11 ноября 2010 года, недалеко от подъзда собственного дома, на Заневском проспекте (г.Санкт-Петербург), неустановленными лицами кавказской национальности был избит гражданин Пыхалов Игорь Васильевич, 30.10.1965 г.р., уроженец г. Ленинграда.

Казалось бы, что особенного в этом сообщении, больше похожем на цитату из сводки происшествий по городу, нежели на начало статьи? Особенного ничего нет. К сожалению. Всё достаточно обыденно. Русского писателя-публициста Игоря Пыхалова избили за его книги. Избили за то, что прокуратура РФ не выдала его на территорию Ингушетии. Избили за то, что он в числе немногих честных русских историков писал правду. Ту правду, которая очень сильно режет глаза. Правду, которая идёт в разрез с тем, что пропагандируется на уровне государства и власти.

Правду о войне и о предательстве

Готовы ли мы принять правду о той войне и правду о предательстве, ровно такой, какая она есть? Или же мы так и будем жить дальше в розовых очках, хлебая полной ложкой ложь «толерастов» о «великом убийце Сталин» и о «невиновных народах»? Будем ли мы защищать историческую правду о той войне или отдадим всё на откуп тем, кто сейчас пытается обелить своё предательство, прикрываясь идеями о борьбе с экстремизмом?

Мы попытаемся ответить на все эти вопросы вместе с самим Игорем Пыхаловым.

Пыхалов Игорь Васильевич, Родился 30 октября 1965 года в Ленинграде. В 1987 году закончил Ленинградский институт авиационного приборостроения. Книги Игоря Васильевича посвящены работе МГБ и НКВД СССР, репрессиям 1930–1940-х годов, Голодомору, депортациям народов и другим спорным историческим событиям, происходившим в нашей стране. Опубликованное в 2007 году интервью с Игорем Пыхаловым, данное саранскому информационному агентству INFO-RM и перепечатанное затем на одном из ингушских сайтов (причём без его ведома) стало предметом судебного разбирательства и решением ингушского суда было признано экстремистским и внесено Федеральный список экстремистских материалов.

Игорь, ваши книги раз за разом становятся всё более резонансными и спорными, причем не только в военно-историческом сообществе, но и среди обычного читателя. Кроме того, совершенно очевидно, что ваши работы вызывают шквал ненависти, особенно в той части населения, которая собственно и описывается, например в «Депортации». Как вы считаете, нападение на вас, это ответ «обиженных»? Ведь уже ни для кого не секрет, что некоторые общественные и политические деятели Кавказа, занимаются, фактически, вашей травлей.

Обстоятельства нападения заставляют предположить, что оно связано с моей профессиональной деятельностью, в частности, с публикациями, касающимися нелицеприятных моментов истории некоторых народов нашей страны.
Однако должен сказать, что тема моих исследований отнюдь не исчерпывается репрессированными народами. В своих работах я разбираю широкий спектр антисталинских, антироссийских мифов. Подобные публикации вызывают шквал ненависти со стороны наших доморощенных либералов. Вполне возможно, что в данном случае кавказцы были всего лишь «пешками в чужой игре», использованы в чужих интересах. Как, фактически, произошло и в известном деле Вдовина-Барсенкова.

В своих книгах вы раскрываете правду о неизвестных и малоизученных фактах нашей истории, как часто вам приходится сталкиваться с таким мощным противодействием людей, которые не заинтересованы в раскрытии позорных фактов касающихся их истории?

В данном случае противодействие — я имею в виду и неоднократные доносы в прокуратуру, и заявления некоторых чеченских официальных лиц, и проплаченные публикации в прессе — связано, вероятнее всего, с особенностями национального характера, национального темперамента. Хотя надо отметить, что среди чеченцев и ингушей, особенно старшего поколения, многие вполне сознают, что действия Сталина в отношении их народов были оправданными и справедливыми.
Но обычно наши идеологические противники действуют умнее. Они прекрасно понимают, что попытки «заткнуть рот» оппоненту, запретить распространение неугодной информации — не слишком действенный способ, поскольку при этом возникает эффект «запретного плода». Гораздо эффективнее её просто замалчивать. Сегодня серьёзные книги издаются мизерными тиражами, в то время как к услугам либеральной антироссийской пропаганды — вся мощь современных СМИ.

О мертвых, либо хорошо, либо ничего... Это довольно старый и известный всем принцип. Но в процессе вашей работы приходится сталкиваться с фактами, затрагивающими интересы не только целых народов, но и отдельных личностей. Как эти самые личности относятся к вашим публикациям? Неужели, среди них нет тех, кто был бы заинтересован в установлении правды?

Правда зачастую бывает очень горькой и неудобной. Например, кому приятно узнать, что его дед был не «невинной жертвой незаконных репрессий», а пострадал заслуженно? Очень немногие люди готовы принять такую правду.

Я очень надеюсь, что данный инцидент никак не повлияет на ваши будущие работы, но всё же хотелось спросить: Верите ли вы в справедливость и объективность разбирательства по факту нападения на вас?

Надеюсь, что сотрудники правоохранительных органов приложат все усилия, чтобы найти преступников. Однако боюсь, что даже в лучшем случае удастся выявить лишь непосредственных исполнителей. И конечно же, доказать в суде, что это было не простое хулиганство, вряд ли получится.

Почему в нашей стране так боятся говорить правду о национальности? При этом неважно, о чём именно идёт речь. О войне или о нападении в метро. Некоторые, кавказские национальности, запрещены к упоминанию в связи с какими либо криминальными событиями. При этом, говорить о русских преступниках, о русском криминалитете, о «преступлениях русских» не только можно, но и если судить по прессе и собственным ощущениям — вполне допустимо и желательно. Не ведёт ли это нас к созданию фальшивого менталитета русского народа? Этакого пугала-преступника, виновного во всех смертных грехах, и «бедных и несчастных, угнетённых народах пострадавших от имперских амбиций Москвы».

Сегодня в нашей стране либеральная идеология, по сути, стала официальной. А её неотъемлемой частью, начиная ещё с XIX века, является образ России как «тюрьмы народов», назойливое культивирование комплекса вины русских перед «порабощёнными» народами.
Как известно, если лечить не причины болезни, а её симптомы, ничего хорошего не выйдет. А тут даже симптомы не лечат, а пытаются их скрыть. Этим доморощенные поборники толерантности и политкорректности оказывают медвежью услугу не только российскому обществу в целом, но и тем самым кавказским и другим народам, о защите прав которых они якобы пекутся.

Не так давно, Сванидзе запретил некоторые книги по истории, некоторые из них были даже переписаны. Как власть относится к вашим работам? Переписывать предлагали? Или сразу в список экстремистов зачислили?
Поскольку на государственной службе я не состою, государственного финансирования или каких-нибудь грантов не получаю, рычагов воздействия на меня не так уж и много. Опять же, свободу слова у нас пока что не отменяли, по крайней мере, официально.

Как состояние боевого духа? Когда собираетесь продолжить работу?
Ну, можно сказать, что работы я и не прекращал. Думаю, что в скором времени выйдут новые мои публикации.

Крайний вопрос. Его задал пользователь Интернет-Портала «Тупичок Гоблина» Jochua. Вопрос интересный и надеюсь, вы не оставите его без внимания.
Вот есть историк, писатель и публицист Игорь Пыхалов, есть Кургинян, есть Исаев. Есть еще много умных и образованных людей, которые по тем или иным публичным каналам пытаются отстаивать более менее адекватную взвешенную точку зрения на прошлое нашей страны. Например, Кургинян в одной из передач заикнулся, что сейчас пишется и фактически уже готова новая история, в противовес нынешней «либеральной». Вопрос в следующем: Как писатель и историк Пыхалов относится к необходимости координировать деятельность всех этих людей для достижения какого-то более качественного результата (читай, написания той самой новой истории), нежели эпизодические публикации и выступления? Хотя бы на уровне общественного объединения в противовес импотентной «комиссии по фальсификации»? Это реально или глупость?

Насколько реально такое объединение, не знаю, но лично я только «за». Необходимость координации усилий по очистке истории нашей страны от вылитых на неё потоков помоев давно назрела.

От автора:
Это нападение однозначно показывает лишь то, что в нашей стране, с её непредсказуемой историей, ещё есть люди, готовые бороться. Бороться не ради тиражей СМИ и дешёвой популярности, заработанной на «громких темах», а ради правды. Настоящей, исторической правды, вне зависимости от того, понравится она кому-то или нет. Я очень сомневаюсь, что завтра, открыв утренние газеты, президент России Д. А. Медведев, отдаст распоряжение «Разобраться и взять на контроль». Ведь нападение кавказцев на Гражданина Пыхалова это слишком ничтожный информационный повод по сравнению с избитым журналистом или очередным пойманным коррупционером. Нападения на Историю стали слишком привычными. Они стали нормой. И неважно, как и в какой форме это происходит. В виде нацистских маршей по улицам Риги или в виде нескончаемых судов над Советскими ветеранами в Прибалтике. Или же в виде нападения на историка, рискнувшего показать правду о событиях той войны. Будем ли мы защищать эту историю? Сможем ли?
ОТСЮДА
ДОПОЛНИТЕЛЬНО
сванидзе проблевался