показало огромное количество японской агентуры среди 'людей Блюхера'. Это было не удивительно, в армии тогда практически открыто говорили о предательстве высшего командного состава, также как и в России в 90-е. Вопреки распространённому мнению Сталин в его судьбе никакого участия не принимал и давления на суд не оказывал. Приговор вынесли боевые товарищи маршала Блюхера, перед глазами которых ещё стояла картина склонов высоты Заозёрной, усеянная трупами наших солдат.
Последствия 'невнятной войны' у озера Хасан были намного тяжелее, чем кажется -над советской армией в мире открыто смеялись. Донесения японской разведки о более чем слабой координации советских войск были переданы союзнику Японии - Германии и сыграли очень важную роль в принятии решения о войне против СССР. Теперь никто в мире не сомневался, что СССР- лёгкая добыча.
Хрущев реабилитировал Блюхера (то есть упомянутые выше его деяния не признаны преступными, это показательный факт), но даже он не решился признать невиновными группу Зиновьева и Каменева. Слишком очевидны были доказательства вины, слишком очевидна и преступна цель - захват собственности, 'сдача страны', 'реставрация капитализма'. Но эта тема стала старательно обходиться при описании истории, материалы процесса были изъяты из магазинов и библиотек, более не преподавались в школе и институтах. Стало непонятно - так преступники они или нет?



Источники
http://hiswar.net/pages-of-history/70-z … -blyukhera
http://stalinism.ru/repressii/za-chto-r … uhera.html

0


Вы здесь » Севастопольский вальс » Военная история » Наша история которую забывать нельзя...