На кого работает Союз украинцев Польши?
Владислав ГУЛЕВИЧ  |  28.09.2012
http://odnarodyna.com.ua/node/10348

Исторически так сложилось, что часть населения современной Польши являются украинцами. Официально к украинцам причисляют себя 27 000 польских граждан, но активисты украинского движения утверждают, что на самом деле их более 300 000. Звучали заявления, что численность польских украинцев может достигать полумиллиона, но из-за ассимиляционных процессов многие из них считают себя уже поляками.

Именно сохранение национального самосознания польских граждан украинского происхождения и украинской культуры заявлено как первоочередная цель существования так называемого Союза украинцев Польши. Поскольку украинское население рассеяно по всей территории Польши, а единственным местом его компактного проживания являются приграничные с Украиной области, Союз украинцев Польши задался амбициозной целью: превратить Подкарпатье в своеобразный «заповедник украинскости», а город Перемышль – в культурно-интеллектуальный центр украинскости в Польше.

Для этого при финансовой поддержке украинской диаспоры Канады в Перемышль переселились около 200 украинских семей, проживавших до этого в других регионах Польши, не граничащих с Украиной. Идеология была одним из главных критериев для переезда: все приглашённые к поселению в Перемышле и его округе придерживались праворадикальных взглядов, открыто сочувствовали ОУН – УПА и чтили Бандеру и Шухевича.

Пусть это не удивляет читателя. Несмотря на то, что в польской истории была и Волынская резня, и кровавые стычки Армии Крайовой с отрядами ОУН – УПА, и польско-украинская война 1918 – 1919 годов за Львов, идейные наследники бандеровцев чувствуют себя в Польше вполне комфортно. Ежегодно объём денежной помощи от польского государства Союзу украинцев Польши достигает 2 миллионов злотых (приблизительно 500 000 евро). По некоторой информации, параллельно с этим денежные средства поступают из Канады и кое-что перепадает от львовских властей.

Перемышльские украинцы свободно отмечают свои праздники, устраивают торжества, посвящённые то Степану Бандере, то какой-нибудь дате в истории ОУН – УПА, проходят маршем со своими знамёнами по улицам города в сопровождении полицейских автомобилей, обеспечивающих безопасность движения манифестантов по проезжей части, и т.д.

В Варшаве издаётся украинская газета националистического толка «Наше слово», некоторые наиболее активные деятели украинского националистического движения даже заседают в органах местного самоуправления, а украинская молодёжь проводит патриотические линейки у могил вояк ОУН – УПА, захороненных в Польше.

Возмущения местной польской общественности никто не слушает. Даже наоборот: некоторым польским патриотам, слишком открыто критиковавшим порочную практику потакания необандеровцам, тут же приклеили ярлык украинофобов.

Очевидно, что геополитические выгоды существования националистического «зоопарка» между Польшей и Россией перевешивают для Варшавы груз негативной истории польско-бандеровских отношений. Поддержку Союзу украинцев Польши оказывало правительство Леха Качинского, оказывает её и правительство Бронислава Коморовского. Вся разница лишь в том, что первый делал это открыто, сопровождая русофобскими заявлениями, а второй делает это без излишней шумихи. Варшава всегда считала стратегической необходимостью создание «буфера» между своими границами и Россией, и польские украинцы с их ультраправыми убеждениями подходят на эту роль как нельзя лучше, несмотря на свою малочисленность (официально украинцев в самом Перемышле всего 139 чел. (неофициально – 1 500), а на всём Подкарпатье – 3 400).

Союзу украинцев Польши не откажешь в стратегической смекалке. Улучшение условий проживания наиболее активных деятелей украинского движения, ремонт зданий, находящихся в собственности украинской диаспоры, школьное образование украинской молодёжи – внимание уделяется буквально всему. Сегодня на Подкарпатье действует 1 украинская школа, а всего в Польше 5 украинских школ, и они не остаются без внимания национал-радикалов.

В связи с этим напрашивается ряд комментариев.

Видя, как далеко зашло в своих политико-культурных запросах современное украинство, следует признать историческую наивность «отцов украинского возрождения», в т.ч. Николая Костомарова. Разглагольствуя о том, что украинцы – это такой же русский народ, что и великороссы, и что тот, кто видит в украинском народном движении предтечу украинского сепаратизма, просто слепец, он сам так и не смог узреть те проблемы, которые возникли из-за некритичного выпячивания окраинных особенностей малороссийского населения. Недальновидным оказался сам Н. Костомаров, поскольку украинское движение из фольклорного превратилось в политическое, благодаря тем незримым нитям, которыми оно оказалось тесно связано с политическим украинством за пределами Украины.

Смущает и явное смешение терминов. Лет полтораста тому назад малороссов начали понемногу перекрещивать в украинцев, и с приходом советской власти разделение русского народа на собственно русских и украинцев окончательно закрепилось. После развала СССР этноним «украинцы» распространили сразу на всех граждан Украины, и теперь украинцами обязаны считаться и тернопольский националист, и севастопольский русофил. Но что общего между членом Союза украинцев Польши и среднестатистическим киевлянином или луганчанином, не обременённым дикой русофобией?

И если эталоном украинства у нас избран именно западно-украинский его вариант, тот самый, который наиболее ярко выражен в деятельности Союза украинцев Польши, имеет ли смысл говорить о единой украинской нации от Карпат до Донбасса?

Не мешало бы вспомнить и доукраинскую, так скажем, историю Перемышля. Польским Перемышль стал окончательно в 1945 году, когда был возвращён СССР в состав Польши. В этом городе жили и работали сразу несколько представителей карпато-русского движения, столь популярного в XIX – ХХ веках на территории Западной Украины. Исидор Шараневич, Николай Антоневич, Тит Мышковский, Клавдия Алексевич, Кирилл Черлюнчакевич – эти люди, многие из которых были узниками австрийских застенков, до последнего дыхания держались за свою русскую историю и русское самосознание. Двое из них, Кирилл Черлюнчакевич и Николай Антоневич, похоронены в Перемышле.

Наконец, самый известный западно-украинский русофил, Ярослав Галан, убитый украинскими националистами в 1949 году, родился в городке Дынув, в 45 километрах от Перемышля. Но почему-то история Перемышля, который некогда был столицей Червонной Руси, оказалась приватизирована Союзом украинцев Польши для собственных политических нужд. В этой истории нет места ни карпато-русской истории города, ни каким бы то ни было позитивным моментам польско-российских отношений.

Говоря о Подкарпатье, следует учесть, что политико-исторический вопрос наслаивается здесь на вопрос религиозный. Как известно, украинская националистическая публика почти сплошь униаты. Униатское духовенство ранее вдохновляло на «подвиги» карателей ОУН – УПА, а сегодня является выразителем наиболее русофобских тенденций в украинском обществе. Ещё каких-нибудь 100 лет назад среди униатов было множество сторонников единения с Россией, а некоторые самые стойкие деятели карпато-русского движения до конца своих дней оставались в униатстве, не переставая быть патриотами Руси (Иоанн Снегурский, Иосиф Левицкий, Тит Мышковский). В те годы галицкие русофилы смотрели на унию как на путь из «католиков в православные», а не наоборот. По сей день в Польше можно встретить действующие и бывшие греко-католические храмы с русскими надписями на старых колоколах. Некоторые из этих храмов переданы в собственность католикам, но надписи ещё сохранились.

Речь сегодняшних подкарпатских украинцев испещрена полонизмами (что неизбежно), и даже грамматические конструкции их говора несут на себе явный отпечаток польского языка. Карпато-русское население края тоже общалось на смеси собственного говора и польских слов, а допустимой формой литературной русской речи считалось «язычие» – смесь местных диалектов и церковно-литературного русского языка. Но все же говорили карпато-русы и подкарпатские украинцы на разных языках: одни – о триедином русском народе, другие – об украинцах, их отдельности от русских и русофобии, как неотъемлемом качестве настоящего в их понимании украинского патриота.

В Перемышле поляки-католики и небольшая местная православная община (чуть более 200 человек) сумели найти общий язык. Приглашают друг друга на церковные праздники, ведут конструктивный диалог. И только греко-католики, т.е. местные украинские националисты, держатся особняком, даже с вызовом в отношении как к православным, так и к католикам. В Перемышле имеет место православно-католическое примирение, но не предвидится примирения униатов с православными и католиками. К слову, архиепископ Юзеф Михалик - митрополит Перемышльский, и в этом городе расположена его резиденция. Это он встречался недавно с Патриархом всея Руси Кириллом. Результатом этой встречи стало обращение к польскому и русскому народам жить в мире и согласии.

Куда заведут Варшаву заигрывания с поборниками украинского национализма? Ведь некоторые из них не скрывают своих сепаратистских настроений, а также о намерении добиваться украинской автономии от польских властей. Видимо, для того, чтобы объединить в перспективе эти два куска западно-украинских земель, щедро сдобренных униатством и необандеровской идеей, в единое образование.

Не будет ли это очередным Косово, только уже в Восточной Европе?