Интеграторы, оккупанты, отгородники и бухгалтеры: диалоги
Эксклюзив Авантюры

Янус Полуэктович

Прислали мне ссылку на статью одесской журналистки Переваловой с «Однако». Она подняла очень важную с психологической точки зрения тему, которая вообще-то не просто назрела, а уже начинает перезревать, — тему взаимопонимания поколений, помнящих СССР и выросших уже после его распада.

Цитата:
Поколения разорванного времени и разорванной страны: сложности перевода

Статья довольно большая, поэтому привожу только относительно небольшой кусочек:

Цитата:
Такие разные картины мира: поколение «40+» и поколение «30–»
Впервые я поняла, какая мировоззренческая пропасть пролегла между поколениями, в 2008-м году, когда началась война в Южной Осетии и наш телеканал организовал в Одессе масштабный телемарафон по сбору гуманитарной помощи пострадавшим жителям этой маленькой страны.

Одесситы старшего поколения (за 40 минимум) шли и шли – кто с деньгами, кто с иконами, кто с вещами, кто просто поддержать словами. За пять часов марафона – более 30 тысяч человек.

Мы же, кто помладше, судорожно изучали карту, пытаясь понять, кто нам эти «братские народы» и почему война «где-то там», где никто из нас никогда не был, так затронула наших родителей и дедов. И я не говорю об уровне политической интерпретации конфликта или развернувшейся медиавойне – скорее, о генетическом чувстве «наших бьют».

Тогда я вдруг вспомнила, как маленькой девочкой принесла в школу новую шерстяную кофту, чтобы передать её детям из Армении, когда там случилось страшное землетрясение и был разрушен город Спитак. Тогда я не спрашивала себя, где находится Армения и почему ей нужно помочь – это было понятно на уровне коллективного бессознательного. А в ситуации с Южной Осетией – спросила.

В 2012-м гостем моей программы был Анатолий Бибилов, министр МЧС Южной Осетии.

И выяснилось, что с 2008-го года ничего не изменилось: стыдно признаться, но нам с коллегами (а среди них появились и те, кто родился после 1991-го года, то есть совсем не знающие Советского Союза) пришлось просить гостя стоять с карандашом у карты и показывать, где находятся Южная и Северная Осетии, где расположен Рокский тоннель и чем он так стратегически важен.

Сейчас в России развернулась дискуссия по вопросу Сталинграда. Мы обсуждали эту тему с коллегами. Да, у каждого из нас воевал дед – мой был лётчиком и освобождал страну до самого Берлина. Но в общей картине понимания важности Победы что-то, видимо, размылось и расфокусировалось до простого вопроса: «Какая сейчас разница, спустя столько лет, как будет называться город?»

Я представляю выражение лиц читателей постарше, но правда есть правда: то, что кажется вам очевидным и не требующим доказательств, нам уже нужно объяснять.

Полностью статья здесь: http://www.odnako.org/blogs/show_24163/
Рекомендую.

Полностью:
http://www.vmestepobedim.org/i/integratory-dialogi/