Петербург обсуждает возможное появление на улицах Северной столицы мусульманского патруля. Такое опасение люди высказывают после состоявшегося заседания правительства Петербурга. На нем вице-губернатор Игорь Дивинский сообщил, что в Центральном районе «подготовлены народные дружины из числа представителей диаспор». Понятно, что речь идет не о поляках или литовцах.

Впрочем, примет ползучей исламизации в российских городах немало — например, молельный уголок, появившийся недавно в Волгоградском государственном медицинском университете. Раньше такого здесь не было. С одной стороны, ничего дурного. С другой, — отложена личинка. И кто проследит, чтобы из нее не вырос еще один отряд под знаменем радикального ислама, ведь «Петербургский джамаат» — это уже реальность.

К пассажирам рейса «Душанбе — Пулково», как и десятков в неделю других из Средней Азии, — повышенное внимание. Досмотр растягивается часа на два. И вот она, Россия. Обратно к родным — не скоро.

Два раза в год город на Неве понимает, сколько же мусульман живет рядом — на Ураза-байрам и Курбан-байрам движение — и автомобильное и пешеходное — на Петроградской стороне останавливается.

Ислам в столице Российской империи присутствовал с момента основания. В XVIII веке грандиозная стройка без приезжих — крестьян из казанской губернии — тоже не обходилась. Спустя век с небольшим было восстание декабристов, которое Николай Первый воспринял как предательство со стороны лучших аристократических фамилий.

«Кому он доверился? Он создал конвой, и сюда прибыли первые горцы. Это чеченцы, ингуши, кабардинцы, черкесы. И это был Его Величества конвой по охране императора, членов императорской фамилии. существовал этот конвой до 1917 года», — рассказала краевед, историк Альмира Тагирджанова.

Сто лет назад эмир Бухарский лично просил Николая Второго позволить купить землю под строительство мечети. В ознаменование 300-летия дома Романовых император позволил.

Первая мечеть в столице империи должна была быть не только видна из окон Зимнего дворца. Непростым был этот участок земли — всего какая-то пара сотен метров до сердца Петербурга, места его основания — Петропавловской крепости. Она же, пожалуй, самое главное место — усыпальница Дома Романовых. Возведение мечети именно здесь рассматривалось не иначе как символ верноподданичества российских мусульман короне Российской империи.

В год 400-летия Дома Романовых азербайджанские мусульмане отметились грандиозной дракой. Одни украли у других невесту со свадьбы. В ход пошли бейсбольные биты, ножи, травматика. Сошлись больше двадцати человек. Разбиты машины, четверо — в больницах, трое арестованных, девятерых ждет депортация. Это новость — самая обсуждаемая на Апраксином дворе. Впрочем, сама Апрашка — притча во языцех, гигантский, почти восточный рынок в центре туристического Петербурга.

Вторая тема обсуждений — грандиозный рейд ОМОНа. Искали религиозных экстремистов. На Апрашке вроде таковых не нашли, но несколько задержанных из страны выдворили. Местные не могут простить того, что бойцы ворвались в молельную комнату во время пятничного намаза, священного для всех мусульман.

Ликвидировать рынок правительство Петербурга хочет давно, но Апраксин двор — памятник архитектуры, которая разваливается на глазах, и инвесторы сюда в очередь не встают. Власти обязали национальные диаспоры создать народные дружины для поддержания правопорядка — насколько это возможно.

«Одного узбека, одного таджика, одного азербайджанца поставить по одному — и будет нормальная дружина, будет порядок», — считает почетный консул Таджикистана в Санкт-Петербурге Назар Мизода.

Что говорить — даже толерантный с рождения Петербург в особой любви к трудовым мигрантам не замечен. Впрочем, не в религии дело, говорит настоятель Соборной мечети Равиль Панчеев. Все конфликты — исключительно в бытовой сфере.

«Россия — не резиновая, поэтому мы должны выбирать квалифицированных работников, а не они — страну. На сегодняшний день получается, что они выбирают страну и очень много нелегальных мигрантов. Проблема в этом», — подчеркнул Панчеев.

Почти через сто лет после открытия Соборной мечети в Петербурге выстроили второй исламский храм — в крупнейшем спальном Приморском районе. После намаза мусульмане идут в «Мекку» — не в Саудовскую Аравию, а в магазин с одноименным названием. Компас, указывающий направление к могиле пророка Мухаммеда, духи для мужчин и женщин без содержания спирта, сурьма для лечения глаз и исламского макияжа, хиджабы и другая одежда правоверных…

В этом году — сорок лет, как Абдулла Даудов приехал в Ленинград учить историю в Госуниверситете. Семья хлебнула горя: в 1944-м — депортация из Грозного в Киргизию, возвращение домой. Долгое время профессор на общественных началах был президентом чеченской диаспоры в Петербурге. Меньше года назад его избрали деканом исторического факультета СПбГУ.

«Какие-то проблемы всегда есть. Не так думаешь, в компании не столько пьешь, еще какие-то вещи. А в целом тот, кто независимо от религии служит интересам государства, кто имеет толерантность и уважение к окружающим, тот имеет такие же возможности, как и все другие», — уверен Даудов.
372525
Читать на сайте Вести.Ру
http://news.rambler.ru/17799975/