НЬЮ-ЙОРК. Гражданская жена нового президента Франции Франсуа Олланда ‑ обаятельная политическая журналистка Валери Триервейлер, но это, кажется, никого не волнует. Гражданская жена президента Германии Йоахима Гаука ‑ журналистка Даниэла Шадт, но никому нет до этого дела. Гражданская жена губернатора Нью-Йорка Эндрю Куомо ‑ гуру домашнего очага Сандра Ли, но это никого не беспокоит. Этот список можно легко продолжить.
Означает ли это, что обожающая жена политического деятеля – настолько являвшаяся неотъемлемой частью политического ландшафта, что у нее были свои собственные отличительные символы, от вязаного костюма до мечтательного взгляда «снизу вверх» на своего мужа ‑ уходит в прошлое?

CommentsНадо признать, что, по крайней мере, в Америке, еще можно заработать политический капитал на роли жены политического деятеля. Президент Барак Обама, возможно, в первый раз столкнулся с падением числа голосов за свою кандидатуру и первым реальным оттоком женщин-избирателей, когда его соратница по партии Хилари Розен заявила, что Энн Ромни, жена Митта Ромни, кандидата на пост президента от Республиканской партии, «не работала ни одного дня в своей жизни». Однако реакция на комментарий Розен подчеркнула относительное отсутствие обычно преувеличенно пристального рассмотрения прически и одежды жены политического деятеля, ее профессии и кулинарного рецепта.

CommentsВсего лишь 20 лет назад, во время первой президентской кампании Билла Клинтона, карьера его жены Хилари, т.е. факт, что у нее была своя собственная карьера, разожгла бурные и оскорбительные дебаты. Проводился даже ее абсурдный «конкурс на лучший пирог» против первой леди Барбары Буш, во время которого она придумала свой собственный кулинарный рецепт, чтобы ублажить медленно умирающую культурную потребность в привязанности к семейному очагу, предусмотренную ролью.

CommentsСегодня кажется, что те дни были в другую эпоху. В США в ходе нынешней избирательной кампании, также как и в Европе, отсутствуют заголовки, которые в прошлом могли бы вызвать вопросы о гражданской жене, работающей женщине и женщине, имеющей свою собственную жизнь.

CommentsТак что же является причиной внезапного исчезновения обожающей  жены политического деятеля?

CommentsЭта роль достигла своего апофеоза, когда ее играла та, кто, возможно, неслучайно училась на актрису. Нэнси Рейган привела в единую систему затуманенный взгляд на сурового мужчину, на демиурга демиургов, на сосредоточие власти, восседающее на троне, хотя и заявляла в интервью, что самым серьезным, чем она интересуется, являются образцы нового фарфора в Белом доме. «Я не говорю о политических вопросах, ‑ как известно, говорила она. ‑ Это не мой департамент».

CommentsНеудивительно, что сегодня эта роль исчезла. Начать с того, что недавние события сделали ее совсем непривлекательной для любой женщины, у которой есть какая-либо альтернатива помимо этой роли. В недавние годы роль традиционной супруги заключалась, наиболее очевидно, в том, чтобы безучастно (или нет) наблюдать, как мучительно смущающие слабости или измена ее мужа придаются общественной огласке в средствах массовой информации с оскорбительными подробностями.

CommentsКакой женщине хотелось бы рисковать, играя такую роль, а такой риск становится все более вероятным в условиях, когда слежка со стороны политических оппонентов становится все более изощренной и обширной? Мудрые женщины, возможно, не хотят выходить в наше время замуж за высокопоставленных политических деятелей из-за колоссальной потенциальной непривлекательности «обратной стороны». Ведение прочих домашних дел было бы более простой задачей, если бы не возложение на себя брачных уз с перспективой неблагодарного выставления напоказ в случае скандала.

CommentsДругой причиной для «необязательного замужества» и «необязательно круглосуточной» супруги политического деятеля является смена поколений: роль обожающей супруги, которую Нэнси Рейган довела до совершенства, является профессией, отнимающей много времени. Большинство мужчин, которые готовы взять бразды государственного управления в свои руки, будут с женщинами своего собственного поколения, которым необходимо много чего сделать для своей собственной эволюции. Мы, в самом деле, должны поблагодарить Клинтон (подавленную и погруженную в себя во время всех этих событий) и Шери Блэр за то, что они расчистили культурные наносы.

CommentsИзбиратели могут посчитать такую эволюцию в некотором смысле обнадеживающей: если каждый мужчина-политический деятель должен иметь мудрую, но, работающую неполный рабочий день «круглосуточную» супругу, то существует основание быть обеспокоенным непредвиденным влиянием не избираемого на выборах советника, постоянно «парящего» над заседаниями кабинета министров. Однако, если гражданская жена политического лидера – журналистка, работающая полный рабочий день или гуру по стилю жизни, то опасения о концентрации невидимой власти уменьшаются, предполагается, что такая женщина будет слишком занята своими делами, чтобы иметь возможность интенсивно вмешиваться в государственные дела.

CommentsИ, наконец, что умная современная женщина хочет получить, находясь в роли «на одну ступень ниже»? Эта роль требует от женщины чрезвычайных усилий и траты всего своего времени на то, чтобы муж хорошо выглядел, и унижает из-за необходимости симулирования отсутствия интереса к вопросам, которые, вне всяких сомнений, были частью того, что делало супругов привлекательными друг для друга в начале их романтических отношений.

CommentsЕсли жена политического лидера, в традиционном понимании, исчезает, то это ошибка самих избирателей: мы сделали так, чтобы эта должность была неблагодарной и инфантильной. Почему мы должны ожидать, что гражданские супруги наших политических лидеров будут осуществлять деятельность на широкой общественной сцене, в социальных ролях, которые мы больше не принимаем в своей собственной жизни? Обожающая жена политического деятеля всегда была похожа на карикатуру, а не на героиню. В настоящее время, к счастью, она наконец-то уходит «в отставку».
http://www.project-syndicate.org/commentary/exit-the-political-wife/russian